Новости    Библиотека    Породы кошек    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Пользовательского поиска


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава восьмая. Пожар в лагере

В начале июня мы снова отправились в лагерь, где ие были десять дней. Перед самым закатом, когда до лагеря оставалось с десяток километров, мы вдруг заметили на деревьях и кустах множество грифов и стали медленно подъезжать к ним. Неожиданно мы оказались в окружении слонов. Должно быть, то самое стадо в тридцать - сорок голов, которое бродило здесь последние недели. В стаде было много слонят, и встревоженные мамаши, подняв кверху хоботы, размахивая ушами и сердито тряся головой, подходили к самой машине. Мы почувствовали себя не очень уютно. Когда нас догнал грузовик, за рулем которого сидел Ибрахим, положение наше не улучшилось.

Джордж схватил винтовку и вскочил на крышу лендровера. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем слонам вздумалось наконец идти дальше. Один за другим они пересекали дорогу метрах в двадцати от нас. Зрелище было величественное. Могучие животные шли цепочкой, прикрывая своими телами слонят и сердито мотая головой в нашу сторону.

Выразив свой гневный протест, стадо удалилось. Однако часть слонов все еще стояла в нерешительности. Мы продолжали ждать. Наконец двинулись и эти, лишь две небольшие группы остались на месте. Они явно не собирались уходить.

Но что же все-таки привлекло сюда всех этих грифов? Ужо смеркалось, и Джордж решил вместе с Македде рискнуть пройти между оставшимися слонами. Ибрахим и я с крыши машины следили за животными, чтобы в случае чего предупредить Джорджа. Он нашел недавно убитого водяного козла. Кругом на земле были отпечатки лап льва. Видимо, слоны спугнули его.

Джордж вернулся к машине. Уже стемнело, а дорогу нам все еще преграждали слоны. Объехать их было невозможно, и мы рискнули пробраться между ними. Все обошлось благополучно,

Уж не Эльса ли убила этого козла?.. Да нет, вряд ли, слишком далеко от ее охотничьих угодий. И опасно схватываться с такой антилопой: у водяного козла могучие рога и огромный вес (этот козел весил не меньше двухсот килограммов). К тому же у Эльсы на попечении львята. Только очень сильный голод мог вынудить ее пойти на такой риск.

Приехав в лагерь, мы сразу пустили сигнальную ракету. Затем установили антенну. Мне хотелось услышать первую свою передачу об Эльсе, записанную в Найроби за несколько дней до этого. Эльса в ту ночь не появилась.

Рано утром мы отправились к тому месту, где нашли убитого козла. От него мало что осталось, и все кругом было истоптано слонами, так что никаких других следов не разобрать. Пробираясь сквозь колючий кустарник, мы спугнули носорога, который промчался мимо нас чересчур уж близко. Нам пришлось ходить не один час, прежде чем мы напали на след, похожий на след Джеспэ. Но мог ли он забрести так далеко?

Возвратясь в лагерь, мы, к своей радости, увидели Эльсу с львятами на Больших скалах. Она стремительно сбежала вниз, бросилась на Джорджа, сбила его с ног, потом проделала то же самое со мной. Дети с любопытством глядели на все это, высунув головы из высокой травы.

В лагере семейство получило от нас мясо, и все сразу же жадно набросились на него, ворча, хрипя и чавкая. Должно быть, они здорово проголодались. Эльса-маленькая захватила лучшие куски и убежала от братьев. А они никак не могли наесться, и пришлось выдать им еще одну тушу.

Позже, когда мы легли отдохнуть, Джеспэ с неожиданной отвагой принялся вдруг жевать мои сандалии и дергать меня за ноги. Зубы и когти у него были достаточно острые, и я быстро поджала ноги. Он сразу так надулся, что я в знак дружбы протянула ему руку. Джеспэ пристально поглядел на руку, на меня, повернулся и ушел.

Вечером Эльса по старой привычке растянулась на крыше лендровера, но дети, вместо того чтобы затеять возню, улеглись вокруг на земле. Обычно они как раз в эти часы особенно резвились. Ночью я слышала, как они сосут молоко, а Эльса тихонько с ними разговаривает. Сильно же они проголодались, если даже двух коз им было мало!

