Новости    Библиотека    Породы кошек    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Пользовательского поиска




Палеогенетика помогла выяснить происхождение домашних кошек

120-сантиметровый кот Омар претендует на рекорд Гиннесса

Как на людей влияет мурлыканье кошек

Инопланетные сфинксы в фотографиях Алисии Риус

Обнаружили необычную черту котов

Исчезнувший кот Эрнст вернулся к хозяину после прогулки длиной в девять лет

Записан первый в мире музыкальный альбом для кошек

13 лучших игрушек для котов, которые можно быстро сделать своими руками

Почему кошки не живут стаями

Мечты сбываются: создан «умный» кошачий туалет, который сам убирает за питомцем
предыдущая главасодержаниеследующая глава

Сколько было и сколько осталось тигров

В прошлом ареал тигра простирался широкой полосой по Азии от Уссурийского края и Корейского полуострова через Юго-Восточный Китай, Индокитай и Индостан до Приаралья и Закавказья, захватывая в тройках ряд Индонезийских островов. Редкие дальние заходы отдельных особей достигали Черноморского побережья, Турции, Средней Сибири и Якутии (рис.1). На обширной площади этого-ареала обитали многочисленные популяции тигра. Особенно много зверей было Индии и странах Индокитая. Нет сомнения, что в начале XIX в. численность тигра достигала 200 тыс. особей. В 1930 г. в Азии насчитывалось не менее 100 тыс. тигров, но к началу 60-х годов их осталось лишь 15 тыс., к 1972 г. и это поголовье сократилось в три раза. Индия... Здесь 100 тыс. королевских тигров было в начале XIXв., около 60 тыс. стало через столетие, 30 тыс. - в 40-х годах нашего века и менее 2 тыс. оставалось к началу 70-х годов. Это ли не пример безудержно алчных страстей человека! Это ли не свидетельство того, то не перевелись еще в человеческом обществе "охотники", подобные истребителям американских бизонов. Особенно быстро и безжалостно в южноазиатских странах стали истреблять тигров с 50-х годов в связи ярко вспыхнувшей модой на шкуры экзотических кошек. И вот результат: в 1972г. в Индии осталось

Рис. 1. Распространение тигра: 1 - граница восстановленного (былого) ареала; 2 - точки редких дальних заходов в 1800-1950 гг.; 3 - современное распространение
Рис. 1. Распространение тигра: 1 - граница восстановленного (былого) ареала; 2 - точки редких дальних заходов в 1800-1950 гг.; 3 - современное распространение

1827 тигров... За предыдущие 50 лет в мире было истреблено более 90% тигров - капканами, ружьями, ядами... И столь же катастрофически сократилась площадь ареала этого хищника.

Лишь благодаря принятым Международным союзом охраны природы и природных ресурсов и правительством Индии мерам падение численности королевского тигра

было приостановлено, а затем она стала и заметно возрастать. В 1977 г. поголовье зверя на Индийском субконтиненте исчислялось в 2278 особей, в 1978 - примерно в 2400, в 1980 г. - более чем в 3000, из которых свыше 700 живет в заповедниках и резерватах. К середине 80-х годов королевских тигров стало еще больше, на 1984 г. - 3,5 тыс. особей.

Наиболее плотно индийский тигр заселяет леса в предгорьях Гималаев, в верховьях Ганга и его левобережных притоков, в дельте (рис. 2). В штате Мадхья- Прадеш насчитывается 456 тигров, в Утар-Прадеше - 262, в Западной Бенгалии - 204, в Ассаме - 167, в Махараштре - 160, Майсуре - 102, в Ориссе - 142, Нагаленде - 80, Керале - 60, Раджастхане - 76, Бихаре - 85, Арунахал-Прадеше - 69 тигров. В соседних с Индией государствах было учтено: в Бангладеше 300, Непале 80 и Бутане 40 тигров; по новым данным, поголовье тигра в Бангладеше и Непале увеличилось до 600-650 особей.

Рис. 2. Современное распространение тигра на Индийском субконтиненте; точка равноценна 5 тиграм (по Санкала, 1978)
Рис. 2. Современное распространение тигра на Индийском субконтиненте; точка равноценна 5 тиграм (по Санкала, 1978)

Можно предположить, что в странах Юго-Восточной Азии в начале нашего века тигров было вряд ли меньше, чем в Индии, но в одной лишь Малайзии уже в середине века их оставалось примерно 3 тыс. Поголовье их в этом регионе сокращалось столь же стремительно и теми же путями, что и в Индии: люди стреляли тигров, а те давили людей - так начиналось истребление этих зверей в размахе государственной задачи. В одном лишь Южном Китае отстреливали до 1000 тигров в год. К началу 70-х годов популяции хищника и здесь катастрофически сократились.

В бывшей Маньчжурии в начале нашего века тигров было тоже много, и их там отстреливали до 100 в год, по 50-60 особей добывали еще в 40-50-х годах. Теперь же в северо-восточных провинциях Китая осталось не более 50-60 тигров. В Корее во второй половине прошлого века ежегодно добывали не менее 150 тигров, и к 70-м годам XX в. их там уцелело всего несколько десятков.

Тигр прекрасно преодолевает крутые спуски. Фото И. А. Мухина
Тигр прекрасно преодолевает крутые спуски. Фото И. А. Мухина

В настоящее время больше всего тигров обитает в Индии и странах Индокитая - несколько более 6 тыс. Суматранский подвид насчитывает, по одним источникам, около 400-500 особей, а по другим - около 1000. Балийский тигр, видимо, окончательно исчез с лица Земли к 60-м годам. Бесконтрольная охота на яванского тигра привела его на грань вымирания уже лет 30-40 назад. В начале 70-х годов на Яве еще оставалось 10-12 тигров, и еще не поздно было предпринять решительные и действенные меры спасения этого подвида,-но они не были предприняты. К началу 80-х годов там оставалось всего 4-5 особей, и все они спасались от людей в наиболее глухой восточной части острова, относительно бедной оленями и кабанами, за которыми охотились не только тигры, но и леопарды, и многочисленные одичавшие собаки. Есть серьезные опасения, что и эти последние из яванских уже исчезли, потому что с 1981 г. индонезийским зоологам перестали поступать сообщения от населения о встречах с ними.

