Новости    Библиотека    Породы кошек    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XV. Махамба увещевает Нгоньяму


Нгоньяма был в расцвете сил, и потребность иметь самку с каждым днем становилась сильнее. Вот почему, когда в его владения вступили лев и львица, он немедленно вступил в бой за обладание львицей. Никакого стратегического плана у него не было. Когда Нгоньяма почуял запах львицы, им овладело бешенство, и он разразился оглушительным ревом.

Лев, приближавшийся размеренным шагом, остановился, прислушался и с неменьшим пылом ответил на вызов. Тогда из мрака вышел ему навстречу враг; он хромал, голова его была опущена, глаза горели ненавистью. Львица высокомерно посмотрела на калеку, и грозно зарычала. Ее спутник взглянул на нее и смело двинулся навстречу сопернику. Начался поединок.

Страшный рев разбудил жителей окрестных деревушек. Собаки лаяли до хрипоты, воины схватили ассегаи, у ворот запылали костры, дети плакали и звали мать. Но все эти звуки заглушались гневным рычанием и ревом львов, которые наносили друг другу удары. Они катались по земле, впивались друг в друга когтями и клыками, и неизвестно, кто вышел бы победителем, если бы в дело не вмешалась львица. Зарычав, она напала на хромого льва с тыла. Выбор ее был сделан. Быть может, ей не нравилась перспектива иметь своим спутником калеку, и она не намерена была признать победителя, если побежденным окажется ее повелитель. Как бы то ни было, но ее вмешательство положило конец поединку. Нгоньяма был побежден; хромая, заковылял он прочь, но теперь в него поистине вселился дьявол, а ярость свою он, естественно, должен был направить против человека, являвшегося наиболее доступной для него добычей.

Нгоньяма, взбешенный и окровавленный, напал на отряд Сегунги, возвращавшийся в крааль, и лапой проломил черепа двум носильщикам. Пятьдесят воинов разбежались. К растерзанным носильщикам они подошли лишь после того, как лев, злобно рыча, удалился. Теперь было о чем порассказать в деревне.

На следующее утро Сегунга явился к вождю и застал у него Бауэну, а также следопыта Махамбу. Вождь сердито посмотрел на Сегунгу и, сдвинув брови, выслушал рассказ о гибели двух носильщиков. По-видимому, нужно было что-то предпринять. Хромой лев, в котором обитал дух великого предка, загрыз не только телку вождя, но и первого его знахаря, а теперь Сегунга, посланный со специальным поручением стереть Бауэну с лица земли, вернулся и принес весть о своем поражении. Быть может, он, вождь, совершил промах, когда задумал уничтожить Бауэну. Поразмыслив, он собственноручно поднес Бауэне чашу, наполненную кафирским пивом. Шепот пробежал по толпе. Все поняли, что ветер подул в другую сторону, и все были довольны. А Бауэна высоко поднял чашу и стал до небес превозносить великого вождя.

Сегунга впал в немилость. На него наложили штраф: дабы возместить гибель двух носильщиков, он должен был отдать двух лучших своих коров.

Между тем Махамба из Уа Бакка взвешивал и обдумывал все события, происходившие при дворе вождя. Его репутация человека, умеющего приготовлять волшебные зелья и отваживать львов, стала для него тяжким бременем. Вторично его оторвали от родного крааля и семьи и заставили вмешаться в дела высокой политики. Он размышлял о том, будет ли ему на руку возвышение Бауэны, или же придется подкупить знахаря и вступить в соглашение с Сегунгой. Не следовало также забывать о льве, который играл чуть ли не самую главную роль. По-видимому, этот лев отличался злобным нравом и никакого почтения к людям не питал.

Наконец советчики вождя удостоили обратить внимание на жалкого следопыта Махамбу. Холодно осмотрели они его с ног до головы. Воины с презрением относились к пастухам и земледельцам, а Махамба, морщинистый и тощий, имел вид, не внушающий уважения.

Окинув взглядом сидевшего на корточках следопыта, Бауэна подвел его к вождю; а для вождя Махамба являлся орудием, покорным слугой, который должен был беспрекословно ему подчиняться. Махамба получил приказ отыскать льва, служившего пристанищем для великого духа, а затем посредством волшебного снадобья умиротворить духа и спровадить хромого хищника.

Нечего сказать - приятное занятие для миролюбивого и смиренного следопыта! Махамба бледнел и дрожал, встречая повелительные взгляды воинов, поручавших ему дело, которое надлежало им самим выполнить. Впрочем, он хорошо знал силу суеверия. Если бы речь шла о том, чтобы убить первого попавшегося льва, воины с энтузиазмом взялись бы за это дело. Но выступить против таинственного духа они не смели. Суеверный страх побуждал их щадить не только льва, но и других животных. Они не тронули бы даже ядовитой змеи, если бы это опасное пресмыкающееся поселилось в одной из туземных хижин.