Утром семейства в лагере не было. По их следам мы пришли к убитому водяному козлу. Значит, это все-таки Эльса расправилась два дня назад с такой могучей антилопой! Но ей не повезло, совсем некстати явились слоны и не дали ей и львятам попировать. Теперь понятно, почему все семейство было такое голодное и усталое.

Антилопы гну
Антилопы гну

Мы забрали роскошные рога и подвесили их в "кабинете" на память о первой охоте львят вместе с матерью на крупную дичь.

Наши походы к Эльсе на Большие скалы были всегда интересными. В дальнем конце гряды, разбитом трещинами и заросшем эвфорбией и кустарничком, есть множество укромных местечек для всевозможных животных. Даманы там попадались буквально на каждом шагу. Они сновали между камнями, будто тени, или пытливо поглядывали на нас. Светлые пятна над глазами придавали им такой недоумевающий вид, что казалось, их любопытство ненасытно. Даманы окрашены под цвет камня, и только в бинокль мы могли следить за их стремительным бегом но почти отвесным каменным плитам. Бывало, они расхрабрятся, выставят одного на пост, чтобы следить за нами, и разлягутся на скалах погреться на солнышке. Наверное, тут были и дикобразы, мы часто находили их иглы.

Но самыми занимательными жителями этой части буша были, конечно, попугаи. Однажды я наблюдала, как чета попугаев опустилась на баобаб рядом с нами. Кургузые, короткохвостые птицы с поразительно красивым оперением - изумрудным и оранжевым. Они попрыгали с ветки на ветку и наконец исчезли в дупле на толстом суку. В следующий миг из дупла по соседству высунулась голова еще одного попугая. Это был неоперившийся птенец. Он что-то прохрипел, тотчас появились старшие и сели рядом с ним. Из дупла вылез второй птенец. Все четверо уселись в ряд на суку и принялись тараторить.

Разглядывая их в бинокль, я приметила еще и третье дупло, из которого смотрела чуть ли не человеческая рожица. По огромным глазам и ушам я узнала лемура - ночное животное, которое выходит на волю, лишь когда стемнеет. Здешний лемур очень мал, может поместиться на ладони, зато его пушистый хвост вдвое длиннее тела.

Как-то вечером Эльса и ее дети отправились с нами в лагерь. Мать и Джеспэ шли впереди нас, Гупа и Эльса-маленькая за нами. Но Джеспэ это не нравилось, и он все бегал "зад и вперед, стараясь собрать стаю вместе. Наконец Эльса остановилась и пропустила нас вперед. Воссоединение состоялось. Эльса ласково потерлась о наши колени: спасибо, что поняли.

В ту ночь с кухни пропала вареная цесарка. Виновником оказался отец львят, мы обнаружили у палатки его следы.

Утром меня разбудило мяуканье Эльсы, разговаривавшей в кустах с детьми. С самого рождения львят мы никогда не включали радио, если они были в лагере, чтобы не напугать их. Но в этот день Джордж захотел послушать последние известия. В тот же миг явилась Эльса, уставилась на приемник и грозно зарычала. Пришлось его выключить. Только тогда она успокоилась и вернулась к львятам. Немного погодя Джордж опять включил приемник. Эльса прибежала снова и снова рычала, пока он не выключил. Я гладила ее, увещевала, но она не успокоилась, прежде чем не обыскала всю палатку.

Меня часто спрашивали, как Эльса реагирует на те или иные звуки. Я льстила себя мыслью, что знаю ответ, но на этот раз ее поведение озадачило меня. Когда она жила с нами в Исиоло, у нас каждый день говорило радио. Эльса пугалась только в момент включения. Пугалась она и когда я начинала играть на пианино. Но, разобравшись, откуда исходит звук, она больше не обращала на него внимания. Эльса различала гул самолета и автомашины. Как бы громко ни рокотал самолет, она была к нему равнодушна, зато шум автомобиля настораживал ее задолго до того, как мы его улавливали. Я проверяла, как на нее подействует пение, но на мои песни она не реагировала. Когда я подражала голосу львят, чтобы заставить ее искать их, она немедленно подчинялась, однако, если я делала то же в шутку, Эльса оставалась безучастной.