Особенно варварски был истреблен тигр во время войны в 60-70-х годах во Вьетнаме, когда уничтожались ядами леса.

Сведения о численности тигра в странах Юго-Восточной Азии неполные: в Бирме в 1962 г. насчитывалось 1620 хищников, в Малайе в 1972 - около 600, в Таиланде их, по-видимому, несколько сотен.

Конкретных сведений о прошлом распространении и численности амурского тигра в нашей стране нет, однако при помощи анализа современных и прежних научных и популярных работ, архивных документов и сопоставления экологических факторов получить представление об этом можно.

Распространение амурского тигра в середине XIX в., когда Уссурийский край только начал заселяться и изучаться его первыми исследователями, точно никем не было описано. Не уделялось этому серьезного внимания и в первой половине нашего века. Поэтому выявить границу былого ареала этого подвида тигра сложно.

Исследователь Р. К. Маак в 1861 г. сообщал, что северная граница распространения тигра пересекала Амур несколько ниже устья р. Горин. Н. М. Пржевальский спустя десятилетие писал, что тигр водится по всему Уссурийскому краю и заходит к северу до широты 52°. Во время его путешествия по этому краю, вниз по Амуру тигры отмечались "далее устья Горыни... (Горина - С. К.), а вверх - выше устья Кумары. Отмечались заходы этого зверя в Южное Забайкалье и, как говорят, на остров Сахалин". В то же время стало известно, что тигр встречался гораздо чаще в южной части Уссурийского края, особенно в бассейне оз. Ханки, в верховьях Уссури и в районах морского побережья от залива Посьетадо бухты Ольги. Много этих зверей было в бассейнах рек западных склонов Сихртэ-Алиня: Большой Уссурки, Бикина, Хора, Немптус Мухеном - вплоть до средней части Анюя. На восточных, приморских, склонах этого замечательного в природном отношении региона они были обычны к северу до устья р. Самарги.

К сожалению, в печатных работах прежних лет, посвященных тигру, часто обойдены факторы, обусловливающие северные пределы распространения этого зверя.

Кое-где показывались границы его ареала, но показывались грубо, схематично и при этом не пояснялось, что именно авторы понимали под ареалом.

Наиболее точное определение ареала трактуется как территория, более или менее постоянно заселенная определенным видом животных, на которой особи этого вида способны полностью завершить свой репродуктивный цикл. Это понятие ареала исключает другое, более распространенное, но не точное - площадь, ограниченная линией, проведенной через крайние точки встреч животного. Не точное потому, что отдельные особи способны периодически выходить далеко за пределы фактического видового ареала. Тигра, например, обнаруживали вблизи Якутска - почти в 1000 км от мест, экологически ему соответствующих. Такие дальние, необычные и порой очень труднообъяснимые заходы бродячих зверей логично констатировать выходами за пределы ареала, а на картах показывать отдельными условными знаками, что мы и делаем.

Известно, что распространение того или иного животного обычно определяется какими-либо экологическими факторами среды, ограничивающими его жизнедеятельность. Например, черный (белогрудый) медведь-древолаз не может жить севернее пределов произрастания высокоствольных лесов с кедром и дубом, плоды которого - основа его питания, а стало быть, и существования. Ареал изюбра не заходит за границу территории со средними наибольшими за зиму глубинами снежного покрова в 60 см. Южная граница ареалов "северян" - северного оленя или соболя определяется границей территорий с летней жарой, которую они физиологически способны перенести. Какими же факторами определяется ареал тигра, пределы его продвижения к северу?

В нашей стране лежит крайняя северо-восточная окраина видового ареала тигра, приуроченная к региону с наиболее трудными для него условиями обитания, особенно в многоснежные очень холодные зимы, когда морозы достигают 40-45°С, среднемесячная температура декабря, января и февраля опускается до -20-24°С, продолжительность залегания снежного покрова составляет 4,5-5,5 мес,. его глубина - 40-60 см, а в иные годы даже до 1 м и более. Холода резко усиливаются почти постоянными пронизывающими ветрами из Сибири.

Трудности обитания этого хищника-южанина сопряжены также с весенним настом. В теплый же период года амурский тигр живет в климатических условиях, свойственных и Юго-Восточной Азии: лето жаркое, дождливое, причем даже в ясную погоду влажность воздуха очень высока (80-98%).

Холодов амурский тигр с его длинной плотной шерстью и подкожным слоем сала до 4-6 см не очень боится - может подолгу лежать или стоять на снегу неподвижно. Родовые логова самки зимой почти не утепляют, и тигрята при этом от морозов погибают весьма редко, обычно лишь при длительном отсутствии матери, если возникнут какие-то непредвиденные неблагоприятные обстоятельства. Гораздо тяжелее для тигра глубокоснежье, но и его он способен пережить, пользуясь тропами, лесными дорогами, наледями ключей и рек, придерживаясь менее снежных речных долин и южных склонов гор. От глубокоснежья тигр зависит скорее косвенным образом: оно определяет распространение и благополучие кабана и изюбра - основы питания этого хищника.

Распространение амурского тигра к северу ограничивается совокупностью двух основных факторов: глубиной снежного покрова и плотностью населения его основных жертв - кабана в первую очередь и изюбра во вторую. Граница ареала уссурийского кабана тесно совпадает с проникновением к северу зоны произрастания кедра корейского и дуба монгольского. В этой зоне кабан постоянно не живет лишь вдоль Амура, до 60 км ниже устья Горина. На рис. 3 видно, что границы ареалов кабана и кедра в общих чертах довольно тесно соприкасаются на Сихотэ-Алине и в левобережной части Приамурья к западу до Малого Хингана. К северо-западу и западу от бассейна р. Архары, где кедр исчезает, ареал кабана соприкасается уже с границей произрастания дуба.

Кабан - основная жертва амурского тигра, и распространение хищника к северу определяется не столько глубиной снежного покрова, сколько достаточной плотностью кабаньего населения.

Граница ареала изюбра в левобережной части Приамурья проходит значительно севернее пределов распространения кабана. В Амурской обл. он живет почти до Станового хребта, а вдоль р. Олекмы проникает даже в Южную Якутию. Изюбр - второй по значению вид в питании амурского тигра, но в годы резкого сокращения численности кабана он некоторое время становится и главным объектом охоты хищника.

