Новости    Библиотека    Породы кошек    Карта сайта    Ссылки    О сайте


Пользовательского поиска




Сколько живут кошки и как продлить жизнь питомца

Топ самых дорогих кошек в мире

Среди котов преобладают левши

Вся правда о черных кошках: приметы и мифы

Старейший в мире кот умер в Великобритании в возрасте 32 лет

Палеогенетика помогла выяснить происхождение домашних кошек

120-сантиметровый кот Омар претендует на рекорд Гиннесса

Как на людей влияет мурлыканье кошек

Инопланетные сфинксы в фотографиях Алисии Риус

Обнаружили необычную черту котов

Исчезнувший кот Эрнст вернулся к хозяину после прогулки длиной в девять лет

Записан первый в мире музыкальный альбом для кошек

13 лучших игрушек для котов, которые можно быстро сделать своими руками

Почему кошки не живут стаями

Мечты сбываются: создан «умный» кошачий туалет, который сам убирает за питомцем
предыдущая главасодержаниеследующая глава
Тигр, Panthera tigris Linnaeus, 1758

1758. Felis tigris. Linnaeus. Syst. Nat., ed. X, 1, p. 41. Бенгалия.

1815. Felis virgata. Illiger. Abh. K. Akad. Wiss. Berlin, p. 98. Мазандеран, Северный Иран.

1842. Felis mongolica. Lesson. Nouv. tabl. Regne Amim., p. 50. Бухара, Монголия, Киргизские степи. Nomen praeoccupatum.

1844*, (1845, 1847). Felis tigris altaicus. Temminck. Fauna Japonica.Mammalia, p. 43. Корея**.

* (Год описания этой формы сначала принимался 1845 (Бронгерсма, 1935; по Мазаку, 1965), затем исправлен на 1844 (Мазак, 1967). Некоторые экземпляры сочинения Темминка (экз. библиотеки В. Г. Гептнера) несут дату 1847. (В. Г.).)

** (Точнее - горы Pisihan на приблизительно 43° с. ш. Эта параллель проходит немного южнее Владивостока, через крайнюю северную часть КНДР и южную часть Северо-Восточного Китая (Маньчжурии), т. е севернее Корейского полуострова собственно. (В. Г.).)

1858. Tigris striatus. Severtzov. Rev. Mag. Zool., 10, p. 386. Переименование Felis tigris Linnaeus, 1758.

1867. Tigris regalis. Gray. Proc. Zool. Soc. London, p. 263. Переименование Felis tigris Linnaeus, 1758.

1868. Felis longipilis. Fitzinger. Sitz. Ber. Akad. Wiss Wien, 58, p. 435. Амурский край*.

* (По уточнению С. И. Огнева (1935), принятому и другими авторами. С. У. Строганов (1962), основываясь на том, что у автора первой указана "Средняя Азия", принимает в качестве типичной местности бассейн Лобнора.)

1871. Felis tigris var. amurensis. Dode. Proc. Zool. Soc. London, p. 480. Устье Уссури, Хабаровск*.

* (По С. У. Строганову (1962). Здесь же разбор номенклатурного значения названий наших тигров с 1868 г.)

1904. Felis (Tigris) septentrionalis. Satunin. Сатунин. Ж. "Природа и охота", № 7, стр. 5.12 верст к западу от Ленкорани, восточное Закавказье.

1904. Felis tigris coreensis. Brass. Nutzbare Tiere Ostasiens, p. 4. Северная Корея.

1915. Tigris mikadoi. Satunin. Сатунин. Ж. "Наша охота", № 7, стр. 17. Корея.

1916. Felis tigris lecoqi. Schwarz. Zool. Anz., 47, p. 351. Лобнор, Курла.

1916. Felis tigris trabata. Schwarz. Ibid., 47, p. 353. Долина Или к югу от Балхаша.

1925. Felis tigris mandshurica. Baikoff. Байков. Маньчжурский тигр. стр. 3. Харбин, Северо-Восточный Китай (Маньчжурия).

1929. Т. gris mandjurica. Baikoff. Ж. "Охотник", № 4, стр. 16. Замена mandshurica Baikoff, 1925.

1929. Т. koraiensis (micadoi) Baikoff (ex Sat.). Байков. Ж. "Охотник", №4, стр. 16. Северо-Восточный Китай (б. Маньчжурия). Замена koreensis Brass, 1904 и mikadoi Satunin, 1915.

1935. Tigris tigris virgata Matschie (1897 ex Illiger 1804-1811). Огнев. Звери СССР, 3, стр. 273. Замена virgata Illiger, 1815 (В. Г.).

Диагноз

Окраска красновато-рыжая или рыжевато-желтая с поперечными черными узкими полосами. Длина тела не менее 150 см, кондилобазальная длина черепа - 250 мм, скуловая ширина - 180 мм, длина верхнего хищнического зуба более 26 мм. (В. Г.).

Описание

(При "Описании", как и в очерке "Географическая изменчивость" работы С. И. Огнева (1935), С. У. Строганова (1962) и В. Мазака (1965, 1967) использованы и кроме случаев непосредственного цитирования.

Приведенные в "Описании" характеристики дополнены и расширены в разделе "Географическая изменчивость".)

Размеры очень крупные - самый крупный вид семейства. По общему складу тигр вполне типичная кошка - он имеет вытянутое гибкое тело на невысоких ногах и с довольно длинным хвостом (рис. 40). Передняя часть корпуса развита сильнее задней, в плечах зверь выше, чем в крестце: создается впечатление некоторой грузности, но вместе с тем огромной мощи, которая подчеркивается сильными ногами с большой и широкой передней лапой, тяжелой, всегда несколько опущенной головой, высокой холкой и выделяющейся могучей мускулатурой, особенно в передней части тела, прежде всего мощным плечом. Зверь довольно медлителен на шагу и даже его более резкие движения - прыжки, например, кажутся неторопливыми. То же впечатление спокойной мощи производит и лежащий тигр. Общий облик тигра - огромная физическая сила и спокойная уверенность, соединенные с особой тяжеловатой грацией (рис. 41).

Рис. 40. Тигр, Panthera tigris L. (рис. A. H. Комарова)
Рис. 40. Тигр, Panthera tigris L. (рис. A. H. Комарова)

Рис. 41. Амурский тигр, Panthera tigris altaica Temm. Московский зоопарк (фот. А. П. Жандармова)
Рис. 41. Амурский тигр, Panthera tigris altaica Temm. Московский зоопарк (фот. А. П. Жандармова)

Голова с заметно выступающей лицевой частью и выпуклым лбом. Уши короткие с округлой тупой вершиной, широко расставленные. Вибриссы расположены в 4-5 рядов, белые, иногда у основания буроватые, очень упругие, длиной до 165 мм, толщиной до 1,5 мм. Зрачок круглый, радужина желтая. Когти очень мощные, круто изогнутые, бледного воскового цвета. Их длина по наружной дуге достигает 80-100 мм, высота основания до 40 мм.

Летний мех невысокий, довольно редкий, равномерной длины по всему телу, лишь на щеках развиваются удлиненные волосы (баки); несколько удлинены и волосы по верху шеи. Мех довольно грубый. У южных форм, обитающих вне пределов нашей страны, разницы между зимним и летним мехом нет или она невелика. У тигров Туркестана и Кавказа, особенно же нашего Дальнего Востока, различия эти очень резки - зимний волосяной покров гораздо гуще и длиннее, мягче и шелковистее и на туловище у зверей с особенно богатым мехом может даже выглядеть лохматым. Он заметно длиннее и на голове (уши выдаются незначительно), баки сильно удлиняются, как и волосы на затылке и по верху шеи.

Сравнительно с другими нашими кошками волосяной покров тигра "средней высоты, грубый и редкий. На спине на 1 см2 приходится около 2500 волос, на брюхе - 600, на один кроющий - всего 1,4 пуховых (крайний случай среди наших кошек), причем пуховые волосы очень слабо извитые и грубые. Сплошь черные волосы (с черных полос) сильно отличаются от желтых, т. е. не имеющих черного пигмента. Средняя длина желтых направляющих 27 мм, толщина 105 мк, то же - черных 48 мм и 88 мк. Длина желтых остевых волос (I-IV категории) 31, 29, 25, 25 мм, толщина их - 85, 62, 49, 37 мк, длина черных остей 40, 38, 33, 31 мм, толщина 87, 63, 47, 34 мк. Желтые пуховые волосы имеют длину 24 мм, и толщину 30 мк, черные - 23 мм и 30 мк" (зимняя шкура амурского тигра; Б. Ф. Церевитинов; см. также "Географическая изменчивость").

Цвет основного фона окраски тигра яркий, красновато-рыжий или охристо-рыжеватый. Этот тон ярче всего на спине, менее насыщен на боках и наружной стороне ног. Нижняя часть головы, шеи, середина груди, брюхо и внутренние стороны ног белые или с легким желтоватым налетом. Переход от окраски верха к нижней поверхности постепенный, но четкий. Основной тон окраски хвоста по верху тот же, что на туловище, но несколько светлее, к концу он бледнеет и может стать белым, нижняя сторона хвоста белая или очень светлая, охристая.

По этому ссновному фону разбросан весьма сложный узор из темных - чисточерных или буроватых, полос, имеющих на разных частях тела различную величину, форму и направление, интенсивность окраски и резкость очертаний. Кольцевых пятен на шкуре нет.

Характерно следующее расположение темных полос. По всему туловищу и по шее они имеют поперечное (вертикальное) положение. На туловище одни спускаются ниже, другие кончаются выше или даже уходят на брюхо. Все полосы имеют острые нижние концы, иногда раздвоены внизу или раздваиваются и снова соединяются перед концом. Между их концами острыми вершинами начинаются другие поперечные полосы, спускающиеся на брюхо, или охватывающие его. Начинающиеся на верху шеи кончаются на шее или уходят на грудь, с холки спускаются вниз по лопатке, или сзади нее.

В задней половине туловища полосы, как правило, располагаются чаще, чем в передней. Впереди они, однако, обычно окрашены интенсивнее - в более или менее чистый черный цвет, в задней половине нередко имеют буроватый тон, а на бедрах могут быть даже бурыми. Полосы, начинающиеся на крестце, уходят в пах или на заднюю сторону бедер или заканчиваются посредине бедра. Некоторые, дойдя до верхней части голени, принимают наклонное вперед косое направление и уходят на внутреннюю сторону ноги.

Наружная и внутренняя поверхности задних ног до пяточного сустава покрыты темными поперечными (горизонтальными) полосами - короткими или охватывающими конечность полукольцом или даже кольцом. Ступня снизу грязно-серая. Передняя (наружная) поверхность передних ног черных полос не имеет, внутренняя несет короткие и редкие черные поперечные полосы, иногда выходящие концом на задне-наружную сторону ноги. Концы лопаточных и плечевых полос могут спускаться до локтя.

Хвост всегда имеет черный кончик и на большей части своей длины охвачен поперечными полосами, образующими вокруг него сплошные кольца. У основания хвоста сплошных охватывающих колец обычно, однако, нет и по верху здесь располагаются темные отметины в виде углов с вершиной, направленной вперед. Темных поперечных полос на хвосте обычно 10, но бывает 8-9 и 11.

Узор на голове сложен (рис. 42). Верхняя сторона морды, начиная от ноздрей и до области между глазами и немного назад имеет окраску рыжего тона без темного узора. Так же окрашена область от угла глаза до верхнего ряда вибрисс. Эта окраска небольшим клином обычно простирается под глазом до его наружного угла. Непосредственно вдоль нижнего века идет узкое белое поле. Область ниже ноздрей и область вибрисс, подбородок и нижняя челюсть белые, кроме черных пятен на нижней губе в углу рта. Лоб, темя и затылок несут сложный и изменчивый узор из коротких поперечных черных полос, часто неправильной формы; их обычно 4-5-6. Иногда они прерваны посредине - все или некоторые, иногда же между ними находится продольная полоса, от которой они отходят. Последняя пара иногда образует угол*.

* (Головной узор из продольной полосы с тремя поперечными (рис. 91) образует фигуру, очень похожую на китайский иероглиф "ван", или "ван-да", что означает "великий владыка". У китайцев и корейцев и у некоторых малых народностей Дальнего Востока с тигром вообще связано очень много суеверий, звери же с знаком "ван" считались священными и почитались особо (Байков, 1925).)

Рис. 42. Амурский тигр, Panthera tigris altaica Temm. Московский зоопарк, 1963 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 42. Амурский тигр, Panthera tigris altaica Temm. Московский зоопарк, 1963 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

За ухом часто начинается уже длинная полоса, дугою спускающаяся на шею и часто доходящая до горла. Бока головы и баки по белому полю покрыты несколькими черными полосами, имеющими угловую или скобообразную форму. Они начинаются наверху под ухом или перед ухом, иногда одной из поперечных полос теменного узора и идут вниз по щекам и по бакам, доходя до угла нижней челюсти или даже спускаясь на горло. Ухо с передней стороны покрыто белесыми волосами, с тыльной всегда чисточерное с большим ярко белым пятном в верхней половине*.

* (Это пятно, развитое также у некоторых других кошек как больших (барс), так и мелких (амурский кот), очевидно, имеет сигнальное значение.)

Окраска тигров, описанная выше весьма схематично (см. также "Географическая изменчивость"), подвержена большой изменчивости, прежде всего индивидуальной, причем изменяется как тон окраски, так и узор. Общий тон меха может быть то более ярким, рыжим, то более тусклым, желтоватым, изменяется и простирание рыжего поля вниз - белые поля низа могут подниматься на бока туловища и шеи больше или меньше. Изменяется и тон узора. Черные полосы на туловище могут иметь буроватый оттенок, и там, как на бедрах и задних лапах, где он обычно бывает несколько буроватым, этот тон может быть выражен сильнее.

Наиболее изменчив сам черный узор. Полосы могут быть то шире, то уже, сплошные и вильчатораздвоенные на конце или со светлым просветом, короче или длиннее и их может быть вообще больше или меньше, и шкура покрыта ими густо или редко и т. п. Боковые полосы на середине спины обычно расширены и, сходясь с полосами противоположной стороны встык или чередуясь, они иногда образуют черный спинной продольный ремень, тянущийся подчас по всему туловищу. Изменчив и теменной узор и вообще развитие и форма полос на голове и величина носового поля и уз эр окружности глаз.

Весьма изменчив узор хвоста. Наравне с ясно выраженными и хорошо ограниченными замкнутыми кольцами по всему хвосту встречаются случаи, когда хорошо выражен лишь черный кончик и несколько дистальных колец, причем иногда они как бы двойные с легким желтоватым просветом. Передние кольца чаще не ясны - они могут не вполне охватывать хвост и имеют неправильную, иногда совершенно нарушенную форму. Они представляют собой в разной степени искаженную фигуру угла, направленную вершиной вперед. Вообще же при всех вариациях десять элементов темного рисунка хвоста различимы почти всегда. Основной тон хвоста может быть белым на всем или почти всем протяжении.

Из более резких уклонений, носящих все же характер флюктуирующей изменчивости, известны тигры с редукцией числа черных полос в передней половине тела. Лопаточная область и грудная клетка в крайних случаях почти лишены черного узора. В задней части тела он может быть развит нормально. Известны тигры-меланисты, альбиносы (при известном освещении следы полос у них обычно заметны) и так называемые^ белые тигры, у которых редуцирован рыжий пигмент, но полностью сохраняется черный. Эти мутации у наших зверей неизвестны, редукция числа полос встречается, но очень редко.

Сезонные изменения окраски у северных, т. е. наших тигров значительны. Основной фон зимнего меха сравнительно с летним менее яркий и рыжий, более охристый. Полосы в связи^с большой длиной меха выглядят шире и имеют менее резкие очертания.

Половой деморфизм в окраске не выражен. У самок в зимнем мехе баки не так сильно развиты, как у старых самцов. Возрастных изменений в окраске нет - молодые тигрята имеют тот же полосатый наряд, как и взрослые, на основной тон их меха не столь ярок, более охрист. Кроме того, полосы расположены чаще, они шире, и очертания их менее резки, что частью зависит от относительно большой длины и пухлявости меха. Спинной черный ремень обычно имеется.

Географическая изменчивость в окраске и характере меха выражена хорошо и проявляется в интенсивности рыжего цвета; изменчива также степень развития полос - их число и густота, ширина, длина, интенсивность черного цвета, а также распространение белого поля на нижней поверхности тела, черный узор на хвосте и некоторые другие детали окраски. Изменяется географически также и степень сезонного деморфизма в длине и густоте меха. Географические изменения окраски идут согласно правилу Глогера (подробнее см. далее).

Среди вольных тигров известны альбиносы и меланисты. У первых обычно при определенном освещении заметны следы темных полос. Под названием белых тигров в настоящее время, главным образом в Америке, разводится в зоопарках линия зверей, у которых выпал желтый пигмент, но сохраняется черный узор. Эти звери ведут свое начало от тигра, пойманного в Индии.