Как и положено дикому зверю, она различала голоса животных п могла определить их. настроение. И по нашим голосам она угадывала, как мы настроены. Мне кажется, низкие голоса она всегда предпочитала высоким, даже если высокие ноты вовсе не означали, что говорящий возбужден.

После случая с радио я могла проверить свою собственную реакцию на звуки. В ту ночь между лагерем и рекой резвились слоны и было невозможно уснуть из-за урчания в их животах, трубных звуков, гула падающих стволов, плеска воды. А тут еще начал рычать Эльсин супруг. И среди всего этого гама я слышала храп Джорджа... Эльса укрылась за изгородью вокруг палатки Билли.

Наутро буш вокруг лагеря напоминал поле боя, трава была вытоптана, повсюду виднелись глубокие вмятины от слоновьих ног. Но слоны ушли, и снова воцарился мир. Эльса с детьми отдыхала в лагере но соседству с "кабинетом".

Днем мы уехали в Исиоло и пробыли там девять дней.

16 июня, возвращаясь в лагерь, мы чуть не наскочили на двух слонов, которые вышли из буша перед самой машиной. К счастью, они напугались не меньше нас. Джордж резко затормозил, а слоны, громко трубя, убежали в чащу.

Эльса явилась в лагерь через полчаса после сигнальной ракеты. С нею были львята. Она устроила нам восторженную встречу, но я заметила у нее ссадины на голове п на морде и глубокую рану на правой задней лапе, сильно распухшей. Эльса старалась поменьше двигаться и не позволила мне лечить ее. Все четверо были очень голодны, понадобилось две козы, чтобы насытить их.

На следующее утро мы попытались выяснить по их следам, где было последнее логово семейства. Мы знали, что надо искать за рекой, Эльсе всегда больше нравился тот берег. Нам-то казалось, что на нашей стороне ничуть не хуже, и выбор Эльсы нас беспокоил, так как она рисковала нарваться на браконьеров. Будь она одна, это еще было бы не страшно, но с детьми совсем другое дело.

Вообще мы с самого начала выбрали этот район потому, что здесь, вдоль реки, в полосе шириной в несколько километров, распространен один вид мухи цеце, укус которого безвреден для человека и большинства диких зверей, но опасен для скота. Вот мы и рассчитывали, что тут не появятся домашние козы на соблазн Эльсе. У нее были очень постоянные привычки, и хотя она меняла логово каждые два-три дня, но только в пределах ограниченного участка. Это тоже нас успокаивало.

Теперь по многим признакам мы определили, что за последнее время местные племена вторгаются в заповедник. Поэтому мы и стремились установить, где чаще всего Эльса устраивает свое логово, чтобы в случае опасности прийти ей на помощь. От реки следы шли по сухому руслу до скалистой гряды, примерно в километре от лагеря. Мы назвали эту гряду Пещерной, потому что здесь была многоярусная сухая пещера, откуда открывался отличный вид на буш. Рядом с пещерой росли деревья, так что львятам было где полазить. Видно, здесь и обосновалась Эльса.

Когда мы возвратились в лагерь, она уже ждала нас там с малышами. Она была чем-то встревожена, но встретила меня ласково, позволила полежать на ней, как на подушке, и обняла меня лапами. Джеспэ это не понравилось. Когда мать отошла от них, он присел, собираясь прыгнуть на меня. Три раза примерялся, наконец сделал вид, что его больше занимает слоновий помет. Однако прижатые уши и сердитое ворчание выдавали его ревность. Для своих выпадов львенок выбирал моменты, когда мать его не видела. Желая задобрить Джеспэ, я дала ему несколько лакомых кусочков, потом привязала к трехметровой веревке автомобильную камеру и потащила по земле. Пока мы с ним состязались, кто кого перетянет, из "кабинета" донесся шум. Это слоны затеяли там свою игру.

На следующий день во время завтрака мы вдруг увидели между палатками и кухней четырех слонов. Они появились внезапно и бесшумно и так же бесшумно потом исчезли.