Известно, что в Южной и Юго-Восточной Азии основу питания бенгальского, китайского, суматранского и других подвидов тигра составляют олени. Возникает вопрос: почему же амурский тигр постоянно не живет в тех районах, где кабана нет, а изюбр есть? Причин здесь две. Во-первых, в этих районах плотности населения изюбра за редким исключением низки, 100-150 особей на 1000 км2; это не обеспечивает тигра достаточной и регулярной пищей, а энергетические траты на их поиск не восполняются редкой и трудной добычей. Во-вторых, при снежном покрове более 40-50 см тигру поймать изюбра становится еще сложнее, чем по чернотропу или в малоснежье. Однако в более южных районах большие снега даже облегчают охоту тигра на кабанов: он постоянно ходит за ними по их траншеям в снегу и добывает по мере необходимости.

Сопоставление всех этих обстоятельств приводит нас к заключению, что в прошлом северная граница ареала амурского тигра проходила около такой же границы обитания кабана, а следовательно, и кедра корейского. Лишь западнее Малого Хингана он имел возможность постоянно обитать на Зейско-Буреинской равнине с обширными площадями дубово-лещиновых лесов и малоснежной зимой, где прежде были многочисленны и кабан, и изюбр, и особенно косуля.

По мере интенсивного вырубания лесов, распашки земель и активизации охотничьего промысла поголовье этих копытных на Зейско-Буреинской равнине неуклонно сокращалось, а вместе с этим падала и численность тигра. Уже в начале нашего века он стал там редок и, видимо, постоянно не жил. В 1912 г., например, в Приморье было отстреляно 55 тигров, а в Амурской обл. всего 2, причем после 30-х годов тигр там отмечался лишь заходами - сначала регулярными, а затем редкими; в 70-х годах в Амурской обл. этот зверь уже не появлялся.

Восточнее Малого Хингана ареал кедра корейского за последнее столетие практически не изменился. Граница ареала кабана к настоящему времени здесь также не претерпела заметных изменений, хотя в 30-40-х годах она смещалась и югу. Это дает основание судить о восстановленном (былом) ареале тигра в Уссурийском крае (см. рис. 3). Севернее этой границы за последние 100- 120 лет тигры отмечались многократно. Однако за Становой хребет они практически не заходили: было зафиксировано всего лишь шесть заходов, которые трудно объяснить (возможно, эти тигры упорно следовали за табунами кочующих северных оленей, утратив врожденные рефлексы ориентировки, так как заходы были отмечены в годы резкого сокращения численности кабана и изюбра).

Рис. 3. Границы ареалов в Уссурийском крае: 1 - дуба монгольского; 2 - кедра корейского; 3 - уссурийского кабана; 4 - восстановленная граница ареала амурского тигра; 5 - редкие обнаружения тигра за пределами ареала в 1880-1980 гг.
Рис. 3. Границы ареалов в Уссурийском крае: 1 - дуба монгольского; 2 - кедра корейского; 3 - уссурийского кабана; 4 - восстановленная граница ареала амурского тигра; 5 - редкие обнаружения тигра за пределами ареала в 1880-1980 гг.

В левобережной части Приамурья выходы тигров за пределы ареала до широты Станового хр. отмечались гораздо чаще - не менее 40 раз, причем вплоть до истоков Зеи и верховьев Уды, находящихся в 500-600 км от мест постоянного обитания. Однако для периода в 100-120 лет и их следует называть редкими временными заходами, обычно кончавшимися гибелью хищников от голода, холода или от пуль охотников.

На территорию Забайкалья ареал тигра в исторически обозримое время не распространялся, однако появлялся хищник в этом регионе не так уж и редко, хотя постоянно там не жил. В литературе отмечаются отстрелы 10 тигров в Забайкалье, главным образом в междуречье Шилки и Аргуни. Несколько раз сообщалось о заходах тигров в юго-восточную часть этого региона в 50-60-х годах нашего века; особенно много (8 особей) их там появилось в 1953 г., но некоторые из этих зверей были застрелены, а другие ушли за Амгунь, в сопредельные провинции Китая, в бассейн р. Нуньцзян, где они обитали издавна и, возможно, сохранились до последнего времени. От Амгуни до этого района около 300 км. Надо сказать, что в междуречье Аргуни и Шилки, в частности на Газимурском и Урюмканском хребтах, изредка отмечается и леопард, граница ареала которого проходит гораздо южнее, чем таковая тигра.

Только амурский подвид тигра хорошо приспособлен к обитанию в условиях сильных морозов и многоснежья. Следы и тропа тигра в снегу
Только амурский подвид тигра хорошо приспособлен к обитанию в условиях сильных морозов и многоснежья. Следы и тропа тигра в снегу

Следует еще раз отметить склонность некоторых тигров к бродяжничеству как в пределах ареала, так и вне его, причем изредка на необычно дальние расстояния. Несомненно, что в XIX-XX вв. тигр в Якутию заходил не однажды. О появлении там этого хищника писали Р. К; Маак, А. А. Бестужев-Марлинский, географы С. Иванов и П. Севский, орнитолог В. Д. Яхонтов. Об этом рассказывают и якуты старожилы. Но даже если допустить, что число заходов тигра севернее Станового хребта превышало число зафиксированных в 10-20 раз, их все равно следует считать дальними, редкими и необычными, хотя они и порождают сенсационные разговоры и печатные материалы, рассчитанные на эффект.

Вследствие активного преследования амурского тигра в конце XIX - начале XX вв. численность его сократилась катастрофически. Уцелевшие особи - всего 30! - сохранялись в наиболее глухих, отдаленных от дорог и поселений горных лесах кедровых формаций буквально пятнами: в центре Приморья - в Сихотэ-Алинском заповеднике в период 30-40-х годов, в южной части Сихотэ-Алиня, на Хор-Бикинском водоразделе и в горах Малого Хингана.

Характерно, что в те годы тигры довольно активно "экскурсировали" по бассейнам Кура, Урми, Архары, Бурей и Зеи и очень редко появлялись за пределами своих убежищ на Сихотэ-Алине, где хищников особенно усиленно преследовали.