Сосков 2 пары - паховые.

Диплоидное число хромосом 38.

Череп (рис. 43) вполне типичен для рода и характеризуется прежде всего крупными размерами. В этом отношении, как и почти во всех остальных, он сходен с черепом льва, от которого отличается только указанной выше (см. описание льва) особенностью строения нижней челюсти и относительной длиной носовых костей*. Череп тяжел и массивен с большой и очень сильной лицевой частью, очень широкой в области клыков. Мозговая часть удлиненная и сильно сжатая с очень сильно развитыми гребнями, особенно сагиттальными. Общий профиль черепа полого выпуклый, самую высокую точку образует межглазничная площадка. Глазницы относительно небольшие, овальной формы, вытянутые кзади и там широко открытые. Слуховые барабаны относительно малы, толстостенны и уплощены. Мастоидный отросток широкий, массивный и имеет коническую форму. Нижняя челюсть тяжелая, с широким венечным отростком. Нижний край челюсти несколько вогнутый (см. рис. 36).

* (Покок (1929) указывает, что различение черепов льва и тигра, если имеются большие серии тех и других, не всегда легко. Известно также, что в посткраниальном скелете обоих видов различий нет)

Рис. 43. Череп амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. № S 2088, колл. ЗММУ. Уссурийский край (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 43. Череп амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. № S 2088, колл. ЗММУ. Уссурийский край (рис. Н. Н. Кондакова)

В зубной системе чрезвычайно развит верхний клык, широкий у основания и длинный (до 65-66 и даже 70 мм по изгибу спереди), верхний коренной очень мал и иногда отсутствует (теряется при жизни). Верхний хищнический зуб очень большой и имеет хорошо развитую передне-внутреннюю лопасть с небольшой вершиной на ней; нередко на переднем наружном крае зуба есть маленькая дополнительная вершина.

Половые различия в черепе выражаются только в несколько меньших общих размерах его у самок и в том, что у старых самцов гребни развиты особенно сильно, сильнее сжата заглазничная область и сама мозговая коробка.

Возрастные изменения черепа очень значительны (рис. 44). Череп молодых животных округлый, с относительно слабо развитой и менее массивной лицевой частью, с более вздутой и относительно большой черепной коробкой, более слабыми, не столь угловатыми и не столь сильно разведенными скуловыми дугами. С возрастом череп вытягивается, лицевые части развиваются в ущерб мозговым, и он становится более тяжелым, толстостенным и грубым. В целом амплитуда возрастных изменений черепа очень велика - наибольшая в семействе (как и у льва). Географические изменения в строении черепа малы и сводятся лишь к некоторым различиям в общих размерах.

Рис. 44. Возрастные изменения общих очертаний и относительных размеров черепной коробки тигра. Слева старый самец № S 2088, Уссурийский край, Богомолов, наибольшая длина черепа 360 мм. Слева молодой экз. № S 58977, Уссурийский край между pp. Хором и Иманом, зима 1955/56 гг., наибольшая длина черепа 220 мм. Колл. ЗММУ. (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 44. Возрастные изменения общих очертаний и относительных размеров черепной коробки тигра. Слева старый самец № S 2088, Уссурийский край, Богомолов, наибольшая длина черепа 360 мм. Слева молодой экз. № S 58977, Уссурийский край между pp. Хором и Иманом, зима 1955/56 гг., наибольшая длина черепа 220 мм. Колл. ЗММУ. (рис. Н. Н. Кондакова)

Тигр самый крупный вид семейства - размеры его тела и вес больше, чем у льва. Вместе с тем, рекордные черепа львов несколько превышают самые крупные черепа тигров*. Лев, очевидно, имеет несколько более крупную голову при менее длинном корпусе и вообще менее массивен**. Тигрицы по размерам и весу гораздо меньше самцов. Разница у старых зверей может достигать 15-20% по длине тела и до 50% по его весу. Вообще же размеры зверей очень изменчивы, причем это не только проявление обыкновенной индивидуальной изменчивости, а связано также и с тем, что тигры живут долго и растут долго (самцы практически почти всю жизнь) и при известных условиях могут быть очень упитанными. Абсолютные размеры тела и черепа и вес наших тигров, дающие представление о меристических признаках вида, приведены ниже (см. "Географическая изменчивость").

* (Максимум наибольшей длины черепа тигра равен, по-видимому, 385 (В. Г. Гептнер; см. далее), или может быть 400 мм (Байков, 1925). У львов наибольшая длина черепа может достигать 390 и даже 400 мм (Роберте, 1962), мировой рекорд составляет 419 мм (Вест и др., 1962).)

** (Указывается (Бест и др., 1962), что в Индии львы "уступают дорогу" тигру.)

Рис. 45. Амурская тигрица в возрасте 3,5-4 лет с относительно резкими и широкими полосами в передней части тела и более узкими и частыми в задней. Длина тела 159 см, длина хвоста 88 см, высота в холке 79 см. 11 декабря 1961 г. р. Сучан, юг Уссурийского края (фот. В. К. Абрамова)
Рис. 45. Амурская тигрица в возрасте 3,5-4 лет с относительно резкими и широкими полосами в передней части тела и более узкими и частыми в задней. Длина тела 159 см, длина хвоста 88 см, высота в холке 79 см. 11 декабря 1961 г. р. Сучан, юг Уссурийского края (фот. В. К. Абрамова)

Географическая изменчивость в размерах тела и черепа выражена хорошо, следует правилу Бергмана, но не очень резка. Размеры некоторых внутренних органов по трем взрослым тигрицам, убитым на воле (№ S 34885, Уссурийский край, ЗММУ, длина тела 172 см, вес 145 кг; № 197, Пяндж, Таджикистан, длина тела 165 см, вес 135 кг; № 203, Кизылсу, Таджикистан, длина тела 165 см, вес 97 кг; данные Чернышева, 1958, с изменениями и В. Г. Гептнера) следующие. Вес сердца и сердечный индекс 770 г - 5,28; 570 г - 4,22; 970 г - 10,00 (В. Г.); вес легких 850, 1480, 2070 г; вес печени 1720, 1955, 2170 г; вес селезенки 265, 290, 250 г; вес пищеварительного тракта - 2500, 2700 г; вес желудка - 795, 910 г; вес почек - 990, 1160 г; общая длина кишечника и отношение к длине тела 742 (1 : 4,31), 640 (1 : 3,88), 710 см (1 : 4,30); длина тонкой кишки 542 (87,5% от общей длины кишечника), 550 (85,9%), 660 см (92,9%); длина толстой кишки 100 (13,5%), 90 (13,4%), 50 см (5,6%); длина слепой кишки 6 (0,8%), 5 (0,7%), 10,5 см (1,5%). Поперечник сердца 118 мм; длина его 132 мм (экз. ЗММУ). (В. Г.).

Систематическое положение

Несмотря на большие отличия в общем облике между львом и тигром, эти два вида следует считать наиболее близкими друг другу. Различия в черепе, как сказано выше, очень незначительны и частью непостоянны; то же относится к различиям в посткраниальном скелете. Если некоторые подвиды львов и тигров различаются больше, то с другой стороны сходство, например, между тиграми и львами Азии особенно велико. Это, в частности, давало некоторым авторам повод предполагать происхождение этих кошек в Юго-Западной Азии. В целом различие между этими видами, если брать их во всем объеме, в краниологических признаках меньше, чем между другими близкими видами кошек. Большинство авторов и ставит эти два вида в непосредственном систематическом соседстве.

Вместе с тем высказано мнение (Хеммер, 1966), согласно которому тигр в качестве особого монотипического подрода противопоставляется остальным большим кошкам, образующим другой подрод. При этом лев оказывается видом наиболее "удаленным" от тигра и теснее всего связанным с барсом ("леопардом"), а через него с ягуаром. В этой конструкции значительную роль играют этологические особенности видов, а также намечающаяся более легкая гибридизация льва с барсом и ягуаром, чем с тигром. Для принятия этой схемы, идущей вразрез с морфологией, сейчас оснований нет. (В. Г.).

Географическое распространение

Леса и тростниковые заросли Южной, юга Восточной, Средней, частью Передней и Центральной Азии.

Ареал в СССР (восстановленный) представляет собой северную окраину видового ареала. В пределах нашей страны он разбит на 3 отдельных части - кавказскую (включая европейскую часть СССР), среднеазиатскую (включая Казахстан и Западную Сибирь) и дальневосточную (включая Забайкалье). Эти части соединяются на юге, вне СССР. Среднеазиатский ареал, как частью и дальневосточный, в свою очередь состоит из отдельных изолированных участков (рис. 46).

Рис. 46. Восстановленный на конец XIX - начало XX в. ареал тигра в СССР и вероятные места пребывания зверя в Средние века (X-XII вв.): 1 - границы областей оседлого обитания и постоянных регулярных заходов. 2 - границы областей более редких заходов, 3 - крайние отдельные дальние заходы, 4 -  малоопределенные указания, 5 - вероятное пребывание на предкавказских равнинах и в Южной России в Средние века. Б. Г. Гептнер
Рис. 46. Восстановленный на конец XIX - начало XX в. ареал тигра в СССР и вероятные места пребывания зверя в Средние века (X-XII вв.): 1 - границы областей оседлого обитания и постоянных регулярных заходов. 2 - границы областей более редких заходов, 3 - крайние отдельные дальние заходы, 4 - малоопределенные указания, 5 - вероятное пребывание на предкавказских равнинах и в Южной России в Средние века. Б. Г. Гептнер

В значительной мере в силу указанного окраинного характера ареал в СССР в каждой из трех областей обитания тигра в СССР выделяются, или выделялись, 2 части - территории постоянного пребывания и размножения и такие, куда звери только заходят. Обычно область заходов как бы окаймляет область постоянного обитания более или менее широкой полосой. По отношению ко всему видовому ареалу область заходов в разных частях его периферии может быть не очень велика. Однако по отношению к сравнительно небольшим окраинным кускам ареала, находящимся в пределах СССР ее площадь очень значительна. Она может местами намного превышать площадь оседлого обитания. Вместе с тем, всегда разделить эти две части и установить таким образом истинную границу постоянного обитания вида, особенно если дело касается прошлого или периода исчезновения зверя из данной части ареала, когда нормальная численность и вся жизнь популяции нарушена, не всегда возможно. Тигр очень подвижен; заходы могут быть очень часты, звери могут несколько лет появляться совершенно регулярно, или даже какой-то срок обитать оседло и даже размножаться, а затем на несколько лет исчезать совсем или появляться заходом редко и т. п. Иногда имеет место и движение границы в том или ином направлении. Наконец, в некоторых даже обширных областях звери в прошлом были оседлы, а затем, находясь на пути к исчезновению, стали появляться только заходом.

Кавказ. В XIX в. (рис. 47) местом постоянного обитания, очевидно и размножения, тигра был только крайний юго-восток страны - Талыш и Ленкоранская низменность, где звери встречались как в горных лесах, доходя до северной оконечности хребта, так и в лесах низменности. Наиболее часто они встречались в низменных лесах у Пришиба. Численность тигров была здесь довольно велика до конца прошлого века и даже начала нынешнего, хотя и колебалась в разные периоды значительно.

Рис. 47. Северная граница области постоянного обитания тигра на Кавказе в XIX в. (1), отдельные места (2) и области (3) заходов в XVIII, XIX и XX вв. В. Г. Гептнер
Рис. 47. Северная граница области постоянного обитания тигра на Кавказе в XIX в. (1), отдельные места (2) и области (3) заходов в XVIII, XIX и XX вв. В. Г. Гептнер

Быстрое падение количества зверей началось с первых лет нашего века и даже с конца прошлого. Уже тогда звери перестали размножаться здесь и стали бывать лишь заходом из Ирана, хотя и довольно регулярно и пребывать подолгу. Это было связано прежде всего с прямым преследованием со стороны увеличившегося русского населения, но также и с изменением ландшафтов (вырубка лесов и культивирование края) и истреблением кабанов - главной добычи тигра.

В прошлом столетии, частью и раньше, пока Талыш был областью оседлого существования тигра, он служил местом, из которого звери заходили в разные части Кавказа, преимущественно в равнины восточного Закавказья. Позже Талыш был местом, куда тигры заходили к нам из Ирана и через которое они проникали и дальше. Такая роль Талыша объясняется тем, что это наиболее западная часть, оконечность, лесных ландшафтов прикаспийских областей Ирана, связанных с Эльбурсом (Гиркания). По-видимому, лишь немногие заходы тигра на Кавказ не были связаны с Талышем и шли через более запад ные части северо-западного Ирана (Зангезурский хребет у Аракса - в районе Мегри, Армении; Араратская котловина; может быть, Ахалцихе). Из Талыша звери, естественно, чаще всего заходили в ближайшие части степного Закавказья (Белясувар в Муганской степи, Сальяны и др.), но проникали и значительно дальше - до Тбилиси, проходя туда, очевидно, по долине Куры (1735, 1820, 1922 гг.). Заходы тигра из Ирана в Талыш в последние десятилетия становились все реже. Известны случаи в 50-х и 60-х годах и последний (до 1969 г.) в 1966 г. (Ленкоранская низменность)*. Появление отдельных зверей еще не исключено, однако, вероятность этого очень мала и все уменьшается, поскольку численность зверя быстро падает и в Гиркании. Для середины XX в. следует считать, что тигр на Кавказе исчез совершенно**.

* (Некоторые дополнительные сведения о заходах тигра на Кавказе и в других частях ареала см. также в разделе "Биология" ("Численность", "Сезонные миграции и заходы").)

** (Брандт, 1956; Сатунин, 1903, 1915; Динник, 1914; Смирнов, 1922; Огнев, 1935; Верещагин, 1947, 1959; Слудский, 1953а, 1966.)

В XVIII в. и в первой половине XIX в. заходы тигра за пределы Талыша были гораздо более многочисленны и простирались на север, восток и на запад гораздо дальше. В первом направлении звери доходили до Шемахи (предгорья) и Баку и даже Дербента, во втором встречались в Армении, в собственно Грузии (восточной - область Тбилиси, 1820, 1835) и в западном Закавказье в бассейнах Квирилы и Риона (Имеретия и Мингрелия), включая южные склоны Большого Кавказа. По ним, очевидно, проходил самый северо-западный отрезок границы ареала вида (Брандт, 1856)*. Где находились границы области постоянного обитания и области заходов и сколь частых, неизвестно. Довольно, однако, ясно, что Армения и западное Закавказье были областью заходов, как и область Тбилиси. Вместе с тем, вероятно, в XVIII в. звери жили оседло не только в Талыше и Ленкоранской низменности, но и по тугаям, тростниковым крепям и разливам нижнего течения Куры и Аракса.

* (Иногда сведения Гюльденштедта (1787, 1791), на которых основывается Брандт, относят к барсу, что, однако, едва ли справедливо. Указания о тигре в западном Закавказье имеются и у других старых авторов (Шардэн, Гамба, Нордманн и др., Брандт, 1856) даже для гор к югу от Ахалцихе в XIX в. (заход).)

Есть основания считать, что в Средние века, в частности в X-XII вв., может быть и позже, тигр постоянно жил в подходящих местах по всем равнинам восточного Закавказья, местами, возможно, в предгорьях Большого и Малого Кавказа (рис. 48).

Рис. 48. Вероятная область обитания тигра на северо-западе ареала в Средние века (X-XII вв.): 1 - вероятная граница постоянного обитания в Закавказье и по Каспийскому побережью, 2 - области и направления вероятных заходов (на равнинах Предкавказья на севео до Маныча и Кумы вероятно постоянное обитание), 3 - Чернигов. В. Г. Гептнер
Рис. 48. Вероятная область обитания тигра на северо-западе ареала в Средние века (X-XII вв.): 1 - вероятная граница постоянного обитания в Закавказье и по Каспийскому побережью, 2 - области и направления вероятных заходов (на равнинах Предкавказья на север до Маныча и Кумы вероятно постоянное обитание), 3 - Чернигов. В. Г. Гептнер

Природная обстановка в это время была здесь для зверя гораздо более благоприятна, чем в последние столетия: человеческое население редкое, водоемы полноводны, тугаи и всякого рода крепи были по всем рекам и озерам, местами и по морскому побережью, и кабаны, олени, косули, куланы, джейраны многочисленны (см. главу о льве). Вдоль каспийского побережья звери, очевидно, распространялись далеко на север.

