Новости    Библиотека    Породы кошек    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Пользовательского поиска




Палеогенетика помогла выяснить происхождение домашних кошек

120-сантиметровый кот Омар претендует на рекорд Гиннесса

Как на людей влияет мурлыканье кошек

Инопланетные сфинксы в фотографиях Алисии Риус

Обнаружили необычную черту котов

Исчезнувший кот Эрнст вернулся к хозяину после прогулки длиной в девять лет

Записан первый в мире музыкальный альбом для кошек

13 лучших игрушек для котов, которые можно быстро сделать своими руками

Почему кошки не живут стаями

Мечты сбываются: создан «умный» кошачий туалет, который сам убирает за питомцем
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава XI. Битва в тростниковых зарослях


Тигр и леопард охотятся в одиночку, изредка со своими самками, но львы нередко охотятся группой. Это объясняется тем, что охотится лев за быстроногими животными в открытой степи, а не в лесу и, следовательно, нуждается в помощи.

Стая гиеновых собак может загнать антилопу или газель, но лев на это не способен, так как он слишком грузен, и погоня его утомляет. Зато он может подкрасться к стаду и ловким маневром заманить его в засаду. Встречаются среди львов и одинокие охотники: это старые самцы или львы, добывающие корм для своих львиц. Им приходится подстерегать животных у водопоя; но в общем лев любит общество и в этом отношении нимало не похож на угрюмого тигра, который держится особняком.

В зависимости от окружающей обстановки тигр становится охотником за людьми, либо охотником за домашними животными, либо, наконец, охотится за крупной дичью, и выбор специальности влияет на его привычки, нрав и даже строение тела. Тигр, нападающий на домашних животных, грузен и ленив; охотник за крупной дичью - легче, проворнее, хитрее, а тигр-людоед отличается исключительной жестокостью и коварством.

В Африке, изобилующей крупной дичью, лев - прежде всего охотник за антилопами, газелями, зебрами; иногда случается ему загрызть домашнее животное, - но за человеком он охотится лишь в случае крайней необходимости. Чем крупнее намеченная добыча, тем охотнее львы соединяются и действуют сообща. Самой легкой добычей для льва является зебра, а самой желанной - буйвол. Но буйвол серьезный противник, и не только лев, но и человек приближается к нему с опаской. Лев, охотящийся за буйволами, считается животным более опасным и сильным, чем его собрат, предпочитающий преследовать зебр.

Умеет защитить себя и антилопа. Бывали случаи, когда она отражала нападение льва и наносила ему страшные удары рогами, напоминающими два серпа. Антилопы-канны менее подвижны и увертливы, чем другие антилопы, но их рога также являются опасным оружием. В Грут-Шууре одна молодая, канна, напав неожиданно на своего повелителя - вожака стада, убила его на месте, пронзив рогом легкие. Несомненно такой удар и для льва оказался бы роковым, и, должно быть, не раз случалось, что канна в поединке со львом выходила победителем. Вот почему львы предпочитают охотиться вместе и общими силами добывать себе пропитание.

Нгоньяма был принят в шайку охотников и вместе с другими львами выходил на охоту. С методами охоты он познакомился еще в ту пору, когда был львенком, и сейчас не нуждался в обучении. Грузные старые львы устраивали засаду, а более молодые и проворные подкрадывались к стаду и гнали его в ту сторону, где прятались в траве охотники. Этот план изменялся в зависимости от той или иной местности и от количества дичи. Случалось, что отряд разбивался на отдельные группы либо львы охотились поодиночке, но и в том и другом случае охотники должны были проявлять все свое мастерство.

Для Нгоньямы жизнь вошла в колею. Словно тень, скользил он в зарослях, подкрадывался к мирно пасущимся стадам или же терпеливо караулил в засаде. Он убивал добычу, ел, пил, спал или часами лежал неподвижно и, прищурив глаза, смотрел вдаль. В сущности львы-охотники держали себя с достоинством и никаких упреков не заслуживали: друг с другом они не заводили ссор, самок своих не обижали, а зебр и антилоп загрызали только потому, что к этому побуждал их голод.

Сытная привольная жизнь пришлась Нгоньяме по вкусу. Он разленился и начал толстеть. Но его подруга-львица происходила из семейства львов, охотившихся на буйволов, и к этой охоте она склонила Нгоньяму. Она знала, что неподалеку находятся тростниковые заросли, куда приходят пастись буйволы; там, в этих зарослях, хотела она вырастить своих детенышей.

Нгоньяма неохотно покинул мирные пастбища. Шли они две ночи, а к утру третьего дня увидели тростниковые заросли на опушке леса, спускающегося в глубокое горное ущелье.