Стабилизация, а затем и быстрый рост поголовья амурского тигра начались в 40-х годах в связи с резким отходом опытных охотников от промысла, мобилизацией мужского населения в годы Великой Отечественной войны и запретом охоты на этого зверя с 1947 г. Со второй половины 40-х годов стала расширяться и площадь обитания тигра. К концу 60-х годов он заселил большую часть Южного и Среднего Сихотэ-Алиня, продвинулся по восточному макросклону этого нагорья до р. Коппи и по западному до р. Гура; бродячие особи доходили до верховьев Тумнина, Горина, Амгуни, Зеи, Селемджи и Уды (рис. 4). Численность их уже достигла 122-148, а еще через 10-12 лет возросла до 180-190 особей. Правда, исчез малохинганский очаг обитания тигра и прекратились заходы одиночек в бассейны Урми, Кура, Бурей и в Амурскую обл. (рис. 5). В настоящее время основное поголовье амурского тигра находится в горных кедрово-широколиственных и дубовых лесах Сихотэ-Алиня.

Рис. 4. Распространение амурского тигра в конце 60-х годов: 1, 2 - соответственно границы регулярных заходов и устойчивого обитания; 3, 4 - соответственно зоны регулярных заходов и устойчивого обитания; 5 - районы высокой численности; 6 - редкие обнаружения особей в 50-60-х годах; 7 - переходы из сопредельных районов КНР и обратно
Рис. 4. Распространение амурского тигра в конце 60-х годов: 1, 2 - соответственно границы регулярных заходов и устойчивого обитания; 3, 4 - соответственно зоны регулярных заходов и устойчивого обитания; 5 - районы высокой численности; 6 - редкие обнаружения особей в 50-60-х годах; 7 - переходы из сопредельных районов КНР и обратно

Рис. 5. Распространение амурского тигра в 1983 г.; 1, 2 - соответственно границы регулярных заходов и устойчивого обитания; 3, 4 - соответственно зоны регулярных заходов и устойчивого обитания; 5 - районы высокой численности; 6 - редкие обнаружения особей в 70-х годах
Рис. 5. Распространение амурского тигра в 1983 г.; 1, 2 - соответственно границы регулярных заходов и устойчивого обитания; 3, 4 - соответственно зоны регулярных заходов и устойчивого обитания; 5 - районы высокой численности; 6 - редкие обнаружения особей в 70-х годах

У читателя может возникнуть вопрос: раньше никто не определял численность амурского тигра, теперь же - довольно конкретные цифры. Откуда они?

В 1965-1972 гг. я работал начальником партии Восточно-Сибирской охотустроительной экспедиции, обследовавшей таежные зверопромысловые хозяйства на Сихотэ-Алине. И так удачно сложились обстоятельства, что работа велась в самых тигриных районах: ровно по году в бассейне Хора, на Бикине, по юго-восточным склонам Сихотэ-Алиня, Большой Уссурке, верховьям Уссури, западным склонам Центрального Сихотэ-Алиня, побережью Японского моря. В моем подчинении было четыре-шесть охотоведов. За год работы в том или другом районе мы успевали тщательно опросить о встречах с тигром всех охотников, в первую очередь промысловиков старого поколения, провести с помощью опытных проводников обстоятельные полевые работы в тайге по учету численности охотничьих животных на нескольких тысячах квадратных километров. Около четверти всей таежной территории мы обследовали непосредственно, исходили многие сотни километров, плавали на лодках, летали на вертолетах. Собранные полевые материалы тщательно изучали, анализировали, сопоставляли, и в конечном итоге получили обоснованные сведения по многим статьям таежных промыслов и в первую очередь по распространению, численности и использованию зверей.

За 6 лет работы довелось изучить дикую жизнь на площади 76 тыс. км2 и все в пределах ареала тигра на Сихотэ-Алине. Более половины территории ареала вошли в эту площадь, ну а остальное удалось узнать от сотрудников других партий той же экспедиции, работавших с нами бок о бок. Не будет преувеличением сказать, что за 6 лет ареал тигра лег на наши ладони - так близко удалось нам с ним познакомиться.

Тигра, конечно же, мы учитывали и изучали не столько по инструкции, сколько по влечению: эта кошка всегда вызывала интерес и привлекала внимание людей. Все тигриные следы тщательно изучались, замерялись, фиксировались. О них нас постоянно информировали охотники-промысловики и охотоведы промхозов, лесники и работники отдаленных метеостанций. И постепенно вырисовывалась четкая картина: где и как живут тигры, сколько их. И оказалось, что этих хищников в таежных дальневосточных лесах было гораздо больше, чем считали в охотуправлениях и писали зоологи.

Вскоре после наших исследований выявлением ареала и численности тигра занялись зоологи одного из академических научно-исследовательских институтов, которые через 2 года полевых работ подтвердили наши материалы и цифры.

У внимательного читателя непременно возникнет еще вопрос: можно ли по отпечаткам следов прошедших тигров определить их общее поголовье? Можно, конечно. И вот как это делается.

Между размерами следа, длиной шага и длиной тела тигра существует тесная взаимосвязь, или, выражаясь математически, довольно высокая степень корреляции. По размерам и форме четких отпечатков следов тигра на иле, мокром песке, снегу и т. п. при достаточном навыке и внимании можно определить его примерный возраст и пол. При этом важно помнить, что подошва передней, более мощной лапы заметно больше задней - разница в длине и ширине их отпечатка у взрослого зверя обычно 0,5-1 см. На ходу тигр заднюю лапу часто ставит в переднюю, отчего совмещенный след может оказаться до 1 см длиннее или шире отпечатка передней лапы.