Есть все основания принимать, что "лютый зверь" русского средневекового языка был не волк, не барс и не лев, как думали разные авторы, а тигр (Гептнер, 1969). Поэтому можно считать, что тигр занимал и равнину северного Предкавказья, притом не только прикаспийские тростники далеко на север, но и Терек, Кубань и азовское побережье. Он проникал и к устьям Дона и в южнорусские степи, может быть и в лесостепь (Черниговское княжество). Каковы были действительные очертания ареала и характер пребывания зверя на этом обширном пространстве к северу от Большого Кавказа, сейчас можно только предполагать. Весьма, однако, вероятно, что зверь, по крайней мере в северном Предкавказье, жил оседло (подробности см. Гептнер, 1969).

Рис. 49. Среднеазиатская область обитания тигра в СССР: 1 - граница постоянного обитания и постоянных ближних заходов в XIX в., 2 - места отдельных заходов в конце XVIII, в XIX, частью в XX вв. (большинство заходов в XX в. было в область прежнего постоянного обитания), 3 - переходы из дельты Амударьи на Сырдарью и в обратном направлении и с р. Чу в Семиречье, 4 - не вполне определенные сведения о Зеравшане, неясный предел проникновения по Сарысу. В. Г. Гептнер
Рис. 49. Среднеазиатская область обитания тигра в СССР: 1 - граница постоянного обитания и постоянных ближних заходов в XIX в., 2 - места отдельных заходов в конце XVIII, в XIX, частью в XX вв. (большинство заходов в XX в. было в область прежнего постоянного обитания), 3 - переходы из дельты Амударьи на Сырдарью и в обратном направлении и с р. Чу в Семиречье, 4 - не вполне определенные сведения о Зеравшане, неясный предел проникновения по Сарысу. В. Г. Гептнер

Среднеазиатская область обитания. В пределах нашей страны разделяется на несколько отдельных участков (рис. 49). В юго- западной Туркмении тигр в прошлом, по-видимому, жил оседло по Атреку до моря (Чикишляр) и по его притокам Сумбару и Чандыру - во всяком случае в их низовьях. Что касается остального Копетдага в пределах СССР, то здесь тигры встречались нередко, но бывали только заходом. Оседлые тигры в юго-западной Туркмении существовали лишь в прошлом веке, по-видимому, лишь до 80-х, может быть, 90-х годов. Исчезновение их связано не только с прямым преследованием, главным образом в связи с русской колонизацией, но и с изменением природных условий - исчезновением тростниковых крепей по Сумбару и Чандыру, а позднее и по Атреку, уменьшением численности кабана.

В ближайших частях бассейна Атрека и по Горгану в Иране тигры сохранялись долго и местами (Талау) жили и до середины нашего века. Отсюда они заходили и заходят в пределы нашей страны. Заходы имеют место раз в несколько лет, главным образом в западные и юго-западные части Копетдага. Звери добывались на Атреке, в частности у Кызыл-Атрека и у Чата, где в апреле 1930 г. поодиночке было убито четыре тигра (В. Г. Гептнер), у Кара-Кала и Кайне-Касыра на Сумбаре, у Нухура, даже у Кзыл-Арвата и окрестностях Ашхабада у северного подножья гор. Известен заход в Большой Балхан, т. е. через значительные пространства пустыни*. В 30-х годах нашего века заходы бывали реже, чем в 20-х и раньше, в 40-х реже, чем в 30-х. В XVIII в. тигр был указан для о-ва Челекен (В. Г. Гептнер) и Балханского залива (Брандт, 1856, по Гмелину).

* (Последний (до 1969 г.) тигр в Копетдаге был убит 10 января 1954 г. на Сумбаре у Кайне-Касыра на самой иранской границе (Шукуров, 1958; здесь данные о других заходах в Копетдаг). Предполагалось, что в случае с Большим Балханом могло быть смешение с барсом. Однако тигр ходит через пустыню далеко (см. ниже).)

Участок обитания тигра в юго-западной Туркмении непосредственно связан с областью обитания зверя по Эльбурсу. Он представляет собой ее северо-восточную оконечность, как талышский участок - северо-западную.

Далее на восток на пространстве между Ашхабадом и Тедженом, тигров, по-видимому, не было. Местность для них совершенно неподходящая (такырная полоса у подножья Копетдага) и нет сведений даже о заходах. На Теджене тигр указан от Пуль-и-хатума (35°55') до устья реки (Зарудный, 1890, 1891). Несомненно, он встречался и выше, так как в Афганистане водился по верховьям Герри-руда (т. е. Теджена) - у Герата. По тугаям и тростниковым зарослям в низовьях реки у Серахса и несколько выше звери, несомненно, жили оседло, еще выше, где по самому характеру долины реки (она прорезает горы Гязь-Гядык) больших тугаев и тростников быть не могло, они, вероятно, бывали больше заходом, но постоянно.

По Теджену тигры были обыкновенны в 80-х годах прошлого века (особенно у ж. д. станции Карры-Бенд) и встречались еще в 90-х. Уничтожение крепей и прямое преследование привели к тому, что к началу нынешнего века они исчезли совершенно. В нашем столетии нет сведений даже о заходах на Теджен. Тедженский участок обитания тигра, по-видимому, в равной мере связан как с областью обитания зверя в северо-восточном Иране, так и с афганским участком ареала.

В прошлом тигры были широко распространены и местами вполне обыкновенны по Мургабу от государственной границы до Мары (Мерва) на севере. Они встречались и по Кушке от Чильдухтара (к югу от г. Кушки) до ее устья в Мургаб. По-видимому, встречались и на Кашане, впадающем в Мургаб выше Кушки. По Кушке тигры появлялись большей частью заходом, хотя и совершенно регулярно, может быть держались в некоторые периоды постоянно. Исчезновение тигров на Мургабе и Кушке связано с уничтожением тугаев и распашкой долины (хлопок) и прежде всего интенсивным прямым преследованием, еще в дореволюционное время, особенно охотничьими командами полков и отдельными офицерами-спортсменами.

Зверь уже давно исчез на севере, на юге он удержался до 80-х и даже 90-х годов прошлого столетия. На верхней Кушке он в этом время (в 80-х годах) был достаточно обыкновенен. К началу нынешнего столетия тигр во всем бассейне Мургаба оказался практически истребленным, нет даже достаточно определенных указаний на его заходы на верхний Мургаб и Кушку. Такая возможность была не исключена еще в 20-х годах нашего века, поскольку в смежных частях Афганистана зверь, по-видимому, хотя и редко, еще встречался. Еще до середины нашего века он там, однако, исчез*.

* (По данным Никольского, 1886; Радде и Вальтера, 1889; Эйчисона, 1889; Зарудного, 1890, 1891; Силантьева, 1898; Сатунина, 1905; Масальского, 1913; Билькевича, 1918, 1924; Флерова, 1932; Лаптева, 1934;' Гептнера, 1949, 1956; Слудского, 1953, 1966; Шукурова, 1958 и др. и по материалам В. Г. Гептнера.)

Отдельная более или менее изолированная область обитания тигра занимает бассейн Амударьи. Зверь встречался от нижней части Пянджа до самого Аральского моря. На всем этом протяжении выделяются два основных участка постоянного оседлого обитания тигра - северный и южный. Между ними лежит область, где звери встречались больше проходом и, если и задерживались, то, вероятно, ненадолго и не выводили или выводили редко, или, наконец, оседло жили столь давно, что об этом нет точных сведений.

Северный участок занимает всю дельту Амударьи, где тигры жили на пространстве вверх до Нукуса и Ходжейли. Раньше тигры встречались по тугаям Амударьи и значительно выше - не только в Хивинском оазисе, но и в тугаях Дарган-Ата (40°30') и Даяха-тын (40°05'). По всей указанной области, в частности в названных двух южных тугаях, тигры встречались еще в конце прошлого века и в начале нынешнего, причем в дельте в значительном числе.

Уничтожение тугаев, истребление кабана и охота привели к быстрому падению числа зверя и к сокращению его ареала. К 20-м годам он встречался только в дельте и еще в 30-х попадался под Ходжейли и Нукусом. Последний зверь у Нукуса был убит в 1938 г. В 40-х годах звери встречались только в нижней части дельты (в районе Кунграда, Караузяка, Муйнака, Кегейли), где в 1942 г. насчитывалось около 12-15 зверей. Несмотря на запрет добычи, число их падало - в 1947 г. было 5-6, а к 1950 г. они исчезли совершенно*.

* (По некоторым данным, последний зверь был убит в 1947 г., и сведения о добыче тигроп в дельте в 1950 и 1951 гг. считаются сомнительными (Слудский, 1953). Однако имеются сведения о случаях наблюдения в дельте одиночных зверей в 1955 г. (февраль), в 1963 г. (декабрь; р-н Кегейли) и в 1965 г (сентябрь; Мамбетжумаев, Палванниязов, 1968). Наконец, в середине июня 1968 г. один тигр, по-видимому, не старый, встречен на берегу Амударьи в 25 км выше Нукуса. Вероятно, того же зверя целая группа людей видела у подножья Султануиздага в 3 км от правого берега Амударьи в 15-20 км выше места первого наблюдения в июле 1968 г. Предполагается, что тигр, может быть, еще держится в наиболее глухих местах дельты (А. М. Мамбетжумаев, А. С. Сабилаев).)

Южный участок обитания тигра по Амударье занимает долину Пянджа и самых верховьев Амударьи и правые притоки их. На востоке тигр доходил до Чубека (к югу от Куляба) и до западных предгорий Дарвазского хребта. Он оседло жил по тугаям и тростниковым зарослям Пянджа и Амударьи, по крайней мере до Термеза, но вероятно и ниже. Оседло обитал тигр и по тугаям Яхсу, Кызылсу, Вахша, Кафирнигана, Сурхандарьи и Ширабада. Зверь поднимался по ним очень высоко - до Гиссарской долины (верховья Кафирнигана) и верхнего течения Сурхандарьи. Область постоянного обитания и размножения тигров была связана преимущественное нижним течением названных рек - в более высоких частях их долин они бывали, очевидно, главным образом заходом.

Указанная область была самым богатым тигровым местом в Средней Азии. Это определялось не только тем, что здесь в очень благоприятных условиях крепей и чрезвычайного обилия кабанов и оленя тигры беспрепятственно размножались, но и в том, что число их всегда пополнялось за счет кочевки из Афганистана*. Так обстояло дело еще в конце прошлого столетия и частью в первое десятилетие нынешнего. Вместе с тем, уже в конце прошлого века началось уменьшение численности тигров. Изменение ландшафтов сыграло решающую роль лишь в последнее время (с 20-х и особенно 30-х годов). Главное же было в прямом истреблении зверя военными охотниками-спортсменами**.

* (На о-ве Урта-тугай (около 400 км2 - ныне в пределах Афганистана) на Пяндже у Пархара по некоторым, по-видимому, сильно преувеличенным данным бывало ежегодно 4-5 выводков.)

** (Некоторые из них имели на своем счету несколько десятков (!) убитых тигров (Масальский, 1913).)

Еще в 30-х годах нашего века тигры выводили кое-где по Пянджу и Амударье и в низовьях Вахша, и, может быть, в других отдельных местах, однако 1950 г. (вероятно раньше) популяция тигров этой области состояла уже только из бродячих особей, приходящих с юга. Наиболее постоянно они держались в низовьях Вахша, в частности в заповеднике Тигровая балка. В 30-х и 40-х годах и в начале 50-х известны случаи появления тигров в долине Сурхандарьи у Денау и Сарыассия (1930; В. Г. Гептнер), в пойме Кафирнигана на север до Микоянабада (Кабадиана) в Гиссарской долине (убит у Рохатинской МТС в 1938 г.), в Вахшской долине на север до Арала (Куйбышевский район), на Пяндже, в частности у Верхнего Пянджа, в низовьях Кызылсу в районе Пархара и по реке не выше Колхозабада. В тугаях Кызылсу к 1950 г. было не более 5 тигров, а общее число их по Таджикистану не больше 10-15. В заповеднике "Тигровая балка" в последний раз след видели в 1953 г. Таким образом, в описанной области тигр к 50-м годам исчез, однако отдельные заходы из Афганистана еще могут быть. Впрочем, и в этой стране по Пянджу и Амударье зверь очень редок и в конце 60-х годов там считали, что он заходит от нас (И. Нитхаммер).

Между указанными двумя участками постоянного обитания тигра по Амударье лежит, как сказано, большой отрезок долины реки, где звери, по крайней мере в последние 50-70 лет, постоянно не держались, но более или менее часто появлялись заходом. Так, известны случаи появления тигров у Кзыл-Аяка (25 км южнее Керки), у Керки, у Пальварта (80 км ниже Керки), у Чарджоу. В отдельных случаях звери на некоторое время могли задерживаться и даже давать потомство. Так, зимой 1931 г. несколько тигров прошли мимо Чарджоу вниз по Амударье и в количестве 6 особей (? В. Г.) осели в Джаррабат-тугае (около 30-40 км ниже Дарганата) и дали приплод. В старину, когда тугаев и крепей было больше и тигры были многочисленны как в дельте, так и в верховьях Амударьи, такие случаи переходов по реке были, конечно, чаще*.

* (Богданов, 1882; Лагофет, 1913; Масальский, 1913; Билькевич, 1924; Гладков и Никольский, 1935; Флеров, 1935; Слудский, 1950; 1953, 1953а, 1965; Чернышев, 1950, 1958; Берг и Иванова-Берг, 1951; Покровский, 1951 и др. и материалы В. Г. Гептнера.)

В давние времена тигр, несомненно, жил или бывал на Зеравшане может быть, еще в середине прошлого века, однако указания на это имеются главным образом косвенные (Северцов, 1873).

По Сырдарье тигр был распространен от устьев до Ферганской долины. По правому притоку Сырдарьи - Чирчику он встречался до Ташкента (в 70-х годах постоянно жил в ближайших окрестностях города) и выше (указан для Кураминского хребта в 40 км к югу от Ташкента), отмечен и по Арыси и ее притокам Боролдаю (в 50 км к северу от Чимкента) и Улькун-Аксу в ее верховьях в западных отрогах Таласского Алатау. Он был распространен также по всему берегу Аральского моря, где в прежние времена были большие тростниковые заросли. Тигр жил и в низовьях Кувандарьи и Джаныдарьи.

Столь широкое распространение в бассейне Сырдарьи тигры имели в начале и середине прошлого века, хотя уже и тогда в некоторых местах, например в Ферганской долине, они бывали только заходом и, по-видимому, редко. Истребление тигров стало более энергичным с появлением русских охотников, и довольно скоро численность зверей стала сильно падать, а область распространения сокращаться. Тигры дольше всего удерживались в низовьях Сырдарьи ниже Казалинска. Тем не менее в конце XIX в. они, по-видимому, встречались еще по всей реке и по Чирчику, а заход тигра в Ферганскую долину имел место еще в 1903 г. К 1910-1915 гг. ниже Кзыл-Орды тигры еще были обычны, но выше встречались редко и нерегулярно.

Начиная с 10-х и особенно с 20-х годов нашего века они быстро исчезают и в низовьях Сырдарьи; последний тигр здесь был убит в 1933 г. (р-н Казалинска). Отдельные звери наблюдались еще до 1937 г. В последний раз после перерыва в несколько лет тигры появились в низовьях Сырдарьи в конце 1945 г., когда они наблюдались на отрезке от устья до Солотюбе (немного выше Кзыл-орды). Эти звери пришли с Амударьи вместе с кабанами, которые в этом году в большом количестве переселились из дельты Амударьи вдоль берега Аральского моря на Сырдарью. В середине зимы звери с Сырдарьи исчезли. Приход тигров с Амударьи отмечался и в 1924 г. С устья Сырдарьи и берегов Аральского моря тигры заходили далеко на север на р. Тургай.

Далее на восток тигры встречались по Теликульским озерам и в низовьях Сарысу и жили по Чу от гор до ее низовьев, причем звери существовали там оседло и еще в начале нашего столетия не представляли собой редкости. Последние два тигра на р. Чу были убиты в 1912 г., но пребывание их отмечено еще в 1929 (две пары), 1936 и 1937 гг. К 1940 г. они исчезли (вымерли). Тигры р. Чу и низовьев Сарысу были связаны с Сырдарьинскими. В начале второй половины прошлого века тигры встречались в низовьях Таласа и в системе озер Бииликуль, у северных подножий Каратау и Киргизского хребта и, очевидно, и на склонах Каратау*.

* (По данным Рычкова, 1762; Н. Северцова, 1873; Герна, 1891; Зарудного, 1915; Соколова, 1924; Г. В. Никольского, 1930; Огнева, 1935; Слудского. 1939, 1950. 1953, 1953а, 1966; Кузнецова, 1948 и др.)