Во время недавнего половодья крокодилы разбрелись по всей реке, а теперь они опять стали собираться в глубоких заводях. Это нас встревожило, ведь Эльса нередко уносила к реке мясо, прежде чем мы успевали привязать его на ночь. Часто было слышно, как она рычит на берегу. Мы приходили на помощь с ружьями и фонарями и заставали Эльсу в самый разгар спора с крокодилом. Естественно, увидев нас, "крок" отступал, наши выстрелы обычно не попадали в цель, так как над водой мы видели одни только глаза. Из всех известных мне диких животных крокодилы лучше других чувствуют опасность. Как мы ни подкрадывались, нам не удавалось их перехитрить.

26 июня львятам исполнилось полгода. По этому случаю Джордж подстрелил для них цесарку. Конечно, Эльса-маленькая не замедлила схватить птицу и скрыться с нею в буше. Возмущенные братья кинулись вдогонку, но вернулись ни с чем и скатились по песчаному откосу прямо на мамашу, которая нежилась на спине лапами кверху. Она поймала озорников и захватила в пасть их головы. Когда им наконец удалось вырваться, они стали дергать маму за хвост. Наигравшись, Эльса встала, медленно подошла ко мне и обняла, точно подчеркивая, что я тоже своя. Джеспэ опешил. В чем дело? Мать оказывает мне всяческие знаки внимания, значит, меня не нужно остерегаться. Но ведь я так не похожа на них! И стоило мне повернуться спиной, как он начинал подкрадываться ко мне. Но если я оглядывалась, он тут же останавливался и мотал головой, совершенно сбитый с толку. Наконец он решил: уйду-ка я отсюда совсем. И решительно зашагал к реке, намереваясь переплыть на ту сторону. Эльса побежала за ним вдогонку. Мои крики "нельзя, нельзя" на него не подействовали. Вся семья отправилась следом за Джеспэ. Несмотря на молодость, он уже взял на себя роль вожака стаи.

Джеспэ у прибрежных зарослей
Джеспэ у прибрежных зарослей

Когда они вернулись, Эльса устроилась рядом со мной, положив голову мне на колени. Этого Джеспэ стерпеть не мог. Он подполз поближе и стал царапать мне ноги своими острыми коготками. А я не могла шевельнуться, потому что Эльса придавила меня. Чтобы защититься от Джеспэ, я вытянула перед собой руку. Он в тот же миг цапнул меня за палец и прокусил его. К счастью, я всегда ношу с собой сульфаниламид, так что смогла сразу же продезинфицировать ранку. Все это происходило перед самой мордой Эльсы, но она дипломатически жмурилась, делая вид, будто ничего не замечает.

Заходящее солнце позолотило верхушки пальм, потом все краски поблекли, стало быстро смеркаться. Вдруг Эльса-маленькая вся подобралась и уставилась на противоположный берег. Взглянув туда, я заметила огромного слона, который спустился к реке на водопой. Я толкнула Эльсу, и она тоже его увидела, однако не двинулась с места. Слон поднял хобот, принюхался, но ветер дул в нашу сторону, так что мы остались незамеченными. На всякий случай я решила спрятать подальше свою фотоаппаратуру. Но слон не думал переправляться. Пока я ходила к палаткам, он уже отошел от берега и побрел обратно в буш.

Мы отправились в лагерь. Джеспэ вел себя очень миролюбиво, и я решила, что он цапнул меня в шутку. Ведь когда они с Эльсой покусывали друг друга, это было выражением любви.

И все-таки отношение к нам Джеспэ серьезно беспокоило нас. Мы старались уважать врожденные инстинкты львят и хотели, чтобы они оставались дикими зверями. Естественно, они ни в чем не подчинялись нам. Эльса-маленькая и смирный Гупа оставались по-прежнему робкими, с ними у нас не было никаких столкновений. Но Джеспэ иное дело. Мое "нельзя" на него не действовало, он не убирал своих острых когтей, как это делала его мама, когда была маленькая. Пускать в ход палку мне не хотелось. Эльса могла обидеться и потерять доверие к нам. Значит, надо как-то наладить дружбу с Джеспэ. Пока что его изменчивое поведение позволяло рассчитывать лишь на вооруженное перемирие.