Опытные специалисты при определении принадлежности тигриного следа анализируют много данных: размер и форму отпечатков лап, ширину пятки (подошвенной подушки) передней и задней лап, рисунок пальцев (у самки средние два несколько тоньше, чем у самца, и они меньше выдвинуты вперед), соотношение длины и ширины следа (у самца он заметно круглее), глубину отпечатков, текстуру подошвы, длину шага и перешага, расстояние между линией правых и левых лап и др. Опытные охотники на бенгальских тигров Д. Корбетт, К. Сингх, К. Андерсон и другие, имевшие на своем счету до 1000 и более застреленных тигров, по отпечатку следа и длине шага безошибочно определяли и пол и возраст зверей. В Индии и у нас в стране разработана методика индивидуального учета тигров по этим же данным. Она дает достаточно надежные результаты, когда отпечатки следов перерисовываются на стекло, фотографируются, даже заливаются гипсом, а потом весь собранный материал сравнивается и оценивается в лабораторных условиях. При этом обязательно определяется, какой лапе принадлежит отпечаток - правой, левой, передней или задней, каковы соотношения его длины к ширине, форма отпечатков. Это при определенных навыках можно делать и на местности. Например, правая и левая лапы отличаются размером пальцев: самый маленький с наружной стороны, а самый большой (второй) с внутренней. У задних лап отношение длины следа пятки к их ширине заметно больше, чем у передних, потому что задние следы относительно продолговатые, большие пальцы выдвинуты вперед. Если провести линию через задние точки наружных пальцев, на отпечатке передних лап она отсечет вершину пятки гораздо большую, чем на задних. Исследователи, зная все это в тонкостях, измеряют отпечатки строго определенных лап тигра.

Учет тигров по размерам отпечатков их следов - дело тонкое. Следы различных тигров часто настолько близки по размерам, отпечатки лап одного и того же зверя так непостоянны в зависимости от субстрата (почвы, снега), аллюра да и тщательности их замера, а отличить следы передней и задней лап на снегу так непросто, что непосвященный в эти тонкости зоолог, охотовед или охотник могут учесть одного и того же тигра и дважды. В первые годы полевого учета численности амурских тигров мне после уточнений материалов учетных работ даже охотоведов - опытных полевиков приходилось сокращать итоговую численность тигров в том или ином районе учета в 1,5-2 раза, поскольку следы явно одних и тех же особей принимались за разные.

У крупного взрослого самца размер следа передней лапы 14-16 см в ширину и 13-15 см в длину, ширина пятки от 11 -13 до 13-14 см. Следы взрослых самок мельче, обычно 12-14x11 -13, при пятке 8-10, до 11 см. Но здесь надо помнить, что размер следов молодых самцов может быть таким же, как взрослых самок. На линии следов отпечаток задней лапы обычно располагается несколько впереди передней, расстояние между их сходными точками составляет перешаг. У разных тигров на различных аллюрах он изменчив, и это тоже учитывается. И не только это. Приходится обращать внимание на все проявления жизнедеятельности учитываемого зверя, в том числе и на продукты метаболизма.

Экскременты тигр оставляет довольно часто, особенно вблизи своей добычи. Обычно они имеют форму скрученной черной или бурой веревки диаметром 3-4 см, состоящей из спрессованных в темную смолообразную массу волос, иногда обломков костей, по которым легко определить время съеденной добычи и вид ее. По консистенции кала нетрудно более конкретно узнать обстоятельства поедания добычи. Проголодавшийся хищник у жертвы в первую очередь ест мясо и жир, оголив их от шкуры, и ест много, отчего экскременты обычно бывают полужидкими, обильными, с очень резким запахом. Чем дольше он ест, тем больше в экскрементах становится волос и обломков костей, тем плотнее они скрепляются. Только что отложенные каловые массы имеют сильный неприятный гнилостный запах, но со временем он исчезает, остатки от переваренного, мяса разлагаются, размываются и остаются лишь плотные валики волос. Потом их растаскивают птицы, мыши и полевки.

Эти сведения необходимо знать, особенно когда на учетной площади обитает несколько тигров. При троплении следов хищника встречаются остатки их жертв; у одного хищника, например, секач, у другого изюбр, у третьего поросята. В сплетениях следов, обычно наблюдающихся на ходовых звериных тропах, экскременты тигра нередко очень помогают уяснить, кто есть кто.

Тигр на переходе. Фото В. И. Животченко
Тигр на переходе. Фото В. И. Животченко

Тигр оставляет и другие следы своей жизнедеятельности: на определенных приметных местах делает мочевые точки, разбрызгивая мочу в смеси с выделениями прианальной железы на стволах больших деревьев, пнях, валежинах, корчах, скалах, камнях, скребет кору деревьев когтями, трется мордой о деревья. При естественных отправлениях звери скребут задними лапами почву или снег, стараясь загрести экскременты и облитую мочой почву (снег). И все это учетчиками фиксируется, записывается.

* * *

Мы рассмотрели вопрос о территориальном распространении амурского тигра в прошлом и настоящем. Гораздо сложнее узнать его былую численность. Действительно, еще никто не задавался вопросом: сколько же было тигров в Уссурийском крае в середине прошлого века, когда его природа вообще и животный мир в частности были в состоянии, близком к первобытному. (Уместно напомнить, что о численности индийского тигра различные авторы приводят предположительные, возможно, чисто эмпирические сведения на начало, середину и конец XIX в., начало XX в., на 30-е годы и последующие - об этом мы уже говорили.)

Можно сказать уверенно, что амурских тигров в середине прошлого века было гораздо больше, чем теперь, об этом свидетельствуют описания охот на грозного зверя, частые встречи его следов путешественниками, сведения о размерах отстрелов и т. п.

И. Алмазов, например, в "Рассказах южноуссурийского охотника" (книга вышла в свет в 1890 г.) повествует о тиграх и их проделках в верховьях Уссури. Он пишет, что этих хищников было много, они бродили вокруг населенных пунктов, иногда заходили не только в них, но и в воинские гарнизоны, и даже ставили их почти в осадное положение. ...Люди боялись ходить по улицам, в гости в одиночку почти не ходили, а больше целыми толпами, носили ножи, револьверы, некоторые брали вестовых... Он же рассказывает, что в 1889 г. вблизи гарнизона убили шесть тигров.

Во многих отношениях эти обстоятельства и факты подобны отмечавшимся в Индии в прошлом, когда плотность тигриного населения там была больше, чем в Уссурийском крае теперь, в десятки раз.

Зачинатель пантового оленеводства на юге Приморья М. И. Янковский в конце прошлого века писал, что зимой 1880/81 г. на небольшом участке западного побережья залива Петра Великого было убито девять тигров. Судя по опубликованным рассказам его внука В. Янковского, и в другие годы там добывалось тигров не меньше, если не больше. После таких рассказов сообщение о том, что в конце XIX в. на юге Дальнего Востока ежегодно отстреливали до 120-150 тигров, не вызывает сомнений или возражений.