Восточнее тигры жили по всему течению Или до государственной границы и по всей системе протоков и рукавов ее низовьев и дельты, по Караталу, Аксу и Лепсе, по всем камышам южного берега Балхаша, по Аягузу (низовья) и в тростниковых зарослях у Алакуля. Больше всего тигров было на Или, особенно в низовьях, по другим рекам они жили главным образом в нижнем течении и в устьях. В низовьях Каратала тигры уже в начале нашего века появлялись только спорадически, однако выводок был еще в 1929 г. и последняя встреча (добыча) относится к 1931 г. На Аксу тигры отмечались в 1909 г., на Лепсе еще в 1930 г. на Аягузе выводок был в 1908 г. На Или тигры прежде всего были уничтожены в среднем течении (Илийск). В 90-х годах прошлого столетия они здесь были обычны, в нашем же веке появлялись уже нерегулярно, хотя заходы отмечены еще в 1929 и 1930 гг. В низовьях Или тигры удержались дольше всего и нормально жили до 30-х годов текущего столетия В 1935 г. их было здесь 10-12, в 1939 5-6. Тигр окончательно исчез (вымер на р. Или к 1948 г. Теперь, видимо, едва ли возможны и заходы из Кульджи.

В прошлом столетии - уже в 90-х годах - очень редко тигры появлялись в горах к югу от очерченной области. Звери отмечались в Заилийском Алатау, в Чуйской долине, в Киргизском (Александровском) хребте, в частности на южном склоне к Таласу в районе г. Таласа и в долине Таласа, у Иссык-Куля, в верховьях Нарына, у Нарынкола*.

* (Н. Северцов (1873) считал их обитание здесь нормальным и постоянным. Лишь в альпийской зоне они, по его мнению, встречались только летом.)

Восточную окраину среднеазиатской области обитания тигра составляют Тарбагатай, Зайсаннор и низовья Черного Иртыша и долина Курчума. Здесь звери встречались только в прошлом веке, в конце его уже редко*.

* (По данным Брандта, 1856; П. П. Семенова, 1865; Н. Северцова, 1873; Финша и Брэма, 1880; А. Никольского, 1887; Алфераки, 1891; Словцова, 1897; Шостака, 1927; Шнитникова, 1936; Д. Дементьева, 1938; Слудского, 1939, 1953, 1953а, 1966; Кузнецова 1948; П. И. Семенова-Тянь-Шаньского, 1948 и др.)

Тигры способны преодолевать очень большие расстояния, появляясь заходом далеко от области своего нормального обитания. Часто при этом звери проникают в места, непригодные для их существования или идут по территориям с совершенно чуждой им обстановкой (открытые степи, пустыни). В Средней Азии и Казахстане известны многие дальние заходы тигров. Так, по северной окраине Кызылкумов и восточному берегу Аральского моря они неоднократно переходили на нижнюю Сырдарью (очевидно, и в обратном направлении), что составляет около 500 км, по прямой. В 1945 г. удалось проследить, что тигры, придя с Амударьи на Сырдарью вслед за кабанами за 2-3 месяца прошли около 1000 км.

На западе, в Туркмении известен заход в Большой Балхан (1936 г.) и даже к северным берегам залива Кара-Богаз-Гол (Шевченковский р-н Гурьевской обл.; тигрица и два молодых 1947). В Большой Балхан тигр, несомненно, зашел из Ирана, к Кара-Богаз-голу, очевидно, по южному Чинку Устюрта из дельты Амударьи. Звери в обоих случаях должны были пройти большие пространства пустыни. Имели место заходы из дельты Амударьи по южному Чинку Устьюрта и на Устюрт в районе тракта на Кунград. Тигры неоднократно бывали и у юго-восточного берега Аральского моря в северных Кызылкумах и у Кувандарьи. По-видимому, с Амударьи они доходили и до устья Урала*.

* ("Близ устья оброс он (Яик) высоким камышом, где кроются кабаны и тигры" (А. С. Пушкин, Ист. Пугачева, I). Это указание Пушкина стоит особняком и не находит веского подтверждения в зоологической литературе, хотя и совершенно правдоподобно. Есть, однако, указание на обитание тигра в области кочевий казахов Малой Орды (Брандт, 1856). Они находились в пределах бб. Уральской обл. и частью в Тургайской и Сырдарьинской обл. и Оренбургской и Астраханской губ.)

В Казахстане и прилежащих частях Западной Сибири тигры заходом появлялись В ряде мест, заходя, очевидно, из Прибалхашья, может быть, с pp. Чу и Сарысу, и из области Зайсана. На южном Алтае и в приалтайской области тигры отмечены у станицы Алтайской (Катон-Карагай), Бухтарминска, Усть-Каменогорска, Семипалатинска, Змеиногорска, Локтевского завода на р. Алее, у Бийска (52°30') и даже Барнаула (53°) и в некоторых других местах в этой же области (Сетовка, б. Бийского у.; Покровский завод). По Иртышу звери доходили до Павлодара и Ямышева (около 50 км выше Павлодара). Эти заходы имели место в прошлом столетии, главным образом в его начале, причем в южные районы звери заходили неоднократно и даже не очень редко.

К западу от Иртыша заходы отмечены в область к северу от Балхаша, в Каркаралинские горы, к Акмолинску, и даже в Кокчетавские горы (Седельников и Бородин, 1903; Слудский, 1953). Последняя точка находится на расстоянии около 700 км севернее Балхаша. Возможно, однако, что по крайней мере часть этих выходов была связана не с Балхашской областью обитания зверя, а с областью Чу-Сарысу и с Сырдарьей. Такие дальние выселения, происходившие в прошлом столетии, в какой-то мере облегчались более широким распространением на север в прошлом кабана (см. т. I настоящего издания).

В Восточной Сибири (рис. 50) тигр нигде оседло не обитал или это было столь давно, что прямых свидетельств об этом нет. Он бывал и бывает только заходом в Забайкалье и Прибайкалье (см. ниже). Для начала прошлого века есть не вполне определенные указания на заходы в область истоков Енисея (Тува - "Урянхайская земля"; Радде, 1862).

Рис. 50. Распространение тигра в Восточной Сибири и по верхнему Амуру: 1 - точки и год захода, 2 - нахождения в Приамурье (см. рис. 53). 3 - указания на Верхоянский хребет и неясные сведения о верховьях Ирку та и Оки и о Туве. В. Г. Гептнер
Рис. 50. Распространение тигра в Восточной Сибири и по верхнему Амуру: 1 - точки и год захода, 2 - нахождения в Приамурье (см. рис. 53). 3 - указания на Верхоянский хребет и неясные сведения о верховьях Ирку та и Оки и о Туве. В. Г. Гептнер

Дальневосточная область обитания. Эта область лежит в Приамурье и в Уссурийском крае, к ней зоогеографически относится и Забайкалье, (рис. 51, 52, 53). Все эти части ареала связаны с Северо-Восточным Китаем (Маньчжурией).

Северная граница обитания зверя здесь в историческое время может быть восстановлена лишь приблизительно. Это объясняется как неполнотой сведений (они имеются, в сущности, лишь с начала русских исследований, т. е. за вторую половину прошлого века), так и частыми заходами за границу постоянного оседлого обитания; наблюдались и многолетние колебания границы в силу естественных причин и вмешательства антропического фактора. Существенно и то обстоятельство, что тигр жил и живет на Дальнем Востоке не отдельными очагами, как в Средней Азии, по рекам среди пустынь, а на огромном пространстве с относительно однотипными - лесными условиями.

На западе северная восстановленная граница более или менее постоянного обитания тигра начинается на Амуре у устья Хумаэрхэ (Кумары), впадающей в Амур справа. Она идет на восток и юго-восток, захватывая нижние течение Зеи и Бурей, ее левый приток Тырму, южную часть Буреинского хребта, бассейны Биджана и Биры, нижние и средние течения Урми (на севере приток Урми Беренджу) и Кура и выходит к Горину. У устья этой реки или немного ниже граница пересекала Амур и, оставляя к югу бассейн Хунгари, выходила к Татарскому проливу. Весьма возможно, что в действительности граница проходила, по крайней мере местами, несколько севернее - может быть, по верховьям Амгуни, ниже по Амуру (на 52° в районе оз. Кизи) и т. п. К югу от указанной линии тигры встречались везде до самой корейской границы, отсутствуя местами в высокогорье Сихотэ-Алиня.

Этот восстановленный ареал, соответствующий положению приблизительно на середину прошлого века. В связи главным образом с прямым преследованием, частью в зависимости от вырубки лесов и истребления диких копытных, прежде всего кабана, он сильно изменился. В целом с конца прошлого и на-чала нашего века идет значительное сокращение его, главным образом на севере. Так, к 1940 г. северная граница постоянного обитания в Уссурийском крае проходила в общем по Иману, и во всей северной части Уссурийского края - по Хору и Бикину - зверя практически не было. Описанный восстановленный ареал был областью заходов (и то не весь) позже; в связи с ослаблением преследования во время войны, деятельностью заповедников и общими мерами по охране тигра он несколько расширился. К 1950 г. тигр на севере встречался по Бикину и южным притокам Хора, а по побережью стал доходить до Самарги, где его давно не было (рис. 51).

Рис. 51. Изменение некоторых границ распространения тигра на Дальнем Востоке: 1 - северная граница постоянного оседлого обитания, частью постоянных регулярных заходов в первой половине XIX в., 2 - приблизительная северная граница на 1940 г., время ее наибольшего отступления, 3 - граница на 1950 г., 4 - некоторые периферические точки заходов за 1920-1962 гг., 5 - за 1952-1962 гг. (по данным Н. В. Ракова), 6 - точки более ранних заходов, 7 - заходы на Сахалин (XIX в., без точного указания места). В. Г. Гептнер
Рис. 51. Изменение некоторых границ распространения тигра на Дальнем Востоке: 1 - северная граница постоянного оседлого обитания, частью постоянных регулярных заходов в первой половине XIX в., 2 - приблизительная северная граница на 1940 г., время ее наибольшего отступления, 3 - граница на 1950 г., 4 - некоторые периферические точки заходов за 1920-1962 гг., 5 - за 1952-1962 гг. (по данным Н. В. Ракова), 6 - точки более ранних заходов, 7 - заходы на Сахалин (XIX в., без точного указания места). В. Г. Гептнер

После 1950 г. расширение ареала тигра продолжалось, и к 1969 г. (данные С. П. Кучеренко и А. Г. Панкратьева на декабрь 1968 г.) он состоял из трех частей и имел следующие очертания (рис. 52). Наибольшая часть располагалась по Сихотэ-Алиню. Область постоянного обитания простиралась здесь приблизительно до 46° с. ш. (верховье Кемы), одним мысом шла по восточному склону хребта вдоль берега на север немного севернее устья Самарги (около 47°30'), а другим по западным частям Сихотэ-Алиня севернее широты Хабаровска (почти до 49° с. ш.).

Рис. 52. Распространение, характер пребывания и относительная численность тигра в Приамурье и в Уссурийском крае на конец 1968 г.: 1 - область постоянного обитания, 2 - участки наибольшей плотности населения, 3 - область регулярных временных заходов. 4 - точки дальних заходов в 60-х годах, 5 - направление более или менее регулярных переходов, 6 - пути отдельных отдаленных заходов. С. П. Кучеренко и А. Г. Панкратьев
Рис. 52. Распространение, характер пребывания и относительная численность тигра в Приамурье и в Уссурийском крае на конец 1968 г.: 1 - область постоянного обитания, 2 - участки наибольшей плотности населения, 3 - область регулярных временных заходов. 4 - точки дальних заходов в 60-х годах, 5 - направление более или менее регулярных переходов, 6 - пути отдельных отдаленных заходов. С. П. Кучеренко и А. Г. Панкратьев

Этот ареал окаймляла область временных, но регулярных заходов. На западе она шла сначала узкой полосой вдоль западных склонов Сихотэ-Алиня и вдоль Уссури, а затем протягивалась широким мысом до Комсомольска-на-Амуре. По средним частям Сихотэ-Алиня эта область шла приблизительно 48°20' с. ш. , а по восточным склонам хребта до приблизительно 48°45', т. е. почти до Советской Гавани. К северу отсюда отдельные нерегулярные заходы в 60-х годах простирались до верхнего Тумнина, Амура на 51° с. ш., истоков и среднего течения Горина (Горюна; левый приток Амура, впадающий ниже Комсомольска) и р. Дуки в истоках Амгуни - в общем несколько севернее 51° с. ш. Район наибольшей плотности населения тигра занимал почти всю южную часть области постоянного обитания - на юг приблизительно от верховьев Арму и верховьев Колумбе в истоках Имана (немного южнее 46° с. ш.).

Очень небольшой отдельный участок обитания зверя тянется узкой полосой вдоль самого южного отрезка государственной границы - от уровня оз, Ханка до широты Владивостока или немного южнее. Здесь есть два района постоянного обитания и два - регулярных захода с запада. Этот участок в конце 60-х годов был отделен от описанного главного - Сихотэ-Алиньского.

Третий участок обитания тигра лежит внутри большой южной излучены Амура. Его ареал здесь ограничен дугообразной линией, начинающейся на Амуре к юго-западу от г. Облучье; она идет сначала на восток почти до г. Биробиджана, а затем на юго-восток, выходя опять к Амуру западнее устья Биджана. Ареал захватывает, таким образом, юго-восточную часть Буреинского хребта и Приамурскую низменность к востоку от него. Примыкающая к Амуру срединная часть участка представляет собой область постоянного обитания; она окружена полосой регулярных заходов. Отдельные, более далекие заходы из этой части ареала в 60-х годах простирались до средних частей бассейна Урми и среднего Кура*.

* (К 1970 г. обстоятельства в этой части ареала и на правобережье Амура изменились, и этот очаг обитания, всегда пополнявшийся зверями, приходившими из-за Амура, по-видимому, затух или затухает. Во всяком случае, в зиму 1968/69 гг. в Биробиджане не было отмечено ни одного следа (А. Г. Панкратьев).)

Как искони, так и в 60-х годах имели место переходы тигра из Северо- Восточного Китая (Маньчжурии) к нам и обратно. В самом конце десятилетия местами таких переходов была излучина Амура, область устьев Бикина и Уссури и участок ареала на крайнем юго-западе Уссурийского края, связанный с Ханкой (С. П. Кучеренко и А. Г. Панкратьев).

Описанное расширение ареала со времени значительного сокращения его к 1940 г. и увеличение поголовья зверя, происшедшее несмотря на быстрый рост человеческого населения и усиленную культивизацию страны (главным образом широкие разработки леса), объясняется прежде всего некоторыми мерами по охране зверя, принятыми после войны. Несмотря на все еще благоприятные природные условия, которых давно нет на западе, без этих мер тигру и здесь грозила очень скорая гибель. К концу 60-х годов имеется довольно значительная территория, занятая оседлой размножающейся популяцией и довольно большая область регулярных заходов. Они таковы, что при очень бережном отношении к зверю есть возможность сохранить его.

Заходы тигра на Дальнем Востоке всегда были очень широки, далеко выходили за пределы указанной восстановленной границы, особенно в прошлом (рис. 50, 53). Однако и в нашем веке и даже в последние десятилетия тигры выходили очень далеко, особенно если принять во внимание, что северная граница области постоянного обитания в пределах нашей страны отступала на юг очень сильно (см. выше). Так, тигры в разные годы появлялись несколько выше устья Кумары в Амур, на Селемдже под 52°, севернее р. Беренджи притока Урми (около 49°30'- 50°00'; может быть это даже не заход, а редкое более или менее постоянное обитание), на Нимане правом притоке верхней Бурей (около 51°30'), в верховьях Амгуни (немного южнее 51°), на Амуре ниже устья Горина, у озер Кади и Кизи в низовьях Амура и в некоторых других местах, проникая иногда до 54°, т. е. до широты устья Амура.

Рис. 53. Ареал амурского подвида тигра, Panthera tigris altaica Temm.: 1 - границы ареала в конце XIX в., 2 - границы ареалов к 30-м годам XX в., 3 - участки, выпавшие из ареала, 4 - отдельные дальние заходы тигра. К. Г. и В. К. Абрамовы
Рис. 53. Ареал амурского подвида тигра, Panthera tigris altaica Temm.: 1 - границы ареала в конце XIX в., 2 - границы ареалов к 30-м годам XX в., 3 - участки, выпавшие из ареала, 4 - отдельные дальние заходы тигра. К. Г. и В. К. Абрамовы

За 1920-1962 гг. тигры заходили в широкую область к северу от Амура, которая определяется приблизительно следующими нахождениями: район Ерофея Павловича и Соловьевска; немного западнее г. Зея на Зее; между верхней Зеей и ее правым притоком Мульшугой; левобережье верхней Зеи на мередиане г. Бомнака; несколько восточнее (на 130° в. д.) по той же широте; истоки Норы правого притока Селемджи; истоки Селемджи; правобережье среднего течения Амгуни на мередиане оз. Чукчагирского (левобережье Амгуни); левый и правый берега Амура несколько ниже устья Горина; верховья Тумнина (материалы Н. В. Ракова; рис. 51).