Проведя пять дней в лагере Эльсы, мы уехали в Исиоло. Дома нас ожидало известие, что Джордж вскоре должен поехать на три недели на север. Оставлять Эльсу одну на такой срок нам не хотелось. Наведываться из Исиоло в лагерь невозможно, ведь Джордж уедет на лендровере. Тогда я решила все эти три недели прожить в буше, даже если это и нарушит вольный распорядок жизни львят.

Но сначала Джордж еще должен был совершить очередной объезд. Я осталась на две недели одна в Исиоло. Мы договорились встретиться с Джорджем в лагере Эльсы в начале июля.

По дороге к лагерю я начала беспокоиться, что Джордж нас не встречает. Видимо, что-то случилось. Предчувствие беды еще усилилось, когда мы въехали в густое облако дыма, так что трудно стало дышать.

А в лагере я не поверила своим глазам. Колючий кустарник обратился в золу, кругом тлели обугленные стволы, было невыносимо жарко. Опалены обе акации, в ветвях которых обитало столько птиц. И на этом черном фоне резко выделялись зеленые палатки. Я облегченно вздохнула, увидев в одной из них Джорджа.

У него было что порассказать. Когда он прибыл сюда двумя днями раньше, здесь вовсю бушевал пожар. Джордж обнаружил следы двенадцати браконьеров. Они не только подпалили деревья и ограды, но поломали все, что могли, уничтожили даже маленький огород Ибрахима.

Джордж сильно тревожился за Эльсу. Вечером, с семи до десяти часов, он выпустил несколько сигнальных ракет, но Эльса не откликнулась. Наконец в одиннадцать она явилась со львятами страшно голодная. За два часа они сумели управиться с целой козой. Эльса была очень нежна с Джорджем и ночью много раз забиралась к нему на кровать. Он заметил у нее несколько ссадин. На рассвете Эльса ушла. Отправившись по ее следам, Джордж вскоре увидел ее на гряде Ворчун.

Тогда он решил проверить, откуда она пришла в лагерь накануне. Следы, которые вели от реки, переплетались со следами браконьеров. Может, они охотились на Эльсу и львят?

После ленча Джордж послал троих объездчиков в погоню за поджигателями. Они привели шестерых. Виновников безобразия заставили восстанавливать наш лагерь. Работа не из приятных, если учесть, сколько кустов надо было наломать для колючей изгороди.

Эльса и львята провели ночь в лагере. Рано утром они ушли, а через полчаса Джордж услышал рычание со стороны Больших скал. Он подумал, что это Эльса, и очень удивился, когда немного погодя ее голос донесся из-за реки. Тут же явилась она сама, взволнованная, мокрая, израненная и без львят.

Через несколько минут Эльса, громко рыча, побежала к Большим скалам. Судя по всему, у нее только что была стычка с чужим львом. А тревога Эльсы показывала, что враг все еще где-то поблизости. Очевидно, его-то рычание Джордж и услышал вначале. Пока они сражались, львята убежали, потом и Эльса отступила за реку. Теперь Джордж двинулся за Эльсой, чтобы отыскать львят. Они вместе поднялись на Большие скалы. На вершине Эльса тревожным голосом позвала детей. Но львят нигде не было видно. Они вдвоем обыскали всю местность между грядой и лагерем. Вдруг Эльса остановилась перед густыми зарослями, сперва принюхалась, потом позвала. Джордж обшарил все кустарники, но ничего не нашел. Тогда он решил взять на подмогу Нуру. Целое утро они искали следы львят, но им попадались только отпечатки лап самой Эльсы. По ним Джордж определил, что она быстро спустилась к реке и переправилась на другой берег ниже "кабинета".

После долгих поисков Джордж наконец отослал Нуру обратно в лагерь, а сам продолжал бродить, пока не встретил Эльсу у подножия гряды Ворчун. Она все еще отчаянно звала детей. Вместе они обследовали всю гряду, не пропустив ни одного укромного уголка. Им попались следы крупного льва и львицы. Это открытие сильно встревожило Эльсу. Утром она все время рвалась вперед, теперь же согласилась идти позади Джорджа.