Косвенным свидетельством многочисленности тигров в минувшем столетии были и размеры групп встречавшихся хищников. Н. М. Пржевальский рассказывает, что в окрестностях Владивостока видели по шесть тигров в "стаде", а Л. Г. Капланов приводит воспоминания старого тигролова о встречах "стад" тигров от семи до тринадцати голов. В 60-70-е годы нашего века достоверно была известна лишь одна, встреча четырех взрослых тигров в группе, да и те, возможно, были из выводка на грани распада.

При годовой добыче 120-150 зверей численность общего поголовья тигра, конечно, падала - этот факт вне сомнений. В 1900-1914 гг. хищников добывали уже гораздо меньше, от 50-60 до 83 голов в год, в 20-х годах эта цифра упала до 25 и менее, а за период 30-х годов было поймано и убито около 100-110 тигров (примерно по 10-15 в 1931 -1935 гг. и по 5 - 8 в последующие).

Анализируя материалы по размерам отстрела тигров и отлова их живыми, а также учитывая их плодовитость можно прийти к предположительному выводу о том что численность тигра в Уссурийском крае в текущем столетии за каждое десятилетие сокращалась примерно вдвое.

По Л. Г. Капланову, к 1940 г. поголовье амурского тигра в Уссурийском крае определялось в 25-30 особей. Возьмем эту цифру за отправную точку расчетов. Следуя времени вспять, можно предположить, что в 1930 г. оно насчитывало не менее 50-60 особей (напомним, что в 30-е годы убивали и ловили 5-15 тигров в год), в 1920 г. - 100-120 голов (среднегодовая добыча около 25 зверей в год), в 1910 г. - 200-240 тигров (добывали от 50-60 до 83 в год) и, наконец, на грани веков поголовье хищника оценивалось, очевидно, в 350-400 особей. В последней четверти XIX в. тигров здесь вряд ли было меньше 600-800. В середине того же века и в более раннее время их было, очевидно, столько же, ибо в 60-80-х годах убивали этих хищников меньше, чем в конце столетия, и популяция с такими потерями справлялась - повышалась плодовитость зверей и сокращалась естественная смертность. Уменьшаться поголовье тигра стало примерно с 80-х годов прошлого века, когда резко возросла активность охоты на него, и особенно с конца столетия, когда начали отлавливать тигрят для зоопарков.

Темпы сокращения поголовья тигра в последней четверти XIX в. вначале были незначительными, но когда отстрел и отлов достиг 15-20% общей численности зверей, популяции стали неуклонно таять. В первой четверти нашего столетия ежегодно добывали от 20 до 30% зверей от общего их поголовья, и, разумеется, такие потери для популяций стали невосполнимыми... Особенно резко и устойчиво пошла на убыль численность тигра после катастрофически многоснежной зимы 1914/15 г., когда из-за обильных снегов погибли почти все кабаны, а поголовье изюбра сократилось в несколько раз.

В настоящее время в нашей стране обитает, как уже говорилось, 180-190 тигров. На первый взгляд, возможно, трудно согласиться с тем, что 80-100 лет назад поголовье их было больше современного в 3,5-4 раза. Но сомнение рассеивается, если, во-первых, принять во внимание, что площадь современного ареала тигра здесь за это же время сократилась почти вдвое: не стало тигров в Амурской обл., исчезли они в горах Малого Хин-гана, в бассейнах Кура, Урми, на хребтах Джаки-Унах-та-Якбыяна, Вандане, Хехцире и в других местах региона, а во-вторых, поголовье копытных, являющихся основными жертвами тигра, тоже уменьшилось за этот период в 2-4 раза.

Когда-то в девственных, чрезвычайно богатых животными лесах Уссурийского края, еще почти не заселенных и слабо посещаемых людьми, не рубленых, не горевших и почти совсем бездорожных, тигр господствовал. Благополучие, плотность его населения и численность определялись главным образом размерами поголовья уссурийского кабана, изюбра, пятнистого оленя, косули, в меньшей мере медведей, горалов и кабарги. К сожалению, мы не имеем конкретных данных о численности этих животных ни по прошлому веку, ни по первой половине текущего. Сведения об этом появились лишь в 60-70-х годах, но неоспорим тот факт, что копытных 80-100 лет назад было значительно больше, чем сейчас. Как выяснил профессор Г. Ф. Бромлей, пятнистых оленей на юге Приморья теперь значительно менее 1 тыс., в начале XX в. их было около 10 тыс., а в середине XIX в. - до 50-100 тыс. Горалов в конце прошлого века было до 2 тыс., а через полсотни лет их осталось не более 500.

Об обилии кабана и изюбра можно судить по описаниям охот Н. М. Пржевальского, Н. А. Байкова, В. К. Арсеньева, Л. Г. Капланова и других исследователей. Например, в многоснежье января, февраля и марта 1915 г. охотниками лишь одного небольшого приморского села Джигит было убито около 1,5 тыс. изюбров. А громадные табуны кабанов шли осенью на поля с созревшими культурами, как на приступ, не обращая внимания ни на крики, ни на адский звон металла, ни на выстрелы. Стоголовые табуны кабанов никого не удивляли еще в начале нашего века.

В. К. Арсеньев рассказывал, что однажды в лесах Южного Приморья он обнаружил 24-километровую засеку - непроходимую стену из наваленного леса, где он насчитал 74 замаскированные глубокие ямы, вырытые в специально устроенных проходах. В эти ямы попадали всякие звери, но в основном копытные. В складе около охотничьей избы, где жил хозяин засеки, было около 700 кг высушенных сухожилий зверей, собранных менее чем за полгода. Как же много сотен животных на этом участке было уничтожено всего за полгода, если с них было собрано такое количество сухожилий!

Известны охотники старого поколения, убивавшие уже в 30-х годах, когда диких свиней стало значительно меньше, по 80-100 голов за сезон и до десятка в день. А косуль было так много, что один охотник за 3 недели весенних переходов отстреливал их более сотни. В Амурской обл. за год убивали до 150 тыс. косуль (теперь их там не более 40 тыс.). Н. М. Пржевальский, описывая в книге "Путешествие в Уссурийском крае" (М., 1947, с. 159-160) свои на редкость удачные таежные охоты, восклицал: "Какой страстный охотник в Европе не позавидует такому обилию зверей, такой чудной охоте за ними, о которой ему и не снилось..."