Заходы за 60-е годы (по 1968 г. включительно) в той же области: среднее течение Урми и Кура, р. Дуки в истоках Амгуни, истоки и среднее течение Горина, правобережье Амура ниже Комсомольска и истоки Тумнина (С. П. Кучеренко и А. Г. Панкратьев; рис. 52).

Некоторые заходы, частью в отдаленные времена, частью в наши дни простирались значительно дальше. В 1944 г. отмечен заход тигра в верхэвья Учура (правый приток Алдана) в юго-восточной Якутии, примерно на 57°20' (Д. Иванов) на р. Амгу (правый приток Алдана) на 60° с. ш. Очевидно, к тигру относится и сообщение о появлении ирбиса на Олекме в 300 км от устья (Паллас, 1811; см. главу об ирбисе). Совершенно исключительно далекий заход имел место в 1905 г., когда два тигра были встречены на Алдане в 60 и 80 км ниже Усть-Маи (около 60°45'). Менее определенны сведения о появлении тигра на Верхоянском хребте, по-видимому, на юге его. Известны заходы тигра на Сахалин*. Указания на нормальное обитание на Сахалине, несомненно, ошибочны (рис. 50).

* (Дальневосточная часть ареала по Пржевальскому, 1870; Байкову, 1925, 1927; Афанасьеву, 1934; Салмину, 1940; Капланову, 1948; Слудскому, 1953, 1966; В. К. Абрамову, 1962 и другим работам и по материалам К. Г. Абрамова, Г. Ф. Бромлея, С. П. Кучеренко, А. Г. Панкратьева и В. Г. Гептнера. О заходах см. также далее в разделе "Биология".)

Рис. 54. Восстановленный видовой ареал тигра, Panthera tigris L. - территории постоянного оседлого обитания и регулярных относительно недалеких заходов. Точками обозначены крайние заходы за северную границу ареала; крестики указывают на области, занятые или посещавшиеся зверем в Средние века. В. Г. Гептнер
Рис. 54. Восстановленный видовой ареал тигра, Panthera tigris L. - территории постоянного оседлого обитания и регулярных относительно недалеких заходов. Точками обозначены крайние заходы за северную границу ареала; крестики указывают на области, занятые или посещавшиеся зверем в Средние века. В. Г. Гептнер

Очевидно, большинство из этих заходов было связано с Северо-Восючным Китаем (Маньчжурией) и лишь часть восточных точек была достигнута; зверями из южной излучины Амура и Уссурийского края.

Особый характер носит распространение тигра в Забайкалье. Звери бывают здесь только заходом, очевидно с Большого Хингана в Северо-Восточном Китае и не размножаются, хотя иногда задерживаются. Заходы простираются на самые восточные (чаще) и южные части Забайкалья*. Известны случаи появления зверя у слияния Шилки и Аргуни, в нескольких местах по Аргуни- от устья вверх до Цурухайтуя (около 50°15'), у большого Нерчинского завода, на р. Газимуре близ ее впадения в Аргунь (Кучугай), у Горбицы в низовьях Шилки (около 53°05'), у Акши в самых верховьях Онона (близ государственной границы - около 50° 15'), на Ингоде около Улеты (около 100 км по прямой вверх по реке от Читы).

* (Возможно, в некоторых случаях звери приходили в Забайкалье, поднимаясь вверх по долине Амура, однако в общем это мало вероятно: об обитании тигра на Амуре на пространстве от устья Кумары вверх до слияния Шилки с Аргунью данных нет.)

Заходы в Забайкалье были не так редки. Большинство сведений, однако, относится к первой половине и середине прошлого века. За конец XIX и первую половину XX вв. определенных сведений о случаях появления тигров в Забайкалье не поступало, хотя они несомненно заходили туда. Однако в декабре 1953 г. один тигр был убит у Кактолги на Газимуре (52°45' - немного выше Кучу гая), другой - на берегу Шилки в Могочинском районе, третий 29 декабря 1953 г. у Балея (к югу от Нерчинска на р. Унде). В этом году в юго- восточное и восточное Забайкалье зашло 8 тигров.

Забайкалье было, очевидно, той областью, через которую тигры проникали и дальше на восток и северо-восток. Так, в 1828 г. тигр был отмечен у Балаганска на Ангаре севернее Иркутска и в 30-х годах тигры дважды появлялись у Нижне-Ангарска у северной оконечности Байкала (56°30'; Слудский, 1953а). Возможно, некоторые из указанных выше дальних заходов Тожелили через Забайкалье (рис. 50).

Ареал вне СССР занимает северный Иран, Афганистан, большую часть Индии, кроме пустынных областей северо-запада - Раджпутаны, Пенджаба, Кача и Синда, и Цейлона; Индокитай, Малакку, Суматру, Яву, Бали; бассейн Или в Джунгарии, Лобнор, Тарим и Яркенддарью в восточном Туркестане; Северо-Восточный Китай на запад до Большого Хингана включительно, восточную часть Китая. На значительных пространствах в настоящее время тигры истреблены совершенно (Китай, кроме Северо-Восточного и крайнего юга, большая часть Индии, Бали и т. п.). Если рассматривать ареал в целом, то тигр, очевидно, истреблен на большей его части*.

* (Указание на обитание тигра в Судане и даже описание отсюда особой формы P. c. sudanensis (Дараниагала, 1952) лишены всяких оснований и не подлежат научному обсуждению.)

С зоогеографической точки зрения, тигр представляет собой типичную южно-азиатскую форму, вероятнее всего связанную своим происхождением с Юго-Восточной Азией. Его современный (исторический) ареал - результат расселения двумя потоками - на северо-восток по Восточной Азии и на северо-запад в Переднюю (Иран, Кавказ) и Среднюю Азию. Оба эти направления шли в обход Центральноазиатских нагорий и Тибета. Проникновение в Семиречье, Алтай и Кашгарию, с одной стороны, и в Забайкалье, с другой, вторичное явление - это направление друг к другу концевых частей двух потоков.

Существует представление о тигре как о виде, связанном происхождением и расселением с восточным Забайкальем, Северо-Восточным Китаем (Маньчжурия) и Приамурьем (Байков, 1925; К. Г. Абрамов, 1965). Современный ареал считается сложившимся в результате расселения по Восточной Азии на юг и по Южной Сибири на запад до Туркестана и Кавказа (Мазак, 1965). Это мнение неприемлемо не только по зоогеографическим соображениям. Оно основано на неправильной трактовке остатков крупных плейстоценовых кошек Сибири. Они издавна принимались за тигров, в действительности же это пещерные львы, (Panthera spelea Gold.), широко распространенные в свое время не только в Палеарктике, но и в Неарктике (Н. К. Верещагин). Остатки тигров известны только в верхнеплейстоценовых и голоценовых слоях юга Уссурийского края (Верещагин и Оводов, 1968). На Кавказе тигр, по-видимому, еще более молодой - голоценовый - вселенец (Верещагин, 1959). В ископаемом состоянии он здесь не известен - нет его, в частности, в Бинагединских захоронениях. (В. Г.).

Географическая изменчивость

Географические изменения тигра не очень резки, но выражены достаточно явственно. До недавнего времени принималось около 9 подвидов, из которых в континентальной Азии 6 (Эллермэн и Моррисон-Скотт, 1966). Для СССР указывалось обычно 3, иногда даже 4. Количество имен около 20. Для кавказско-туркестанской части ареала русские зоологи принимали всегда одну форму. Выделения балхашского тигра в отдельный подвид (trabata) не признавал никто. Для Дальнего Востока с давних пор принимали два "подвида": северный "амурский" (longipilis) и более южный "корейский" (coreensis; Огнев, 1935), хотя еще в 20-х годах было прямо указано, что эти "подвиды" представляют собой типы индивидуальной изменчивости и что на Дальнем Востоке обитает лишь одна форма тигра (Байков, 1925). Позднее это было убедительно подтверждено (Строганов, 1962). Впрочем, и после этого некоторые авторы по-прежнему приводили две формы дальневосточных тигров (Бобринский, Кузнецов, Кузякин, 1965). Общее число подвидов тигра, по-видимому, 8, из них у нас 2.

В целом географическая изменчивость тигра идет вполне закономерно. Наиболее крупная форма из наиболее суровых северных частей видового ареала (Амур), самые мелкие обитают на островах Малайского архипелага, тигры Туркестана и Ирана и тигры Индии, а также Южного Китая и п-ова Индокитай по размерам и некоторым другим признакам (характер меха, его окраска, степень различия зимнего и летнего меха) занимают промежуточное положение. Правило Бергмана и островного формообразования проявляются достаточно определенно.

В пределах нашей страны обитают следующие формы.

1) Амурский тигр, P. t. altaica Temminck, 1844 (syn. amurensis, coreensis, mikadoi, mandshurica, longipilis).

Размеры крупные, в среднем превышающие размеры самых крупных популяций индийских тигров. Сложение тяжелое и массивное - особенно сильно развита передняя часть туловища и передние ноги. Голова относительно тяжелая и большая*.

* (Эти особенности общего облика не поддаются более или менее точному выражению, однако отмечаются многими авторами как характерная черта "сибирского" тигра. Частью впечатление создается длинным мехом.)

Цвет основного фона зимнего меха относительно светлый, охристо-желтый с более или менее интенсивной примесью красновато-рыжего. Вообще же этот цвет очень изменчив и в крайних случаях может быть как охристо-желтым, так и довольно ярким красновато-рыжим, особенно по спине. В летнем мехе эта окраска значительно ярче и краснее. Вообще же амурский тигр по окраске одна из наиболее изменчивых форм вида*.

* (Издавна местные русские охотники различали здесь две "породы" тигров - более яркую рыжую и окрашенную тусклее. Эти два типа индивидуальной изменчивости окраски и дали повод к различию двух подвидов "корейского" (coreensis) и "амурского" (longipilis). Считалось, что ярко окрашенные звери мельче, с более короткой и жесткой шерстью.)

Нижняя поверхность тела и внутренняя часть ног белая, причем белая окраска на боках обычно поднимается довольно высоко. Белые поля вокруг глаз довольно большие. Темные полосы по числу, величине, форме и частью цвету изменяются довольно значительно. Обычно они относительно узкие, длинные,, нередко вильчато раздваиваются на концах или двойные на всем протяжении. Довольно часто имеются более короткие чечевицеобразные полосы, острые на концах, с просветом посредине и не достигающие ни хребта, ни брюха. Числа полос относительно невелико, т. е. они расположены не часто (рис. 55, 56, 57).

Рис. 55. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altatca Temm. Типичный узор из широких, относительно редких полос: вверху слева № S 55281 Хабаровский край, 1952/1953 гг. вверху справа № S 55280 то же; внизу слева № S 55279; то же; внизу справа № S 29654; Амур. Все Экземпляры в ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского)
Рис. 55. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altatca Temm. Типичный узор из широких, относительно редких полос: вверху слева № S 55281 Хабаровский край, 1952/1953 гг. вверху справа № S 55280 то же; внизу слева № S 55279; то же; внизу справа № S 29654; Амур. Все Экземпляры в ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского)

Рис. 56. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. Более редкие экземпляры с узором из относительно частых и узких полос: вверху слева № 3029 , юг Уссурийского края, р. Сидеми 20. 2. 1884; вверху справа № 2980. Средний Амур; внизу слева Амуро-Уссурийский край; внизу справа № S 50146, левый приток Среднего Амура (около 48° 30' с. ш.), 1940 г. Первые два экземпляра в коллекции Зоологического института АН СССР, остальные - в ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского и Л. Г. Туровой)
Рис. 56. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. Более редкие экземпляры с узором из относительно частых и узких полос: вверху слева № 3029 , юг Уссурийского края, р. Сидеми 20. 2. 1884; вверху справа № 2980. Средний Амур; внизу слева Амуро-Уссурийский край; внизу справа № S 50146, левый приток Среднего Амура (около 48° 30' с. ш.), 1940 г. Первые два экземпляра в коллекции Зоологического института АН СССР, остальные - в ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского и Л. Г. Туровой)

Рис. 57. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. Узор более или менее промежуточного характера между типами на рисунках 55 и 56: относительно редкие полосы в передней части тела и узкие и частые в задней. Слева № S 55284, Хабаровский край, 1952/53 гг.; справа № S 29664, самка, р. Хар приток Пихцы притока Амура (49° с.ш., ок. 76°30' в.д.), март 1938 г. Коллекция ЗММУ (см. рис. 45)
Рис. 57. Изменчивость окраски амурского тигра, Panthera tigris altaica Temm. Узор более или менее промежуточного характера между типами на рисунках 55 и 56: относительно редкие полосы в передней части тела и узкие и частые в задней. Слева № S 55284, Хабаровский край, 1952/53 гг.; справа № S 29664, самка, р. Хар приток Пихцы притока Амура (49° с.ш., ок. 76°30' в.д.), март 1938 г. Коллекция ЗММУ (см. рис. 45)

Полосы на корпусе черные, но на бедрах, на основании хвоста и иногда; и на боках обычно не чисто черные, но в разной степени бурые или буроватые. Особенно чистый черный цвет имеет узор на голове, на середине спины, брюхе и на концевой половине хвоста. У зверей с более яркой окраской узор резче, у светлых, особенно на боках, он может быть менее резок. Кроме того, узор вообще менее четок у зверей в длинном зимнем мехе.

Хвостовых колец (не считая черного кончика) обычно 8-9, причем они обычно двойные (имеется светлый поперечный просвет по верху); в основной части сверху, как правило (особенно часто, по-видимому, у самцов), развит узор из фигур в виде углов, направленных вершиной вперед (рис. 58).

Окраска полувзрослых тигров не отличается от взрослых, тигрята в возрасте нескольких месяцев (3-4) бледнее.

Сезонные различия в характере меха очень резки, и эта резкость диморфизма - один из характерных признаков подвида. Летний мех по длине и густоте мало отличается от меха южных тигров (Индия), но длинный и густой, даже несколько лохматый, зимний мех придает амурскому тигру совершенно особый вид. Летом у самцов, хотя не у всех, бывают несколько удлиненны волосы на шее и горле и слабо обозначены баки. Зимой же у большинства зверей, главным образом самцов, грива значительно удлиняется, как и волосы на всей шее, и сильно удлиняются баки. Хвост становится очень толстым, и диаметр его может достигать 10-12,5 см (в основной части). В летнем мехе длина волос на спине 15-17 мм, по верху шеи 30-50 мм, на брюхе 25-35 мм на хвосте 14-16 мм; длина усов 70-80 мм. Зимой длина волос на спине 40-50 мм, по верху шеи 70-110 мм, на горле 70-95 мм, на груди 60-100 мм, на животе 65-105 мм, на хвосте 35-50 мм, длина усов 90-115 мм (Мазак, 1967).

Размеры амурского тигра очень изменчивы, причем особенно значительны пределы изменений у самцов, которые достигают гораздо больших размеров и веса, чем самки. Имеет значение и то обстоятельство, что тигры живут долго и очень долго растут - практически всю жизнь. В благоприятных условиях звери бывают и хорошо упитаны и даже жирны. Наибольший вес амурского тигра 390 кг (Байков, 1927) и 384 кг (самец; В. П. Сысоев, 1952)*. Не исключено, что эти цифры несколько преувеличены - во всяком случае, они относятся к редким, особенно в наши дни, огромным старым самцам. Установлено, однако, существование зверей и в 325, 340, 350 и 360 кг (Байков, 1925; Вельский, Бромлей, 1953; Мазак, 1965, цит. по Слудскому, 1966). Вес самцов до 320, самок до 180 кг указан более или менее "нормальный" максимальный (Байков, 1925). Для самок он, однако, вероятно, выше. Отдельные особи, как показано, превышают этот максимум довольно значительно. Особенно это, по-видимому, относится к прошлому, когда тигров было больше и они жили дольше. Впрочем, и в начале века зверь "из средних по величине великолепный самец, упитанный и даже жирный... вероятно, достигал 160 кг" (его общая длина была около 360 см - "18 четвертей"; Байков, 1927).

* (Как крайний предел в общей форме указан вес даже 400 кг (Байков, 1927).)