На широкой лужайке, между зарослями и темной стеной леса паслось стадо буйволов. Их было пятнадцать голов - пять буйволов, две огромные злые и старые буйволицы и несколько буйволиц с детенышами. Высокая трава доходила им до колен. Сюда еще не перебросилась чума, и буйволы имели вид сытый и довольный Нгоньяма потянул носом воздух: с этим сортом дичи он был уже знаком.

Стояла безветренная погода, и буйволы не могли почуять запаха львицы и льва, притаившихся в тростнике. Но какой-то таинственный инстинкт уведомил их о близости врага. Они перестали щипать траву, насторожились и посмотрели в сторону зарослей, потом буйвол- вожак громко заревел, а две старые буйволицы злобно замотали головой.

Львица искоса посмотрела на Нгоньяму. Он выступил вперед и величественно окинул взглядом стадо. Все головы повернулись в его сторону. Пять буйволов, задрав вверх блестящие черные морды, двинулись ему навстречу и остановились. Матери со своими детенышами медленно пошли по направлению к лесу, а две старые буйволицы заняли место с правого фланга.


Нгоньяма задумчиво посмотрел вслед уходящим детенышам, потом повернулся налево, к зарослям. Буйвол, стоящий справа, двинулся вперед. В это время зашелестел тростник: львица подкрадывалась к стаду. Заметив второго хищника, пять буйволов и две буйволицы с ревом бросились в атаку, а матери с детенышами скрылись в лесу. Взбешенные буйволы, ломая тростник, метались в зарослях, но враг был уже далеко. Нгоньяма находился на расстоянии полукилометра; он злобно рычал, возмущенный поведением буйволов. А львица спряталась в самой гуще зарослей; она кружилась на одном месте, приминая тростник и устраивая логовище.

Буйволы покинули старое пастбище. Они нашли другие поляны у опушки леса и туда приходили пастись. Теперь для Нгоньямы и львицы задачей являлось найти новое пастбище буйволовой целую неделю они занимались слежкой. Нужно было вооружиться терпением и соблюдать величайшую осторожность. Бесшумно скользили они в тростнике, предусмотрительно держась наветренной стороны. Найдя тропу, по которой ходило стадо, они обошли ее, чтобы буйволы не почуяли запаха львов.

Охотились они в противоположной Стороне, и почти каждый день им удавалось загрызть дикую свинью или водяного козла. Благодаря постоянному преследованию дичи они спустили лишний жир, окрепли и закалились.

К концу второй недели они узнали, что стадо часто забирается в заросли, где поедает молодые зеленые побеги. А тростниковые заросли являлись удобным местом для нападения, так как здесь буйволы, разбредясь в разные стороны, друг друга не видели. Львица решила, что настал момент приступить к действию.

Однажды буйволы отважились забраться в глубь зарослей, а хищники стали красться по следам стада. Тростник трещал, ломаясь под ногами пасущихся животных, и за шумом не слышно было, как подходили львы. А так как погода стояла безветренная, то запах не выдавал их присутствия. В высоком тростнике не видно было ни буйволов, ни львов.

Припадая к земле, хищники крались к стаду. Но и буйволы соблюдали осторожность: то один, то другой возвращался назад и прислушивался. У стада были свои караульные, заботившиеся о безопасности буйволиц и буйволят.

Львам часто приходилось сворачивать в сторону и обходить те места, где блестела стоячая вода или где тростник был примят. Когда буйволы останавливались и прислушивались, хищники немедленно следовали их примеру.

Преимущество было на стороне львов, поскольку они знали, где находятся буйволы, тогда как буйволы не подозревали, что за ними следят. Но зато тростник, не являясь препятствием для нападающего буйвола, стесняет свободу движений льва.

Вдруг раздалось громкое хлюпанье и ворчание. Все стадо сразу притихло: один из буйволов увяз в грязи и с трудом высвободил ногу. Стадо успокоилось, когда он снова принялся за еду.

Нгоньяма стал красться к топкому месту, откуда доносилось ворчание, а львица скользнула в противоположную сторону. Они близко подошли к стаду, и если бы одного из них постигла неудача, то другой должен был поспешить на помощь. Своей добычей они наметили молодую буйволицу, а на обязанности льва лежало отвлечь внимание буйволов, пока львица не покончит с жертвой. Итак, лев "двинулся налево, чтобы сразиться с буйволом.

Послышалось хлопанье крыльев. Стая буйволовых птиц, питающихся клещами, пронеслась над зарослями. Птицы опустились на спину буйволов и стали искать насекомых. Теперь буйволы могли спокойно пастись: присутствие птиц являлось для них защитой, так как зоркий глаз птицы видит опасность издалека. Вот почему львы были очень недовольны появлением птиц, и действительно, одна из них заметила огромную лохматую голову и тотчас же подняла тревогу. Заслышав ее крик, стадо насторожилось, и несколько минут протекло в глубокой тишине. Лев припал к земле, засунул голову под примятый тростник и замер. Львица еле дышала.