После катастрофического сокращения ареала и численности пятнистого оленя и горала охота на них была запрещена (начиная с 30-х годов), и в питании тигра они перестали играть существенную роль. Кабанов, изюбров и косуль тоже стало значительно меньше, чем было прежде. Охотники некоторых районных охотобществ и промхозов добывают их теперь за сезон столько, сколько раньше убивал один удэгеец, нанаец или русский промысловик.

Размеры прежнего ареала тигра тоже не могли препятствовать размещению на нем 600-800 особей. В местах концентрации копытных и теперь плотность тигриного населения достигает 6-8, а кое-где и до 10 особей на 1000 км2, хотя в среднем она близка к 1,5 особи на эту же площадь.

Территория былого ареала тигра в Уссурийском крае составляла 280 тыс. км2 - вдвое больше современной. При равномерном распределении на ней хищников средняя плотность не превышала 3-3,5 особи на 1000 км2. В южной половине ареала их плотность была, конечно же, больше, чем в северной, в 2-3 раза, но это уже другой вопрос.

Современные средние плотности населения индийского тигра в несколько раз выше приведенных для амурского, и в этом нет ничего удивительного, потому что для существования хищника и не требуется такой обширной территории, какую он имеет у нас. Было бы что есть - это в конечном итоге самое главное.

К сожалению, надо признать тот факт, что выпавшая из восстановленного ареала амурского тигра территория никогда уже не будет, по-видимому, заселена им вновь. В равной мере это касается и былой численности этого зверя - таковой уже не достичь. Единственное, что можно добиться в деле его охраны,- сохранить существующие ныне ареал и поголовье, но и эта задача трудна: слишком резок и стремителен процесс хозяйственного освоения районов, где тигр обитает.

Конкретное современное распространение амурского тигра представляется следующим образом. Северная граница его ареала - зоны устойчивого обитания - проходит от устья р. Кабаньей, что на побережье Японского моря, на юго-запад к истокам Кемы, где переходит на западный макросклон Сихотэ-Алиня. Характерно, что на морском побережье севернее р. Кабаньей тигр встречается лишь временно, на проходах, на протяжении 200 км, до низовьев Самарги включительно. Далее к северу 2-4 тигра живут по бассейнам рек Ботчи и Коппи. Объясняется это тем, что в этих местах лучше сохранился кедр, а стало быть, водится и кабан.

От верховий Арму и Дальней граница ареала идет к устью Светловодной на Бикине, затем поднимается к северу через верховья Катэна, среднюю часть Сукпая, устье Чуи, а достигнув средней части Анюя, резко поворачивает к югу. Вдоль Амура и железной дороги Хабаровск - Владивосток западными предгорьями Сихотэ-Алиня граница опускается до залива Петра Великого. Обособленные участки обитания тигра находятся вдоль государственной границы СССР от оз. Ханка до залива Посьета (см. рис. 5).

Зона регулярных временных заходов на Среднем и Северном Сихотэ-Алине простирается до широты Советской Гавани на восточном и до устья Горина на западном макросклонах. В горах Малого Хингана по водосборам Биры и Биджана в 1950 - 1960 гг. жили не менее восьми тигров. Здесь наблюдались постоянные переходы их через Амур в обоих направлениях. Из этого очага хищники регулярно заходили в бассейн Архары и в зону кедрово-широколиственных лесов по рекам Куру и Урми. В середине 60-х годов здесь оставалось всего один-два зверя, а к началу 70-х и они исчезли. Вследствие угасания этого участка ареала в 70-80-е годы в бассейнах рек Тырмы, Кура и Урми тигр не появлялся. Последний раз его видели в верховьях Уды (где и застрелили) в 1968 г.

В Амурской обл. с 1970 г. заходы тигров не отмечаются. В Читинскую обл., в междуречье Шилки и Аргуни, тигры иногда, но все реже и реже проникают с юга. На Газимурском хребте крупные особи живут по нескольку месяцев в году, после чего уходят за р. Амгунь. Летом 1967 г. у села Воскресенки (приустьевая часть Шилки) была браконьерами убита тигрица.

До сих пор остается спорным вопрос: был ли тигр на Сахалине? Исследователи природы Уссурийского края прошлого века сообщали о встречах там этого хищника. Вероятно, нет оснований сомневаться в этом, однако неоспоримо то, что появлялся тигр на Сахалине очень редко, проникая с материка через замерзающий пролив Невельского.

В журнале "Знание - сила" (1981, № 2) была опубликована интересная заметка М. Яковлева о том, что в 1948 г. в горах на западе Сахалина он наблюдал ожесточенный поединок тигра с медведем. Случай этот описан убедительно и заслуживает доверия. Но появление в тех местах тигра можно считать явлением исключительным. Из-за крайне многоснежных зим, отсутствия изюбра и кабана он на Сахалине жить не может.

В сопредельных с Советским Дальним Востоком провинциях Китая амурский тигр в первой половине нашего века был обычным в горных кедрово-широколиственных и широколиственных лесах бывшей Маньчжурии, простирающихся примерно восточнее г. Харбина и севернее Корейского п-ова. Особенно много этих животных некогда было в провинции Гирин, примыкавшей к государственной границе от Хабаровска до Владивостока. В более позднее время, к 50-м годам, основное поголовье тигра в Маньчжурии было сосредоточено в кедрово-широколиственных лесах Малого Хингана и хребта Надань-Хада-Алинь.

К концу 50-х годов в Маньчжурии жило 200-250 амурских тигров, из которых ежегодно отстреливалось якобы 50-60 зверей, а лекарственная фабрика в г. Ругунсяне покупала по 20-30 туш тигров в год. Сейчас в тех местах охота на тигра запрещена, а численность его весьма мала - вряд ли более 50 особей. Еще меньше этих хищников осталось на севере КНДР - не более 40-50 голов, причем на большей части Корейского п-ова тигр исчез. Таким образом, общее число амурских тигров, изолированно обитающих в крайнем северовосточном углу бывшего видового ареала, 270-300.