Рис. 58. Преобладающий тип окраски хвоста тигров туранского, Panthera tigris virgata Matschie (слева) и амурского, P. t. altaica Temm., по К. К. Флерову и И. М. Громову, 1934; (рис. Н. Кондакова)
Рис. 58. Преобладающий тип окраски хвоста тигров туранского, Panthera tigris virgata Matschie (слева) и амурского, P. t. altaica Temm., по К. К. Флерову и И. М. Громову, 1934; (рис. Н. Кондакова)

Наибольшая известная длина тела сибирского тигра - 317 см (по изгибам спины). При длине хвоста около 100 см этот гигант имел общую длину немногим менее 420 см (Барклай, 1915; цит. по Мазак и Вольф, 1967). Указывалась и длина тела 300 см, а также общая длина 375 см (т. е. длина тела около 275 см - тигр "колоссальных размеров", Байков, 1927). По всем данным, "нормальные" максимумы размеров амурского тигра следующие. Длина тела (по изгибам) самцов до 290 см, самок - до 190-200 см (вероятно, несколько больше); длина хвоста до 115 см; длина задней ступни самцов до 40 см и немного больше, самок - до 35 см и несколько больше, высота уха по разрезу самцов - до 120 мм и больше, самок около 100 мм; высота в плечах самцов до 115-116 см, возможно, и более*. Данные о нескольких зверях, измеренных "в мясе" зоологами, приведены в таблице 1.

* (Способ измерения высоты в плечах авторы обычно не указывают. У старого самца при измерении с вытянутой ногой (как и полагается мерить) цифра была 124 (Мазак,. 1967). Для упомянутого большого тигра с длиной тела 317 см высота в плечах указана 140 см (Мазак, Вольф, 1967), что едва ли вероятно.

Критическое рассмотрение некоторых материалов и данные о коллекционных экземлярах приведены у С. У. Строганова (1962). Цифры в этой книге, вышедшей после смерти автора, однако, противоречивы и частью ошибочны.

Некоторые дополнительные литературные данные о размерах амурских тигров следующие. Взрослые самцы — 196 и 217 кг, самец 3-х лет — 115 кг (Г. Ф. Бромлей), самка 3—4 лет со среднего Амура (в районе Радде) — длина тела 178 см, длина хвоста 87 см; самец, добытый несколько ниже по Амуру — 180—185 см и 93—94 см (Радде, 1862), самец «колоссальных размеров» (убит в 1911 г.) — длина с хвостом 375 см, высота в плечах. 116 см, вес выпотрошенного 250 кг (Байков, 1927); зверь, добытый зимой 1927/28 гг. в Гиринской провинции (Северо-Восточный Китай) — длина тела с хвостом 400 см, вес 325 кг (Байков, 1929); самка, убитая 16/XII — 1927 близ ст. Модаоши Китайско-Восточной ж. д. — длина тела 295 см, вес 200 кг (обычный вес тигров 160—200 кг; Байков, 1928); самец, убитый в 1953 г. в Забайкалье — длина тела 200 см, вес 195 кг, другой отсюда же 250 кг (Корнеев, 1954); два тигра, убитых в Приморье — длина тела с хвостом 325 и 310 см; зверь из-под Уссурийска - длина тела 284 см, высота в холке 85 см, вес 221 кг (Антонов, 1950); длина тела 225 см, вес 112 кг; максимальные размеры "амурского" тигра - длина тела 276 см, хвоста 100 см, "корейского" - 300 см, и 80 см, вес того и другого до 340 кг (Байков, 1929; по материалам, представленным А. А. Слудским). Крупный самец, пойманный годовиком на воле и выросший в зоопарке (Прага) - около 250-260 кг (Мазак, 1967). Сведения о группе из трех зоопарковских зверей: самец 11-летний - около 317 кг; самка 8 лет - 286 кг; самец 3 года - около 299 кг (Мазак, 1967), по крайней мере в том, что касается тигрицы и молодого, ошибочны. Это преувеличенные определения.)

Таблица 1. Размеры и вес амурских тигров P. t. altaica (взяты 'в мясе')
Таблица 1. Размеры и вес амурских тигров P. t. altaica (взяты 'в мясе')

1 ( Измерен после съемки шкуры. По мнению автора, зверь несколько крупнее предыдущего.)

2 (Очевидно, опечатка.)

3 (Измерение, снятое с нерасправленной замороженной туши. Очевидно, правильнее размер нерастянутой снятой шкуры — 195 см; общая длина в этом случае 284 см.)

4 (Данные Г. Ф. Бромлея.)

5 (Поступили в ЗММУ в мороженом виде, пролежав долгое время в холодильнике. Вес живых зверей был, очевидно, несколько больше.)

Череп амурского тигра отличается не только крупными общими размерами, но и очень сильным развитием гребней, особенно сагиттального; его высота и мощность превышает таковую у других форм тигров и у львов. Размеры черепа приведены в таблицах 2, 3*,

* (В эти таблицы вошли измерения почти всех черепов, хранящихся в наших музеях. Размеры оставшихся немногих за пределы, указанные в таблицах, не выходят. Известен череп (хранился в Харбмне) с наибольшей длиной 400 см и скуловой шириной 280 мм (Байков, 1925).)

Таблица 2. Размеры черепа самцов амурских тигров (материал ЗММУ, ЗМАН и Берлинского университета; из В. Мазака, 1967. с изменениями)
Таблица 2. Размеры черепа самцов амурских тигров (материал ЗММУ, ЗМАН и Берлинского университета; из В. Мазака, 1967. с изменениями)

1 (От переднего края межчелюстных костей до переднего края затылочного отверстия.)

2 (Наибольшая ширина в области клыков.)

3 (От переднего края до середины сочленовной поверхности.)

4 (От клыка до хищнического зуба включительно. В средних величинах второй знак, приведенный автором, отброшен.)

Таблица 3. Размеры черепа самок амурских тигров (из В. Мазака, 1967)
Таблица 3. Размеры черепа самок амурских тигров (из В. Мазака, 1967)

1 (У В. Мазака в таблице 1 звери помечены как старые; в таблице 3 - как взрослые. Здесь принимается первое обозначение, как, судя по размерам черепов, более правильное (В. Г.).)

Уссурийский и Амурский края, Забайкалье, Заходами - Прибайкалье, шжная Якутия.

Вне СССР - северная и восточная часть Северно-Восточного Китая (б. Маньчжурия), Корейский полуостров; заходами - северно-восточная окраина Монгольской Народной Республики.

2. Туранский тигр,P. t. virgata Nliger, 1815 (syn. septentrionalis, lecaqi, trabata).

По сравнению с амурским тигром, общее сложение несколько менее массивное и размеры в среднем несколько меньше.

Цвет основного фона шкуры изменчив, но в общем более яркий и насыщенный, красновато-рыжий, особенно в летнем мехе, но, по-видимому, более ярок и в зимнем (рис. 59). Темные полосы более узкие, длинные и более цельные и расположены чаще. Их цвет имеет более или менее явственную примесь буроватого или коричневого тона, иногда они даже "интенсивно коричневые" (Огнев, 1935)*. Всегда чисточерный узор только на голове, шее, посредине спины и на конце хвоста. Хвостовые кольца обычно одиночные - по крайней мере на концевой половине, в основной - угловые фигуры развиты меньше, чем у амурского тигра (см. рис. 58).

* (Известен экземпляр из Ферганы, у которого все полосы коричневые.)

Рис. 59. Изменчивость окраски туранского тигра, Panthera tigris virgata Matschie: Верхний ряд слева направо: 1 - № 3027 'Киргизская степь', (вероятно, Семиречье. В. Г.)' 2 - № S 33151, низовья Или около 250 км выше устья, ноябрь 1939г., 3 - № 2983. Лобнор (восточный Туркестан. В. Г.), ноябрь 1889 г.; нижний ряд: 4 - №8679, Фергана; 5 - № 2981. 'Туркестан', 1872 г., 6 - № S 52871, верхний Пяндж, Таджикистан, 30 марта 1950 г. №№ 1,3,4,5,- экземпляры коллекции Зоологического института АН СССР, № 2, 6-в коллекции ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского и Л. Г. Туровой)
Рис. 59. Изменчивость окраски туранского тигра, Panthera tigris virgata Matschie: Верхний ряд слева направо: 1 - № 3027 'Киргизская степь', (вероятно, Семиречье. В. Г.)' 2 - № S 33151, низовья Или около 250 км выше устья, ноябрь 1939г., 3 - № 2983. Лобнор (восточный Туркестан. В. Г.), ноябрь 1889 г.; нижний ряд: 4 - №8679, Фергана; 5 - № 2981. 'Туркестан', 1872 г., 6 - № S 52871, верхний Пяндж, Таджикистан, 30 марта 1950 г. №№ 1,3,4,5,- экземпляры коллекции Зоологического института АН СССР, № 2, 6 - в коллекции ЗММУ (фот. Д. М. Вяжлинского и Л. Г. Туровой)

Сезонный диморфизм выражен хорошо, но менее резок, чем у амурского тигра. Зимний мех значительно светлее и бледнее летнего с менее явственным узором. Волосы зимнего наряда значительно длиннее и гуще и мех может быть даже "лохматым". Длина волос на спине летом 8-13, на брюхе 20-30 мм; на загривке волосы удлинены и достигают 20-50 и даже 90 мм. Зимой волосы на спине могут иметь длину более 30 мм*. У этой формы, по-видимому, есть тенденция к значительному удлинению волос по верху шеи (грива) и на щеках (баки).

* (О закавказских тиграх К. А. Сатунин (1915) пишет: "Все виденные мною зимние шкуры имели очень длинную и густую шерсть грязного желтовато-светло-бурого цвета и неясно выраженные темные полосы". "Зимой (шерсть) бывает очень длинной и лохматой". "Самым длинношерстным... был громадный тигр, убитый в конце февраля 1899 г. в Пришибинском участке (Ленкорань; В. Г.). Мех его был очень густ и длинен, но груб и имел какую-то неопределенную грязно-желтовато-серую или буроватую окраску с едва заметным темным рисунком; красноватого оттенка не замечалось вовсе... другого столь же длинношерстного и тускло окрашенного я не видал". "...Чем (мех) короче, тем интенсивнее красноватый оттенок ее и тем резче выступают черные полосы".)

Данных о размерах и весе туркестанского тигра мало. Максимальная длина тела самцов превышает 200 см и достигает 213, 224 и 217 см, общая соответственно 312, 324 и 309 см, но вероятно больше (см. ниже; длина тела в 270 получена, однако по шкуре, как, вероятно, и в 284 см). Размеры самок меньше, однако, по-видимому, длина тела может достигать 200 см (общая длина 267 см), но обычно она составляет 160-180 см (общая длина 240-260 см). Максимальный известный вес более 240 кг, но по-видимому, бывает и больше. Таким образом, если туркестанские тигры в общем и меньше амурских, то все же достигают очень крупных размеров.

Имеющиеся сведения о размерах отдельных зверей следующие. Длина тела 162 см, длина хвоста 86,5 см, общая длина 248,5 см (Алтай, у р. Алей; Спасский, 1820); самец-длина тела 181 см, длина хвоста 98 см, общая длина 269 см, вес 181 кг (Южное Прибалхашье, 1930; А. А. Слудский); самка - длина тела 250 см, длина хвоста 67,5 см, общая длина 267,5 см (Киргизский хребет; Чекалыцик); длина тела 172 см, длина хвоста 91 см, общая длина 263 см, вес 132 кг (Бийский уезд, 1839); самец - длина от ушей (I) до корня хвоста 194 см, длина хвоста 89 см (действительная длина тела, очевидно, около 220 см, общая около 309 см; (В. Г.).; Сырдарья около Кармакчей, Г-ий, 1887)*; длина тела более 284 см**, вес более 240 кг (низовье Или, 1891; Т. В. 1910); общая длина около 306-340 см ("17 четвертей"; Керки в верховьях Амударьи; Гаврилов, 1896); общая длина 270-300 см ("15 четвертей; устье Амударьи; Косарев, 1899); длина тела 217 см (Кунград, дельта Амударьи; Кузнецов, 1896)***; длина тела 224 см, длина хвоста 100 см, общая длина 324 см (Фергана, 1903; Берг и Иванова-Берг, 1951); самка - общая длина 259 см (Покок, 1929; цит. по Мазак, 1965); взрослый самец-убит 10/I -1954 г. у Кайне-Касыра на Сумбаре (юго-западный Копетдаг), длина тела 225 см, длина хвоста 105 см (Шукуров, 1958); взрослая самка, длина тела 165 см, длина хвоста 95 см, общая длина 260 см, вес 135 кг (верхний Пяндж, Таджикистан 30/III-1950 г.); взрослая самка-длина тела 165 см, длина хвоста 76,5 см, общая длина 241,5 см, высота уха 11,0 см, длина ступни задней ноги 31,5 см, вес 97 кг (р. Кызылсу, Таджикистан, 26/VI 1950 г.; Чернышев, 1958). Мелкая тигрица ("Тереза"), поступившая в Московский зоопарк в 1924 г. полувзрослой из Ирана и павшая в 1942 г.- длина тела 160 см, длина хвоста 86 см, общая длина 246 см, высота уха 11 см, длина задней ступни 32 см, вес 85 кг (ЗММУ); самец - длина тела 187 см, длина хвоста 90 см, общая длина 277 см (Ленкорань; по шкуре); самка - длина тела 178 см (Ленкорань; по шкуре); самка - длина тела 157,5 см, высота в плечах 78 см (Ленкорань; Динник, 1914); длина тела 173 см, длина хвоста 110 см, общая длина 283 см (Закавказье; по чучелу); длина тела 161 см, длина хвоста 93 см, общая длина 254 см; (Закавказье; по чучелу); самец - длина тела 270 см, длина хвоста 90 см, общая длина 360 см ("громадный тигр" из-под Пришиба, Ленкорань, февраль, 1899; только что снятая шкура), Сатунин, 1915****.

* (Материалы, собранные и предоставленные А. А. Слудским.)

** (Вероятно, измерение по шкуре или общая длина (В. Г.))

*** (По Ивановой-Берг (1927).)

**** (Приведенными исчерпываются почти все сведения о размерах тигров этой, нынче почти уничтоженной формы.)

Наибольшая длина черепа самцов 297-365,8 (385,0. В. Г.), самок - 255,5-195,7 мм; кондилобазальная длина самцов 259,0-307,9, самок 225,0-263,2 мм; скуловая ширина самцов 219,0-254,0, самок - 183,0-203,2 мм (Мазак, 1965).

Как указано выше, размеры туркестанского тигра несколько меньше амурского, однако, это относится более к средним размерам основной массы. Таких больших зверей, как максимальные упомянутые выше амурские, в популяции туркестанской формы неизвестно и таких, по-видимому, нет. Однако и в ней встречались очень крупные особи. Таков, например, упомянутый выше пришибикский тигр, с длиной тела около 270 см*. Тигр, убитый на Сумбаре в Копетдаге 10/I-1954 г. (чучело в Музее в Ашхабаде), при длине тела в 225,0 см, имел наибольшую длину черепа 385,0 мм, что значительно больше известного максимума этой формы и даже несколько превышает максимум для амурского подвида (см. табл. 2). Кондилобазальная длина этого черепа 305, скуловая 205 мм. Клык по изгибу по передней стороне имеет длину 70 мм - максимум для наших тигров (В. Г. Гептнер). Череп зверя из Ленкорани (Белясувар) имеет наибольшую длину 362 мм, скуловую ширину 248 мм и межглазничную ширину 78 мм (Сатунин, 1905).

* (К. А. Сатунин (1905) пишет, что это был "тигр громадных размеров... Я видел его еще на мясе. Он показался мне ничуть не меньше обыкновенной туземной лошади".)

Средняя Азия и южный Казахстан, на восток (заходами) до западных подножий Алтая, Восточное Закавказье. К концу 50-х годов XX в. на нашей территории уничтожен и лишь заходами отдельные особи нерегулярно появляются в юго-восточном Закавказье, южной Туркмении и южном Таджикистане (Амударья).

Вне СССР - северные части Ирана и Афганистана, западная Джунгария, бассейн Тарима и Лобнор (Кашгария).

Туркестанский тигр представляет собой хорошо характеризованную форму, отличающуюся от амурского по ряду признаков. Вместе с тем, он имеет черты сходства с индийским тигром (P. t. tigris), по-видимому, больше, чем с амурским. Это выражается как в общих размерах, так и в характере меха. Летний мех по густоте и длине таков же, как у индийских зверей, зимний длиннее и гуще. Сходен и общий тон основного меха, однако полосы у туркестанского подвида обычно уже, длиннее и расположены гуще. Окраска полос не столь чисточерная - заметно коричневатая или буроватая.

* * *

Вне нашей страны можно принять следующие формы:

1) китайский тигр, P.t. amoyensis Hilzh, 1905 - средние и южные части Восточного Китая, кроме крайнего юга; 2) индокитайский тигр, P.t. corbetti Mazak, 1968 - крайний юго-восток Китая (провинции Юннань, Гуанси и Гуандун), Вьетнам, Нижняя Бирма, Малакка и, по-видимому, Камбоджа, Лаос, Таиланд и северо-восточные части Верхней Бирмы*; 3) индийский тигр, P.t. tigris Linn, 1758 - Индия, Ассам; граница по отношению к предыдущей форме неизвестна; 4) суматранский тигр, P.t. sumatrae Pocock, 1929 - Суматра; 5) яванский тигр, P.t. sondaica Temm, 1845 - Ява; 6) балийский тигр, P. t. balica Sshwarz, 1012 - Бали. (В. Г.).