Махамба приготовил волшебное зелье. Это была вода, настоенная на рогах антилопы, а также на когтях и усах льва. Выпив эту настойку, он развел костер из сухих листьев и травы, бросил в огонь какие-то травы, а затем босыми ногами затоптал костер. Прислушиваясь к разговорам воинов, он запомнил, где именно происходили трагические события, и сейчас ему эти сведения пригодились. С громким воем побежал он к роковому баобабу и долго вертелся и приплясывал под развесистыми ветвями. Потом залился лаем и с пеной у рта обежал вокруг крааля для коз. Рыская в окрестностях деревни, он вел себя словно одержимый, но это была только комедия, которую он разыгрывал, чтобы произвести впечатление на зрителей.

Мысль его упорно работала. Кривляясь и приплясывая, он в то же время запоминал расположение местности, узнал, где находятся водоемы, в какую сторону тянутся извилистые тропинки. На поляне, где происходил поединок между двумя львами, он нашел клочья желтой шерсти и жесткие волосы из гривы. Заметил он и лужицы крови, над которыми кружились мухи.

Махамба подобрал пучки волос и клочья шерсти и заботливо спрятал в свой мешок, сделанный из обезьяньей кожи. Вскоре пришел он к тому месту, где лев напал на двух носильщиков Сегунги. Следы привели Махамбу к огромным гранитным глыбам, нагроможденным одна на другую. Здесь следопыт скрылся из виду. Можно было подумать, что земля его поглотила.

Час спустя маленькое черное пятно показалось на самой верхней глыбе. Это была голова Махамбы. Прищуренные хитрые глазки смотрели вниз на хмурого, покрытого царапинами льва. Нгоньяма лежал на выступе скалы и зализывал глубокие царапины.

Махамба вынул изо рта камешек, который держал за щекой, и бросил его в льва. Лев не пошевельнулся. Тогда Махамба несколько раз ударил ладонью по скале. Лев встал и долго озирался по сторонам. Услышав голос следопыта, он поднял голову и посмотрел наверх.

Махамба увидел черный клок волос между ушами и шлепнул себя рукой по губам. У а! Да ведь это был его собственный лев! Лев, которому он носил коз! Свесив ноги в пропасть, Махамба дружелюбно открыл беседу.

- О, сильный лев! Видно, плохо тебе жилось это время! Кто же это тебя так искалечил?

Нгоньяма сердито зарычал.

Достав из мешка табак, трубку и кремень, Махамба высек искру и затянулся дымом.

- А теперь выслушай меня, великий лев. С тобой говорит Махамба. Ты узнаешь меня? Помнишь Махамбу и зеленые просеки? Там ты был сытым, толстым и довольным. Возвращайся-ка туда и живи в мире.

Нгоньяма оскалил клыки и сел.

- Ха! Ты охромел, а человек для тебя легкая добыча? Смотри, как бы не попасть тебе в беду. Только что я бросил в тебя камешек, но я бы мог пустить отравленную стрелу, и теперь ты был бы мертв. Подумай об этом, великий лев. Махамба отыскал твое логовище. И это было совсем нетрудно, потому что Махамба - следопыт. А яд придется тебе не по вкусу! Яд жжет, как огонь. Стрела вонзится, когда ты спишь, и демоны смерти тебя растерзают. Ты хорошо сделаешь, если последуешь совету Махамбы и уйдешь отсюда!


Лев встал и, размахивая хвостом, спустился с выступа в долину.

Махамба пришел в восторг от такого послушания. Докуривая свою трубку, он с удовольствием посматривал на мирно пасущиеся стада. Он уже наметил двух телок, которых, по его расчетам, вождь должен был дать ему в награду.

Выждав часок после ухода льва, он начал спускаться со своей вышки. Но на полпути он остановился: что-то зашевелилось в траве, у подножия каменной глыбы. Сначала он подумал, что это змея, но, присмотревшись, разглядел толстый хвост льва, украшенный черной кисточкой. Значит, лев не ушел! Он караулил у подножия скалы. Еще несколько минут - и Махамба очутился бы у него в лапах!

- Ууу! - воскликнул потрясенный Махамба.

Быстро повернул он назад и снова вскарабкался на вышку. Здесь он находился в полной безопасности, но надвигалась ночь, и он почувствовал острый голод. Махамба по природе своей отнюдь не был аскетом. Он любил сытно поесть, любил погреться у костра, а ночь проводить под крышей, не страшась злых духов. Путь к краалю был для него отрезан. Он знал, что позови он на помощь, и вождь предложит своим воинам принести его, Махамбу, в жертву льву.