В конце гряды, неподалеку от того места, где родились львята, внимание Эльсы привлекла одна расщелина, и она долго обнюхивала ее. Вдруг из-за скалы прямо перед ними выглянул львенок. А потом и второй! Это были Эльса-маленькая и Гупа. Джеспэ с ними не было.

Детеныши ринулись вниз к матери и потерлись носами о ее морду. Потом они втроем пошли в сторону Китчен-лагги.

Все это произошло как раз перед моим приездом. Джордж хотел сразу же после ленча идти разыскивать Джеспэ. Разумеется, я отправилась вместе с ним.

Час спустя мы встретили Эльсу у подножия Больших скал. Она очень обрадовалась мне. Пока я освобождала ее от мух цеце и мазала ссадины, львята издали следили за нами, а потом убежали в кусты. У Эльсы были царапины на задних лапах и настоящие раны на груди и морде. Она не обращала внимания на своих малышей, а они все еще сидели в кустах. Понимая, что их смущает наше присутствие, мы спрятались за камни, и львята сразу бросились к своей матери.

Когда вся тройка поднялась на гряду, мы возобновили поиски Джеспэ. Я ходила вдоль подножия, а Джордж отправился к гряде Зум. Оглянувшись на Эльсу, я заметила, что она принюхивается и смотрит на заросли, которые так заинтересовали ее еще утром. Я позвала ее, но она не обратила на это никакого внимания.

Кругом было множество свежих отпечатков львиных лап, и я понимала тревогу Эльсы. Когда вернулся Джордж, Эльса все-таки спустилась к нам вместе со львятами.

Леопард...
Леопард...

и его 'кладовка'
и его 'кладовка'

Она сразу же направилась прямо к кустарнику, и, когда миновала его, я вдруг заметила, что за нею бегут не два, а все три львенка! Семейство держалось так, словно Джеспэ и не пропадал на целые сутки. Зато у нас гора с плеч свалилась. У реки вся четверка задержалась, чтобы напиться, а мы пошли в лагерь и приготовили для них мясо.

Наконец-то можно было отдохнуть и пообедать... Мы говорили о странном поведении Эльсы. Почему она прекратила розыски Джеспэ? Знала, что он прячется в зарослях? Но возможно ли это? Зачем ему понадобилось двенадцать часов отсиживаться в кустах совсем рядом с лагерем, рекой и грядой, где его ждало семейство? И почему он не откликался, когда его звали?

Все это еще можно было бы объяснить, если бы чужие львы залегли по соседству с грядой. Но в таком случае вряд ли Гупа и Эльса-маленькая стали бы прятаться там.

Вечером Джордж отправился в Исиоло готовиться к поездке на север. Я беспокоилась, что он уезжает из лагеря в такой поздний час, ведь в это время все дикие звери выходят на охоту...

Только ушла машина, как со стороны Больших скал донеслось рычание. Львы не унимались почти всю ночь. Эльса привела детенышей поближе к моей ограде и оставалась здесь, пока не рассвело. Утром они переправились через реку. Потом я обнаружила отпечатки их лап на песке недалеко от лагеря, рядом со следами буйвола, который недавно обосновался в этих местах. Каждую ночь он проходил на водопой возле самых палаток, и наше соседство его ничуть не смущало.

Я охотилась на крокодилов, но без особого успеха. Эльса и львята знали, что "кроки" недобрые твари, и нередко настороженно рассматривали водовороты и плывущие по течению сучья. Но раз на раз не приходится, и я беспокоилась за них.

Как-то, когда Эльса была за рекой, я позвала ее, и она приготовилась войти в воду вместе со львятами, но вдруг замерла на месте. Она что-то приметила в реке и повела львят вверх, к Китчен-лагге. Здесь река в засушливую пору сильно мелеет. Но переправились они только через час, причем львята вопреки обычаю не затеяли возню в воде. Казалось бы, такая осторожность должна была меня успокоить. Но на следующий день в тот же час, в том же месте Эльса без раздумья вошла в реку, как только я ее позвала.