* (Отношения этой формы к соседним, особенно китайской, требуют дальнейшего подтверждения.)

Биология

Численность. В самой северно-западной части ареала и Закавказье в начале XVIII столетия тигр в небольшом количестве еще встречался на восточном побережье Черного моря в Колхидской низменности и в Аджарии. Он был там полностью истреблен в первой половине XIX в. В прошлом столетии и в начале текущего тигр изредка появлялся в восточной Грузии - последний зверь убит в 1922 г., и в Армении, где одного добыли в 1948 г. (Слудский, 1966). В середине XIX в. на самом юге Азербайджана - в Ленкоранской низменности и в Талышских горах - тигры еще держались постоянно в значительном количестве и там размножались. В середине прошлого столетия в окрестностях Ленкорани за осень и зиму ежегодно добывали 10-20 тигров (Брандт, 1856). В 1896 г. в районе Ленкорани и на Талтыше тигры встречались "не особенно редко" и там еще убивали одного-двух зверей в год (Динник, 1914).

Рис. 60. Биотоп тигра и кабана в Семиречье. Старое русло р. Или Ест-Баканас в дельте (фот. В. Маракова)
Рис. 60. Биотоп тигра и кабана в Семиречье. Старое русло р. Или Ест-Баканас в дельте (фот. В. Маракова)

В текущем столетии численность тигра в Закавказье быстро сокращалась, и вскоре он стал там появляться лишь периодически, заходя из Ирана. Лишь на Талыше тигр держался еще более или менее постоянно. С 1920 по 1950 г. в Закавказье добыто лишь два тигра и с 1950 по 1966 г. - около десяти (Слудский, 1966), в том числе один в 1961 г. близ Астары и два в 1963-1966 гг. в Ленкоранском районе. На Талыше единичные особи встречаются до сих пор (середина 60-х годов; Лагидзе, 1964; Алиев, Насибов, 1966).

В Туркмении в прошлом веке тигр был более или менее обычен по Теджену. Здесь он встречался в низовьях еще в 80-х и 90-х годах. По Мургабу в давние времена он водился в достаточном числе, однако в конце века был обычен только в самых верховьях и по р. Кушке. В Копетдаге тигр не жил, но лишь заходил сюда из Ирана. Чаще всего он появлялся на Атреке, Сумбаре и Чандыре - на западе Копетдага. По Амударье в прошлом веке он встречался везде, в начале XX столетия уже только заходами и редко, главным образом в верховьях и в самых низовьях (В. Г. Гептнер).

В начале нашего столетия в Туркмении он был истреблен почти полностью, кроме Амударьи. В 30-х годах численность его несколько возросла, но ненадолго. С 1900 по 1968 г. было добыто всего около девяти тигров, из них последний убит в 1954 г. в западном Копетдаге у Кайне-Касыра (Гептнерг 1956; Шукуров, 1958, Слудский, 1966). Появление тигра в Туркмении возможно и в дальнейшем из Ирана и Афганистана.

В Узбекистане тигр оказался сравнительно редким уже в конце прошлого столетия. В 30-х годах текущего столетия количество тигров несколько увеличилось и, например, в низовьях Амударьи в 1942 г. насчитывали 12-15 зверей. Затем численность их, несмотря на запрет охоты, быстро падает. В 1947 г. в дельте этой реки их держалось всего 5-6 особей, а в 1950 или 1951 г. там был убит последний тигр.

В Таджикистане тигр, бывший еще обычным в 30-х годах текущего столетия в долинах Пянджа, Вахша, Кызылсу и других, ныне истреблен. В начале 50-х годов текущего столетия количество тигров в Таджикистане будто бы не превышало 10-15 особей (Чернышев, 1958), но, вероятно, этот автор ошибался - их в то время было гораздо меньше. С 1942 по 1950 г. в Таджикистане добыто всего десять зверей. В этой республике тигр исчез совершенно в 1953 или 1955 г. Имеется лишь одно сообщение, требующее подтверждения, что этот хищник появлялся в долине Пянджа в урочище Чубек в 1963 г. (А. А. Слудский). В Таджикистан возможны заходы тигров из Афганистана.

В Киргизии уже в прошлом столетии тигр был редок в районе Иссык-Куля, в Терскей Алатау, в Чуйской долине и по Большому Кебину, и исчез там приблизительно в 80-х годах. На юге этой страны он был истреблен в начале 90-х годов (Слудский, 1966).

Рис. 61. Тростники в местах былого обитания тигра в Прибалхашье (фот. С. В. Маракова)
Рис. 61. Тростники в местах былого обитания тигра в Прибалхашье (фот. С. В. Маракова)

В прошлом столетии тигры были еще обычны в Казахстане в долинах Сырдарьи, Чу, Или, Каратала и др., у Балхаша, Алакуля и Зайсана, откуда изредка заходили на север до Кокчетава, Павлодара и Барнаула и Ишима и Иртыша. В Тянь-Шане встречались регулярно. На южном Алтае были очень редкими. В прошлом веке и в начале текущего столетия тигры периодически появлялись на Устюрте, проникая туда с низовьев Амударьи. Особенно часто они встречались в долине Сырдарьи. "Оных (тигров. - А. С.) множество находится в камышах около Аральского моря и по Сырдарье, которые случающимся тут людям, а особливо верблюдам и лошадям великий вред учиняют" (Рычков, 1762).

Уже в 40-50-х годах XIX в. численность их в долине Сырдарьи начинает быстро сокращаться в результате истребления самих хищников, кабанов, служащих им основным кормом, и тростников. В это время "охотничьи команды" полков, отдельные офицеры и казаки из местных гарнизонов за короткое время убивали по 8-12 тигров. В начале XX в. на Сырдарье этот хищник уцелел лишь местами. За пять лет (с 1905 г.) в Сырдарьинской области было уже убито только 9 тигров (Зарудный, 1915). Позднее численность их продолжает сокращаться. Последние 2 тигра были убиты на Сырдарье в 1924 г. в районе Аральска и в 1933 г. в районе Казалинска. Следы же их находили еще в 1937 г., и в 1945 г., когда несколько зверей пришли в низовья Сырдарьи из дельты Амударьи (Слудский, 1966).

Рис. 62. Заросли тростника высотой 4-5 м в местах обитания тигра в Семиречье. Ур. Джель-туранга в низовьях Или, ноябрь 1959 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 62. Заросли тростника высотой 4-5 м в местах обитания тигра в Семиречье. Ур. Джель-туранга в низовьях Или, ноябрь 1959 г. (фот. А. А. Слудского)

В долине Чу тигр истреблен к 1912 или 1916-1917 гг. В дельте Или, где тигры держались особенно долго, в 1935 г. их насчитывали около 10 особей. Последний тигр здесь убит зимой 1934/35 гг., а окончательно они исчезли в южном Прибалхашье в 1948 г. В Зайсанской котловине тигр истреблен в 1894 г.

Рис. 63. Верховье дельты Или-биотоп тигра и кабана. Здесь же весьма обычна косуля. Джель-туранга, Семиречье (фот. В. С. Маракова)
Рис. 63. Верховье дельты Или-биотоп тигра и кабана. Здесь же весьма обычна косуля. Джель-туранга, Семиречье (фот. В. С. Маракова)

Таким образом, в настоящее время тигр исключительно редок и появляется лишь заходом в Закавказье, во всех же республиках Средней Азии и в Казахстане он истреблен совершенно. Возможны заходы в Таджикистан и на крайний юго-запад Туркмении.

Рис. 64. Тугаи из туранги и гребенщика у Имам-баба - место былого обитания тигра в долине Мургаба. Туркмения. Апрель 1962 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 64. Тугаи из туранги и гребенщика у Имам-баба - место былого обитания тигра в долине Мургаба. Туркмения. Апрель 1962 г. (фот. А. А. Слудского)

В Восточной Сибири в первой половине XIX в. тигры регулярно появлялись у Байкала (Эренберг, 1831; Симашко, 1851; Сельский, 1856) и в юго-восточном Забайкалье и заходили оттуда далеко на север, изредка появляясь даже на Верхоянском хребте (Силантьев, 1919). Не каждый год в Забайкалье добывали одного-двух зверей. В юго-восточном Забайкалье тигров изредка добывали и в начале XX в. Так, их там убивали в 1912, 1926 и 1928 гг. После значительного перерыва тигры вновь появились в Забайкалье в 1953 и 1954 гг. В 1953 г. их приходило до восьми особей, из которых двух добыли (Слудский, 1966). В 1963-1966 гг. следы этого хищника находили у pp. Урюмкана и Газимура (Синицын, 1966). В Забайкалье тигры проникают из, Китая с Большого Хингана.

Рис. 65. Протока и тугай в заповеднике Тигровая балка. Место обитания тигра, кабана, бухарского оленя, камышового кота. Низовья Вахша, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 65. Протока и тугай в заповеднике Тигровая балка. Место обитания тигра, кабана, бухарского оленя, камышового кота. Низовья Вахша, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

Далее на восток - в бассейне Амура, в прошлом веке и в начале текущего тигр встречался более или менее регулярно на север до 50° с. ш. На юге Буреинских гор у Амура около 49° с. ш. он был обычен (Радде, 1862). В 90-х годах прошлого столетия в Уссурийском крае ежегодно добывали около 120-150 тигров (Силантьев, 1898). В начале текущего столетия численность тигра на Дальнем Востоке быстро снижается и, например, в 1912 г. в Амурской области добыто только два зверя, а в Приморской - 55 (Байков, 1927). Особенно значительно численность тигров на Дальнем Востоке снизилась в 1929 г.

Рис. 66. Заросли туракги, гребенщика и злака эриантуса-место обитания тигра заповеднике Тигровая балка. Низовья Вахша, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А Слудского)
Рис. 66. Заросли туракги, гребенщика и злака эриантуса-место обитания тигра заповеднике Тигровая балка. Низовья Вахша, Таджикистан. Октябрь 1960 г. (фот. А. А Слудского)

Коллективизация сельского хозяйства, а затем мероприятия по охране тигра способствовали некоторому росту его запасов, и в 40-х годах он появился в районах, где его давно уже не было. Благоприятные условия для размножения тигров на Дальнем Востоке были до 1948 г., но в связи с интенсивным отловом тигрят и отстрелом взрослых зверей они вновь ухудшились. Если с 1930 по 1938 г. в описываемом районе поймали 27 тигрят (Капланов, 1948), то за такой же отрезок времени с 1948 по 1956 г. было поймано 56. С 1950 по 1960 г. только в Приморском крае (южная половина Уссурийского), было убито 23 тигра.

Рис. 67. Туранговый долинный лес (тугай; - биотоп тигра. Низовья Бахша. Таджикистан. Заповедник Тигровая балка. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)
Рис. 67. Туранговый долинный лес (тугай; - биотоп тигра. Низовья Бахша. Таджикистан. Заповедник Тигровая балка. Апрель 1966 г. (фот. Г. Н. Сапожникова)

В 1956-1957 гг. Охотничьей инспекцией в Хабаровском и Приморском краях проведено обследование численности тигра. В Хабаровском крае площадь обитания тигра была около 80 000 км2. На обследованной территории в 56 000 км2 установлено пребывание 28 тигров. В Приморском крае учтено 35 зверей на площади в 21 тыс. км2.

Рис. 68. Заросли гигантского злака зриантуса (Erianthus purpurascens) в месте обитания тигра в заповеднике 'Тигровая балка'. Низовья Вахша и Пяндж. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)
Рис. 68. Заросли гигантского злака зриантуса (Erianthus purpurascens) в месте обитания тигра в заповеднике 'Тигровая балка'. Низовья Вахша и Пяндж. Октябрь 1960 г. (фот. А. А. Слудского)

В 1958-1959 гг. в Приморском крае экспедицией Дальневосточного филиала АН СССР и Главохоты РСФСР численность тигров определена в 55 особей. Этим обследованием не было охвачено несколько районов, в которых держалось еще 8-10 зверей. По-видимому, на всей территории Приморского края в первой половине 1959 г. обитало 60-65 тигров. Ареал их занимал 23 административных района с общей площадью 51 тыс. км2 (около 30% всей площади края). В Хабаровском крае (данные Управления охотничье-промыслового хозяйства) в 1959 г. обитало около 35 тигров, кроме того, несколько этих хищников держалось в б. Амурской области. Таким образом, в первой половине 1959 г. тигров, живших на территории советского Дальнего Востока, было около 100 особей. Это было и общее их поголовье для всего СССР.

За последующие годы в характере распределения тигра на Дальнем Востоке произошли некоторые изменения. В связи с резким сокращением численности кабана этот хищник исчез в Амурской области. В Приморском крае, в ряде районов северной части ареала тигра - в верховьях Имана и Бикина - количество этого зверя несколько снизилось. Отмеченное сокращение его поголовья объясняется, с одной стороны, дальнейшим освоением человеком лесных массивов по рекам Арму, Татибэ и бассейну Имана, и с другой - значительным снижением численности кабана в указанных районах, вызванным неурожаем кормов и многоснежными зимами несколько лет подряд. В южных и юго-восточных же районах Приморья численность тигра возросла и в угодьях, прилегающих к рекам Сучан, Майхэ, Тудагоу и др., он теперь встречается чаще, чем в 1959 г.

Общее поголовье тигра на советском Дальнем Востоке и, таким образом, по Советскому Союзу в целом на 1 января 1965 г. составляло приблизительно 120 особей (Слудский, 1966)*.

* (На начало 1968 г. общая численность тигра на Дальнем Востоке оценивалась в 122-148 голов. Относительно слабый прирост, кроме некоторых других обстоятельств, объясняется все еще имеющим место незаконным отстрелом зверя в глухих местах. Так, за 1966/67 гг. таким образом было убито около 20 тигров (Кучеренко, 1970). Тем не менее от низшего уровня, бывшего перед 1940 г., в результате запрета охоты и охраны общая численность зверя на Дальнем Востоке увеличилась не меньше чем втрое (В. Г.).)

В текущем столетии численность тигра сильно сократилась и в странах, соседних с Советским Союзом. Так, в Турции в районах, прилежащих к Грузии и Армении, в середине прошлого столетия ежегодно добывали нескольких тигров (Блит, 1863). В настоящее время тигр в Турции истреблен. В Иране он сохранился на севере этой страны по восточному склону Талыша и на западном побережье Каспия, а также населяет провинции Мазандеран, Гилян, Горган и Хоросан. В 30-х годах текущего столетия в Иране обитало еще 80-100 тигров, но позднее их численность значительно снизилась. Тигр стал "достаточно редким" в лесах по южному побережью Каспия. По-видимому, в связи с интенсивной вырубкой лесов в ближайшие годы он в Иране исчезнет совершенно (Мизонн, 1959; Лей, 1967).

Рис. 69. Ур. Имбиши в Судзухииском заповеднике - обычное место пребывания тигра. Кедрово-широколиственная тайга, богатая изюбрем и кабаном. Юг Уссурийского края Декабрь 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 69. Ур. Имбиши в Судзухииском заповеднике - обычное место пребывания тигра. Кедрово-широколиственная тайга, богатая изюбрем и кабаном. Юг Уссурийского края Декабрь 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

В Афганистане до начала 50-х годов текущего столетия тигр был обычен в тугаях по левому берегу Пянджа, откуда довольно часто заходил в Таджикистан. В последнее десятилетие эти заходы прекратились, что, возможно, указывает на исчезновение тигра в этом районе. В прошлом столетии тигры держались в зарослях у рек Гери-Руд, Кундуз и Мургаб, но в настоящее время там, по-видимому, истреблены.

Рис. 70. Горная тайга в долине Туньши - место обитания тигра. Сихоте-Алиньский заповедник, Уссурийский край. Август 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 70. Горная тайга в долине Туньши - место обитания тигра. Сихоте-Алиньский заповедник, Уссурийский край. Август 1964 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

В Китае, в Джунгарии и Кашгарии в прошлом столетии тигр был более или менее обыкновенным в Таримской впадине, по самому Тариму, у Лобнора и по рекам Хотану, Яркенду, Кызылсу, Кашгару, Манасу, Урунгу и другим и в Тянь-Шане. В бассейне Тарима он истреблен еще в 20-х годах текущего столетия, тогда же он исчез и на Тянь-Шане. В 1959 г. тигр еще как большая редкость наблюдался лишь на р. Манас, в других же районах Синьцзяна его уже не было и, по-видимому, к настоящему времени он там истреблен совершенно.