Наконец стадо пришло в движение, но животные уже не пережевывали побегов - очевидно, они были встревожены. Нгоньяма поднял голову, птицы с громкими криками полетели к нему, а львица скользнула вперед. Буйволы все до одного повернулись и стали смотреть в ту сторону, где кружились над Нгоньямой птицы. Львица воспользовалась этим моментом и прыгнула на спину молодой буйволице, а лев с ревом рванулся вперед.

Началась паника. Ломая тростник, матери с детенышами бежали по направлению к лесу, и от топота дрожала земля. Львица, злобно рыча, старалась вонзить клыки в шею молодой буйволицы, но та стряхнула ее со спины как раз в тот момент, когда Нгоньяма, сделав гигантский прыжок, всей своей тяжестью придавил буйволицу и повалил на землю. Она жалобно заревела, и тотчас же с трех сторон выбежали из зарослей три буйвола. Один из них головой подбросил львицу в воздух, и та с распростертыми лапами и разинутой пастью высоко взлетела над тростником. Упав на землю, она сделала попытку улизнуть, но буйвол поджидал ее, и, пронзив обоими рогами, пригвоздил к земле.

Львица извивалась и когтями раздирала ему шею. Он попятился, но на смену ему явились две рассвирепевшие старые буйволицы, и через несколько минут львица превратилась в бесформенную массу.

Нгоньяма сломал молодой буйволице шею, но в этот момент на него напали два буйвола. Пустив в дело клыки и когти, лев пригнул одного из них к земле, но второй нанес ему тяжелую рану и обратил в бегство. Топот и рев слышались еще несколько минут, а затем буйволы, взмыленные и окровавленные, галопом помчались к лесу.

Нгоньяма выполз из-под примятого тростника, под которым спрятался, когда счастье от него отвернулось. Из битвы он вышел искалеченным. Приблизившись к телу львицы, он долго его обнюхивал, потом сел и стал зализывать раны. Охота оказалась неудачной. У Нгоньямы одно ребро было сломано, на левом плече зияла рваная рана, и он не мог ступить на левую заднюю лапу.

Отдохнув, он спустился к воде, хромая, утолил жажду и вернулся на поле битвы. Здесь Нгоньяма опустился на землю возле мертвой буйволицы и плотно поел. После обеда он погрузился в сон. Девять дней спустя Нгоньяма покинул тростниковые заросли. На боку у него виднелась шишка в том месте, где срослось сломанное ребро; рана на плече зажила, но на левую лапу он хромал.

Ему хотелось вернуться к львам, с которыми он вместе охотился, и на третий день он нашел недоеденную тушу антилопы, загрызенную львами. Он обглодал все кости, это был его первый обед с тех пор, как он доел мясо буйволицы, погибшей в зарослях. Приободрившись, он поплелся дальше и вскоре увидел львов, отдыхающих после пира.

Они встретили его равнодушно, но затем проявили необычайное внимание. Львы заметили, что он хромает, а калека им не нужен. Самый крупный лев встал, сделал несколько шагов и, низко опустив голову, обнажил клыки. Нгоньяма повернулся и прихрамывая побрел прочь. Он сразу понял намек, и так как шансы были против него,"то ему оставалось только удалиться. Неизвестно, был ли он рассержен, разочарован или удручен. Своих чувств он не проявил.

Старый лев посмотрел ему вслед и тяжело опустился на землю, но лев молодой - тот самый, которого Нгоньяма несколько недель назад обратил в бегство,- задумал свести счеты с бывшим своим соперником. Забежав на полкилометра вперед, он подстерег хромого льва и немедленно открыл военные действия: хвост задрал кверху, сделал прыжок, перевернул противника на бок и тотчас же отскочил.

Нгоньяма не мог ступить на левую лапу и, следовательно, был уязвим с левой стороны. Несколько раз молодой лев повторял свой маневр, нанося врагу тяжелые удары. Он прыгал и отскакивал, и было ясно, что развязка близка.

Наконец он лапой разодрал ему старую рану, и тогда Нгоньяма рассвирепел. Прыгать он не мог и побежал рысцой к отпрыгнувшему врагу. Тот не уклонился от встречи, а Нгоньяма этого только и добивался. В последовавшей схватке зубы Нгоньямы вонзились в горло льва. Раздалось хрипение, и все было кончено.

Нгоньяма, хромая, потащился дальше. Шел долго, пока не добрел до воды. Он напился и шершавым языком зализал свои раны. Потом залез в кусты, где его не беспокоили мухи. Здесь он оставался до тех пор, пока не зажили раны.


предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mur-r.ru/ "Mur-r.ru: Библиотека о кошачьих"