Несмотря на общее удовлетворительное состояние популяции тигра на Советском Дальнем Востоке и рост его численности на протяжении последних 30-40 лет, в целом положение с тигром в нашей стране за последние 100-150 лет ухудшилось. В начале XVIII в. он обитал на Кавказе, достигая Черноморского побережья, а возможно, выходил и в Предкавказье - к северу от главного хребта. В Ленкорани он был обычным зверем, встречался в Колхиде и Аджарии. Но везде на него усиленно издавна охотились, и результаты сказались. В Грузии последнего тигра застрелили в 1922 г., а в Армении в 1948.

В субтропических лесах Ленкорани и Талышских горах, где тигры были довольно многочисленны, в середине прошлого века их добывали от 10-15 до 20 в год, и к концу века их осталось очень мало. И все равно тигров убивали. Продолжали это делать и в XX, в., причем отстреливали и кабанов, которыми он в основном питался. В 1932 г. покончили с последним тигром. В 50- 60-х годах в Азербайджан еще забредали тигры из соседнего Ирана, но их быстро ликвидировали.

Печальна участь туранского тигра. В Средней Азии и Казахстане в прошлом веке он был многочислен и обитал почти повсеместно, кроме пустынь. Усиленно и целенаправленно преследовать его стали с середины XIX в. За убитого тигра выплачивали премию в размере 25- 50 р., что по курсу того времени было немало - примерно стоимость коровы. Поощрялось истребление тигра и, после окончания гражданской войны. До 30-х годов за убитого зверя платили 100 р. Разрешались любые способы и методы охоты на тигров. Убивали их до нескольких десятков в год. И результаты не замедлили сказаться. Уже в конце прошлого века туранского тигра уничтожили на Мургабе и Теджене, затем он исчезал в других районах, в следующих... В Туркмении последнего тигра, зашедшего из Ирана, застрелили в 1954 г. К этому времени тигр исчез даже из заповедника... Тигровая балка, где некогда он был многочислен. И вот в 1978 г. в журнале "Природа", была опубликована статья ученого Р. Л. Потапова под мрачным заголовком "Исчезновение туранского тигра". Не стало тигра этого подвида не только у нас - на северной окраине обширного ареала, но и, вероятно, в исконных местах его обитания - в Иране и Афганистане. Недавние биологические экспедиции не смогли обнаружить в этих странах каких-либо следов обитателя тугаев и камышовых зарослей.

Туранского тигра можно было бы, конечно, спасти, если бы за строгую его охрану взялись лет тридцать назад - уже тогда было очевидно плачевное состояние разгромленной людьми популяции. В 1957 г. в Таджикистане запретили на него охоту, но было уже слишком поздно. В 1968-1972 гг. туранских тигров видели в последний раз. В зарубежных странах этого зверя не охраняли, даже целенаправленно истребляли, а встречали его последний раз где-то в конце 50-х годов.

Р. Л. Потапов в своей статье (Природа, 1978, № 6, с. 23-24) писал: "Особенно губительным для этих крупных хищников оказалось уничтожение основной среды их обитания - тугайных зарослей вместе с населяющей их фауной...

Тугайные биоценозы отличаются высокой продуктивностью, а следовательно, и очень высокой плотностью животного населения. Но именно эта высокая продуктивность тугаев, плодородие их почв и вода стали привлекать сюда и человека. Плодородные земли по соседству с водой всегда были дефицитом в этих местах. Наступление человека на тугаи началось давно, но за последние полвека оно велось с исключительной интенсивностью. Непролазные тугайные заросли исчезали на глазах, сменяясь ровными квадратами хлопковых, рисовых, табачных плантаций. Тугайные леса вырубались и превращались в выпасы для скота. Быстро сокращалась численность кабанов и оленей, составлявших главную пищу тигров, а небольшие клочки уцелевших зарослей уже не могли быть защитой для спокойного выведения потомства.

Небольшие по размерам заповедники и заказники не спасали положение, и в результате к 1950 г. тигры исчезли из тугаев дельты и верховьев Амударьи - последних мест в нашей стране, где они еще размножались. Примерно к этому же времени исчезли тигры из Афганистана и из Северо-Западного Китая. Оставалась последняя ничтожно малая популяция в прикаспийских плавнях Ирана.

Однако процесс освоения земель шел и там, и регулярные сообщения о тиграх в обширных тростниковых зарослях иранского Прикаспия становились все более редкими и прекратились примерно в то же время, в начале 50-х годов. Там тигров преследовали и травили ядовитыми приманками как истребителей домашнего скота. Тигр и здесь был обречен. Последнее достоверное сообщение о его встрече датируется 1958 г. Но тигры явно где-то здесь жили и после 1958 г.. где-то в глухих уголках еще теплился угасающий огонек каспийской популяции. Но настал черед и для этих уголков. Последним туранским тиграм пришлось покинуть разоренные человеком родные для них тростники и перебраться в густые леса на склонах Талышских гор и хребта Эльбрус, к жизни в которых они явно не были приспособлены.

Здесь их время от времени еще встречали сельские жители, но встречи эти становились все более редкими.

Покинув родные места, одиночные тигры стали бродяжничать, повсюду сталкиваясь с людьми, с шумом работающих механизмов и с трудом находя себе пропитание. И последняя вспышка сообщений о встречах тигров в Ленкорани и по Амударье в 1963-1968 гг., внушившая было оптимизм некоторым зоологам, на самом деле была предсмертным сигналом погибающей популяции".

Исчезновение туранского тигра должно послужить для нас суровым уроком, показывающим пагубность всякого промедления в делах охраны природы. Хуже всего то, что в зоопарках мира, по всей вероятности, уже нет туранских тигров. А я все надеюсь: вдруг объявятся хотя бы два-три туранских тигра где-нибудь в особенно глухих и недоступных человеку районах; скажем, на севере Ирана. Или в каких-нибудь зоопарках найдутся. Тогда появится надежда восстановить подвид, хотя и очень трудная эта будет работа. Ведь спасали же в свое время не одно животное, в природе полностью истребленное, но, к счастью, сохранившееся в зоопарках.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mur-r.ru/ "Mur-r.ru: Библиотека о кошачьих"