Усевшись на глыбу, он обратился к Нгоньяме с почтительной речью. Лев слушал и бил хвостом по земле. Тогда он стал ему угрожать, а затем осыпал ругательствами и самого и всех его предков. Никакого ответа не последовало; Махамба слышал только глухие удары хвостом по земле. Здесь застигла его ночь. Свесив голову и обхватив руками худые колени, Махамба съежился и дрожал от холода. Страшные пережил он минуты, когда чьи-то невидимые крылья коснулись его тела и кто-то протяжно застонал над самым его ухом. Это была просто-напросто сова, испугавшаяся не меньше, чем он, но бедный Махамба нисколько не сомневался в том, что его посетил злой дух.

Медленно тянулась ночь. Наконец взошло солнце, и окоченевший следопыт отогрелся и воспрянул духом. Какой-то странный шорох привлек его внимание. Он свесился со скалы и увидел льва, который лежал на выступе и зализывал свои царапины. Тогда Махамба осторожно спустился вниз и галопом помчался по долине, но у входа в деревню он замедлил шаги и степенно приблизился к краалю вождя.

Бауэна и советчики вождя ни слова не говорили Махамбе о приметах хромого льва. Утром был созван совет, и когда Махамба дал точное описание хищника, не забыв упомянуть о свежих царапинах на его теле и о старом шраме на левом бедре, все присутствующие заявили, что бедный следопыт Махамба свое дело знает.

После полудня вождь снова созвал совет, который вынес следующее решение: если хромой лев посетит этой ночью крааль, то Махамба выйдет за ворота и постарается его усовестить. По словам советников, потеря будет невелика, если лев растерзает оратора: ведь Махамба был чужим человеком в деревне.

Ночью хромой лев не замедлил явиться. Был он очень голоден и решил идти напролом, но всюду путь ему преграждали колючие изгороди. Он чуял дичь, но не мог до нее добраться, и это приводило его в бешенство. Все чаще раздавалось его рычание, когда он переходил от одного загона к другому.

Махамба послан был заклясть или умиротворить духа, обитавшего в хромом льве. Еще засветло наметил он одно дерево, которое росло на лугу, и заранее обмазал ствол клеем, чтобы преградить путь муравьям. Если придется ему сидеть на дереве, то по крайней мере муравьи его не потревожат, так рассуждал Махамба.

Когда тьма окутала его, он, крадучись, двинулся по направлению к этому дереву. В то же время он чутко прислушивался к голосу льва. Следует отметить, что чрезвычайно трудно узнать, в какой стороне рычит лев. Ходит он с опущенной головой, и звуковые волны ударяют о землю; вдобавок рыщет он не по прямой линии и все время мотает головой. Вот почему даже на расстоянии сотни шагов можно подумать, что рычание доносится со всех сторон.

Страшным усилием воли Махамба поборол желание бегом пуститься к дереву. В темноте он мог потерять направление и в таком случае не миновал бы встречи со львом; кроме того, шорох травы и топот ног коснулся бы ушей хищника. Махамба должен был подвигаться ползком, чтобы перехитрить своего противника. Зловещее рычание действовало ему на нервы, он боялся сбиться с пути и пройти мимо дерева.

Вдруг залаяла собака, где-то крикнула женщина, и в краале поднялся шум. Махамба остановился, сгорбился и, вытянув шею, стал прислушиваться. Широкие ноздри его раздувались, глаза впивались в темноту. Пот лил с него ручьями. Замер шум, и сзади раздался шорох - кто-то бежал по траве. Махамба стиснул зубы и не двинулся с места. Это была великая победа человека. Он стоял неподвижно, даже не повернул головы. Страх повелевал ему бежать - бежать от приближающегося льва, но, прислушавшись к легкому шороху, он догадался, что подкрадывается к нему не лев, а собака.

Однако Махамба не сомневался в том, что этот шорох коснется ушей льва. Затаив дыхание, он ждал. Лев больше не рычал; значит, он услышал шорох и крался навстречу врагу. Наконец замер и шорох. Послышалось тихое ворчание, и кто-то уткнулся холодным носом в босую ногу Махамбы. Следопыт едва удержался, чтобы не вскрикнуть. Собака отошла на несколько шагов и остановилась. Сначала Махамба видел только неясное темное пятно, потом разглядел навостренные уши.

Постояв с минуту, собака свернула направо и скрылась в темноте. Махамба знал, что сейчас решается его судьба. Собака увидела или почуяла льва. Если и лев ее увидел, то человека он не заметит, ибо будет следить глазами за собакой. Если же он только услышал шорох, то может подойти ближе и почуять запах человека.