Я приметила у нее на языке кровоточащую ранку. Впрочем, это не помешало ей вылизывать своих малышей.

Вечером мы сидели все вместе на берегу. Внезапно Эльса и львята напряженно уставились на реку и оскалились. В трехчетырех метрах от нас в воде лежал крокодил. Это был здоровенный зверь - одна голова почти полметра. Я сходила за винтовкой и убила его. Львята стояли совсем близко, но выстрела не испугались. Эльса подошла и в благодарность потерлась головой о мое колено.

Почти каждый день она приходила со львятами на песчаную косу. Здесь всегда был свежий буйволиный помет, а иногда слоновий, и львята очень любили кататься в нем. Часто малыши играли на стволах поваленных пальм. Если они падали, то вовсе не как кошки, о которых говорят, что они непременно приземляются на все четыре лапы. Наши львята мешком шлепались на траву, не понимая, как они там очутились.

Как раз в ту пору Джеспэ стал поприветливее. Иногда он облизывал меня, однажды даже, поднявшись на задние лапы, обнял меня передними. При детях Эльса старалась не слишком ласкаться ко мне, но, когда мы оставались вдвоем, она была нежна по-прежнему. И как всегда, доверяла мне, разрешая Даже брать из своих лап мясо и перетаскивать его в другое место, если мне это было нужно. Мне позволялось также переносить мясо львят. Когда я вечером убирала с берега наполовину съеденную тушу, чтобы ночью ее не сожрали крокодилы, Эльса не двигалась с места, хотя мне часто приходилось шагать через нее. Она не вмешивалась даже и в том случае, когда львята цеплялись за тушу, пытаясь отстоять свою козлятину.

Когда смеркалось, дети вели себя особенно оживленно. Они затевали возню с матерью, и ей было трудно сохранить свое достоинство. Джеспэ приметил, что, если схватить маму за хвост, ей нелегко высвободиться. Они ходили по кругу, пока игра не надоедала Эльсе. Тогда она просто-напросто садилась на своего проказливого сына. Ему это очень нравилось, он принимался лизать и обнимать маму, пока она не спасалась в нашей палатке.

Но вскоре палатка перестала быть для нее надежным убежищем. Джеспэ входил следом за нею, осматривался и быстро стаскивал все на землю. По ночам я частенько слышала, как он обследует наши запасы консервов и пива. Звон бутылок неизменно потешал его. Однажды утром бои нашли в реке клочья моей любимой резиновой подушки. Я была сама виновата - забыла убрать ее со стула накануне вечером. Джеспэ быстро освоился в палатке. Но брат и сестра были менее отважны, они только снаружи наблюдали за его проказами.

Как-то вечером Джеспэ забрел даже на кухню. Обошел вокруг сидевших у огня людей, все обнюхал, осмотрел и удалился.

Пожар надолго избавил нас от скорпионов. До тех пор всегда приходилось держать наготове палку, чтобы бить непрошеных гостей, когда те, изогнув хвост, семенили по полу. Интересно, что ни Эльсу, ни львят скорпионы не жалили ни разу. Несколькими годами раньше мой терьер чуть не погиб от укуса скорпиона. Да и меня как-то раз ужалил скорпион длиной не больше трех сантиметров. У меня распухли железы и начались очень болезненные судороги. Боль длилась, пока не рассосался яд, против которого еще не придумали сыворотку. В нашей области водятся скорпионы двух видов - черный до десяти сантиметров в длину, очень страшный на вид, и светлый, поменьше, зато поядовитее.

К сожалению, тот же пожар уничтожил наших друзей-лягушек, которые каждый вечер собирались на свет лампы и истребляли разных насекомых. Одна особенно храбрая лягушка прыгала прямо на Эльсу, когда та лежала в палатке. Они относились друг к другу совершенно спокойно. Когда я наполняла водой брезентовую ванну, веселые лягушки затевали настоящие пляски вокруг нее. Я к ним очень привыкла и теперь просто скучала без них.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mur-r.ru/ "Mur-r.ru: Библиотека о кошачьих"