Махамба стоял как вкопанный. В темноте его легко было принять за неодушевленный предмет, но острый запах пота, струившегося по телу, мог коснуться ноздрей хищника.

Зоркие глаза следопыта разглядели в темноте какое-то бесформенное пятно. Это был лев; бесшумно скользил он по траве вслед за собакой. Махамба не смел повернуть голову; скосив глаза, следил он за движущейся тенью. Вдруг лев остановился и оглянулся. Махамба хорошо знал свое ремесло лесного следопыта: он прищурил глаза, чтобы в темноте не видно было белков глаз.

Лев долго смотрел на темный предмет, но, должно быть, в конце концов принял его за столб или дерево. Спустя несколько минут в соседнем загоне для коз раздался легкий шум, и лев скользнул в ту сторону.

Вот тогда-то мужество изменило Махамбе, он стремглав побежал к дереву. Ему повезло: он взял правильный курс и через секунду стоял под деревом. Подпрыгнув, он уцепился за нижнюю ветку и влез на дерево. Свесив голову вниз, он увидел два зеленых огонька. Хромой лев опоздал на несколько секунд.

Махамба отдышался, успокоился и обратился к Нгоньяме с длинной речью. По приказу вождя, он должен был усовестить льва. Говорил он долго и красноречиво, а под утро лев, ковыляя, ушел в темноту. Но когда рассвело, Махамба увидел, что хромой лев лежит на лугу между деревом и краалем и, по-видимому, спит. Голова его покоилась на лапах, хвост протянулся по траве, неподвижный, словно палка, желтые бока мерно поднимались и опускались, глаза были закрыты.

Махамба легко спрыгнул на землю, спрятался за стволом дерева и украдкой посмотрел на своего противника. О, ужас! Лев находился на расстоянии нескольких шагов! Махамба снова вскарабкался на дерево, вытер пот, стекавший ему в глаза, и терпеливо стал ждать. Когда обитатели проснулись, он громко закричал:

- Сюда, сюда! Это я, Махамба!

Поднялась суматоха. Мужчины вышли за ворота, женщины смотрели с холма вниз, на поляну, где росло дерево, приютившее в своих ветвях Махамбу.

Услышав пронзительный смех женщин, Нгоньяма отвернулся от Махамбы и мрачно стал смотреть на хижины. А Махамба понять не мог, над чем смеются женщины, ему было не до смеха.

- Замолчите, трещотки! - крикнул он. - Я должен передать приказ великого духа!

Из хижины, которая была вдвое больше всех остальных, выполз на четвереньках вождь. С трудом поднявшись на ноги, он заковылял к воротам.

Лев сразу обратил на него внимание. Никогда еще не видел он такого толстого человека, и это зрелище его заинтересовало.

- Смотрите! - крикнул Махамба. - Хромой лев узнал великого черного вождя. Великий приветствует великого!

При виде этой горы мяса Нгоньяма почувствовал острый голод и заревел.

Вождь был польщен, зрители благоговейно молчали, а Махамба самодовольно ухмыльнулся.

- Вождь, - сказал он, - я говорил с духом великого предка, и он согласился выслушать слугу своего Махамбу. Вот что узнал я от него: настанет день, когда он покинет нашу деревню, но сейчас ему угодно получить козу... Он останется доволен даже старой козой...

Нгоньяма, раздраженный болтовней Махамбы, поднял голову и злобно зарычал.

- Нет, нет! - заорал Махамба. - Тощей козы не хочет. Дайте ему козу молодую, жирную и поскорей. Таков приказ, о вождь! Прикажи перерезать горло жирной козе. Дух великого предка не хочет ждать.

Согласится ли вождь исполнить этот приказ?

Махамба тревожно ждал ответа. Когда несколько человек зашло в загон для коз, он облегченно вздохнул. Вскоре приоткрылись ворота, и на поляну вышел воин, тащивший на плечах зарезанную козу. Он сделал несколько шагов, а хромой лев двинулся ему навстречу. Человек бросил козу и поспешил удрать, сопровождаемый звонким смехом женщин.

Нгоньяма подошел к козе и долго ее обнюхивал. Потом посмотрел на толстого вождя. Убедившись, что до лакомого кусочка ему не добраться, он поднял козу и заковылял прочь.

Когда лев скрылся за грядой камней, Махамба слез с дерева и медленно побрел по направлению к деревне, на ходу придумывая объяснение, какое следовало дать вождю.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2016
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mur-r.ru/ "Mur-r.ru: Библиотека о кошачьих"