Рис. 71. Ур. Та-Чингоу и гора Туманная - место обитания пятнистого оленя, изюбря, кабана, горала, участок постоянных охот тигра. Здесь в тумане зверь ловит изюбрей и пятнистых оленей, выходящих на берег солониеваться. Судзухинский заповедник. Апрель 1967 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 71. Ур. Та-Чингоу и гора Туманная - место обитания пятнистого оленя, изюбря, кабана, горала, участок постоянных охот тигра. Здесь в тумане зверь ловит изюбрей и пятнистых оленей, выходящих на берег солониеваться. Судзухинский заповедник. Апрель 1967 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

Восточнее, в провинции Хейлунзцян (Северо-Восточный Китай), граничащей с Советским Союзом, и в расположенной южнее ее провинции Гирин в 1958 г. обитало еще 200-250 тигров. В связи с интенсивной вырубкой лесов численность их там быстро сокращалась.

Рис. 72 Кедровый лес в истоках речки - место обитания тигра. Сихоте-Алиньский заповедник (фот. В К. Абрамова)
Рис. 72 Кедровый лес в истоках речки - место обитания тигра. Сихоте-Алиньский заповедник (фот. В К. Абрамова)

Во второй половине прошлого столетия с Корейского полуострова ежегодно вывозили около 150 шкур тигра. В настоящее время в Южной Корее тигры уже истреблены. В Северной же они сохранились в районах, граничащих с провинцией Гирин Китайской Народной Республики. Считали, что в 50-х годах в Северной Корее еще обитало 40-50 тигров (Слудский, 1966).

В настоящее время мировые запасы тигра определяются в 15 тыс. особей (Перри, 1964). По отдельным странам они распределяются следующим образом: СССР - 120 особей; Иран - 80-100, возможно и меньше; Индия и Пакистан - 3000-4000; Китайская Народная Республика - 2000; Корейская Народно-Демократическая Республика - 40-50; Малайзия - 3000 особей. По другим странам данных нет (Слудский, 1966).

Места обитания. В юго-восточном Закавказье тигр преимущественно держался в низменных Талышских лесах, к которым местами прилегали тростниковые крепи по берегам морских лагун (морцов) и речек. Эти густые леса с обилием колючих лиан можно было пройти лишь с помощью топора или кинжала. Леса и тростники изобиловали кабанами. В горные леса Талыша тигры заходили реже, следуя за кочующими кабанами.

В Туркмении, Узбекистане и Таджикистане основные места обитания этого хищника - поймы рек и озер, густо заросшие тростником, достигающим гигантской высоты (5-6 м), и эриантусом, или тугайные леса из тополя, джиды и тала. Все деревья тугая перевиты лианой ломоносом. В нижнем ярусе растут тростник, вейник, солодка, верблюжья колючка и др. Эти места изобилуют кабанами, а раньше в них был обычен бухарский олень. В тех местах, где к реке на большом пространстве подходят солончаки или пески,, тигров нет или они встречаются случайно. Реже эти звери наблюдались в предгорьях и нижнем поясе гор по долинам и ущельям, поросшим фисташкой, арчой, шиповником и др.

В Таджикистане из низин в горы тигры поднимались крайне редко. В некоторых районах тигр более или менее постоянно жил близ селений человека. Достаточно было даже расположенных между аулами сравнительно небольших - в несколько сот гектаров - зарослей тростника, в которых держатся кабаны, чтобы в них поселился тигр. Например, в долине р. Яхсу в Таджикистане, издавна заселенной человеком, где большинство земель используется под посевы и пастбища, тигр жил оседло на заросших тростником участках длиной в 1-3 км, шириной около 500 м, сохранившихся еще между полями, занятыми под рис и хлопок.

В низовьях Сырдарьи, рек южного Прибалхашья и возле больших озер тигры жили в обширных тростниковых займищах, чередующихся с озерами,, протоками и грядами песчаных бугров, поросших саксаулом, джузгуном, терескеном и другими, а также в тугаях. Эти угодья изобиловали кабанами и косулями (на Сырдарье косулю заменял бухарский олень).

В Казахстане, а также в Киргизии тигры иногда встречались в различных поясах гор, летом поднимались до границы вечного снега. В Киргизском,. Заилийском и Джунгарском Алатау их добывали в ельниках и арчевниках на высоте 2500-3000 м н. у. м. В горах тигры встречались и по долинам речек в зарослях гребенщика, тала или облепихи. В горы эти хищники поднимались вслед за переселяющимися туда на лето кабанами и домашним скотом. В Средней Азии и Казахстане места обитания, выбираемые тигром, примерна соответствовали следующим требованиям: 1) изобиловали кабанами и бухарскими оленями, которые служат основной добычей тигра; 2) были богаты водой, что важно для этого хищника, который за сутки пьет по нескольку раз; 3) имели густые, труднопроходимые заросли, в которых тигр устраивает логово; 4) невысокий снежный покров. Этими экологическими особенностями тигра объясняется его отсутствие в пустынях вдали от воды и лишь временное или случайное появление в степях и высоко в горах.

Рис. 73. Кедрово-еловый лес в истоках Улахе - место обитания тигра. Здесь же рысь, кабан, изюбрь, харза. Уссурийский край. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 73. Кедрово-еловый лес в истоках Улахе - место обитания тигра. Здесь же рысь, кабан, изюбрь, харза. Уссурийский край. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

В других условиях тигр живет на Дальнем Востоке. Здесь зверь держится преимущественно в невысоких горах, особенно последние десятилетия. В прошлом веке он встречался и в низинах, но был вытеснен отсюда человеком. В настоящее время наиболее обычные места обитания этого хищника - долины горных рек и пади, поросшие растительностью маньчжурского типа с преобладанием кедра и дуба, кроме того, он живет в чистых кедрачах, а также по горам, поросшим лиственным мелколесьем или дубняком и орешником. В сплошных еловых массивах тигр появляется только проходом и долго в них не задерживаются. Если в долины рек и кедровые леса тигра привлекают кабаны, то на гарях он охотится на многочисленных изюбрей и лосей (Капланов, 1948). Этот зверь явно тяготеет к скалистым участкам: "Где горные хребты неприступны, где склоны круче и обрывистее, где есть обширные каменистые россыпи, отвесные высокие утесы, скалистые кряжи, ниши и пещеры, там наверное можно найти и тигров, живущих в этой местности постоянно" (Байков, 1925). В скалистых участках тигру легче укрыться, а главное - зимой здесь меньше снега. Во время охоты и кочевок тигры переваливают через довольно высокие хребты, поднимаясь до 1600 м н. у. м., но все же предпочитают переходить по пологим местам и в низких седловинах. Во время кочевок зверь появляется в самых разнообразных биотопах, вплоть до морского побережья, покосов и т. д. Нередко держится близ поселков, особенно зимой, когда труднее добывать пищу.

Рис. 74. Широколиственные леса с кедром и пихтой - биотоп тигра. Супутинский заповедник, юг Уссурийского края. Сентябрь 1970 г. (фот. В. Г. Гептнера)
Рис. 74. Широколиственные леса с кедром и пихтой - биотоп тигра. Супутинский заповедник, юг Уссурийского края. Сентябрь 1970 г. (фот. В. Г. Гептнера)

В Приморье и других частях Дальнего Востока, где часто бывают обильные снегопады, тигр избегает участков с высоким снежным покровом, так как в таких местах мало копытных. Кроме того, ему мешает охотиться непрочный наст. По тонкому насту тигр с шумом проваливается, распугивая дичь, и ранит себе ноги. Лапы тигрицы, убитой в конце января 1868 г. в Уссурийском крае, были сильно повреждены. Шерсть "на внутренней стороне передних и задних лап была вытерта, и кожа покрыта язвами, из которых сочилась кровь" (Пржевальский, 1870).

Рис. 75. Хвойные леса по среднему Бикину - место обитания тигра. Уссурий ский край (фот. В. К. Абрамова)
Рис. 75. Хвойные леса по среднему Бикину - место обитания тигра. Уссурий ский край (фот. В. К. Абрамова)

По высокому снежному покрову и непрочному насту тяжелый тигр передвигается с трудом. Весовая нагрузка на 1 см2 опорной поверхности лап в Приморье равняется 158 г; среди наших диких кошек этот хищник имеет самую большую нагрузку на опорную поверхность лап (Формозов, 1946). В многоснежные зимы с настами тигры сильно голодают, а иногда даже гибнут от истощения. На юге Уссурийского края 1 (14) марта во время наста на следах тигра заметили кровь. Этот зверь был, по-видимому, сильно голоден, "так как на ходу останавливался и ел полуисклеванную гнилую зубатку, выброшенную последней осенней водой". Помет его "был в малом количестве и содержал... много непереваренной травы". Несколько дней спустя в кедровнике нашли труп тигра без признаков ранения. Этот зверь оказался крайне истощенным (Алмазов, 1890).

Рис. 76. Долина ключа Белобородозского с кедрово-широколиственными и кедровыми лесами по склонам - место переходов тигра по заберегам и долинному лесу. Сихоте-Алиньский заповедник. Декабрь 1964 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 76. Долина ключа Белобородозского с кедрово-широколиственными и кедровыми лесами по склонам - место переходов тигра по заберегам и долинному лесу. Сихоте-Алиньский заповедник. Декабрь 1964 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)

На Дальнем Востоке после многоснежных зим, сопровождающихся массовой гибелью копытных, кормовые условия для тигра резко ухудшаются. На хребте Сихотэ-Алинь зима 1914/15 гг. отличалась обилием снега. Высота снежного покрова достигала 100-150 см. В эту зиму кабаны там погибли почти полностью, и в течение последующих 3-4 лет их было крайне мало; массу ослабевших изюбрей убили охотники. Резкое сокращение количества копытных вызвало на следующую зиму голодовку среди тигров, рысей и снижение численности этих хищников (Капланов, 1948). Близ Тернея в 1915 г. убили взрослого самца-тигра, совершенно истощенного и с пустым кишечником. Он весил всего 70 кг против обычного веса около 200 кг (Формозов, 1946). Этот хищник осматривал ловушки и пожирал попавших в них колонков, посещал охотничьи зимовки и пытался около них ловить собак. В многоснежную зиму 1935/36 гг. в бассейне среднего течения Имана найден молодой тигр весом 110 кг, погибший от голода. Желудок его был наполнен лишайниками (В. Абрамов, 1962).

Рис. 77. Широколиственный лес - место обитания тигра. Юг Уссурийского края (фот. В. К. Абрамова)
Рис. 77. Широколиственный лес - место обитания тигра. Юг Уссурийского края (фот. В. К. Абрамова)

На Сихотэ-Алине тигры голодали и в 1957-1958 гг. В этих горах кабаны- основная добыча тигра - почти исчезли: две зимы подряд- 1956/57 и 1957/68 гг. - был очень высокий снежный покров, лишивший кабанов и без того скудных кормов, так как был неурожай кедровых орешков и желудей. Вдобавок свирепствовала эпизоотия чумы свиней. В то же время примерно в 8 раз сократилась и численность изюбрей (К. Г. Абрамов). Голодные хищники начали широко кочевать; участились случаи их нападения на пятнистых оленей, содержавшихся в парках, лошадей и собак. Например, в оленеводческом совхозе на м. Гамова в зиму 1959/60 гг. за короткий срок тигры похитили десять оленей. В ту же зиму в с. Красноречка в Чугуевском районе тигрица ворвалась во двор, где напала на корову. В Сихотэ-Алиньском заповеднике отмечены два случая нападения тигров на лошадей и несколько похищений собак.

Рис. 78. Кедрово-еловый лес в истоках Улахе - биотоп тигрицы с выводком. Здесь же кабан, изюбрь рысь, харза. Сихоте-Алинь. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 78. Кедрово-еловый лес в истоках Улахе - биотоп тигрицы с выводком. Здесь же кабан, изюбрь рысь, харза. Сихоте-Алинь. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

Зимние голодовки для тигра в Приморье - обычное явление, так как многоснежные зимы там бывают довольно часто. За последние 110 лет они отмечены в 1855/56, 1876/77, 1877/78, 1884/85, 1886/87, 1891/92, 1901/02, 1909/10, 1914/15, 1924/25, 1925/26, 1926/27, 1932/33, 1935/36, 1938/39, 1940/41, 1941/42, 1947/48, 1956/57, 1957/58, 1961/62 и 1964/65 гг. (Насимович, 1950; Бромлей, 1963, 1968). Особенно тяжелыми для копытных и тигра в последнее 50 лет были зимы 1914/15, 1941/42, 1947/48 и 1957/58 гг. Известны они и для Приамурья (1887/88 и 1941/42, 1942/43 гг.)*. В Приморском крае многоснежные зимы бывают через 2-9 лет, а в среднем один раз в четыре года, иногда следуют одна за другой - 2-3 года подряд, и тогда тигры бедствуют особенно сильно. В Приморье особенно многоснежные зимы повторяются через 6-15, в среднем 9 лет. В такие зимы снежный покров высотой 70 см устанавливается уже в ноябре, а не в марте, как обычно (Бромлей, 1963).

* (Зимой 1970/71 гг. в Сихотэ-Алиньском заповеднике кабана было очень мало - "тигровых следов было гораздо больше, чем кабаньих". Звери жили главным образом на изюбрях, которые даются им труднее, чем кабан. Положение тигров облегчалось тем, что зима была очень малоснежная, и бедственным оно не было (Е. Н. Матюшкин). На юге Уссурийского края в связи с некоторыми условиями тигру было труднее и в эту зиму участились нападения на скот, причем звери проникали даже в хлевы (В. Г.).)

В исключительных случаях в многоснежные зимы, когда бывает прочный наст, охота тигра на копытных облегчается, так как кабаны, изюбри, косули проваливаются в снег, а тигр хорошо идет по такой ледяной корке. По насту тигры успешно охотились на копытных в Приморье в зиму 1877/78 гг. (Янковский, 1882). Идя по глубокому снегу, тигр быстро устает и часто ложится, поэтому когда бывает много снега или он покрывается непрочным настом, хищник держится в скалистых местах и на солнцепеках, а при переходах из одного урочища в другое часто идет по замерзшей наледи реки или ручья, по бурелому, тропам изюбрей и других копытных и по зимним дорогам человека и лыжням. Если на льду снега много, зверь проходит по берегу, выбирая участки под хвойными деревьями, где его меньше.

Амурский тигр довольно хорошо приспособлен к низким температурам; имеет пышный, густой волосяной покров и к осени жиреет. Известны случаи, когда пойманные молодые тигры всю ночь оставались в лесу связанными при температуре до -40° без заметного вреда для здоровья. Однако изредка добывали зверей с обмороженными ушами и даже хвостом. Очевидно, основным фактором, ограничивающим распространение тигра на север, является высокий снежный покров (выше 30 см) и, как следствие его, отсутствие кабана, изюбря и косули. В Забайкалье и среднем Приамурье тигр был распространен до 52° с. ш., т. е. дальше на север, чем где бы то ни было в других частях ареала. Наибольшая высота снежного покрова в этой области не превышает 20 см, местами опускаясь до 10; только на возвышенностях и предгорьях высота его превышает 30 см (Рихтер, 1948).

Питание. В юго-восточном Закавказье основной добычей тигра были кабаны. В желудках тигров, убитых в б. Ленкоранском уезде, находили остатки только этого копытного (Сатунин, 1914). Реже он там охотился на косуль, кавказских благородных оленей и различных домашних животных, в том числе и собак, причем на скот нападал исключительно зимой (Динник, 1914; Верещагин, 1942). В Иране этот хищник охотился на зверей тех же видов, а также на джейранов (Брандт, 1856).

В Туркмении, Узбекистане и Казахстане кабан был главным объектом питания этого хищника. На втором месте в питании тигра во многих районах Средней Азии стоял бухарский олень, в Казахстане - косуля. В Таджикистане в питании тигра в последнее время первое место занимал бухарский олень, а кабан и домашние животные - второе. Например, в Тигровой балке с 1946 по 1950 г. этот хищник задрал 19 оленей, 17 коров, 4 лошади, 5 ослов и 1 верблюда. В летнее время жертвами тигра в тугаях становятся отбившиеся от стада и оставшиеся на ночь коровы и лошади. У тигрицы, добытой 26 июня 1950 г. в тугае у Кызылсу, в желудке найдено мясо и кости коровы (Чернышев, 1958). В пойменных зарослях тигр подкарауливает джейранов, которые приходят сюда на водопой; остатки разорванных им антилоп будто бы постоянно встречались в зарослях (Флеров, 1935). В феврале 1945 г. в Тигровой балке в логове были найдены остатки джейранов, а также кабана и оленя (Строганов, 1959).

В низовьях Амударьи тигры иногда ловили и съедали шакалов, хаусов, ели саранчу (Покровский, 1951). В Таджикистане на Вахше экскременты тигра часто состояли из одной саранчи или же к саранче примешивались остатки медведок, хитин разных жуков, шерсть мелких млекопитающих (главным образом пластинчатозубой крысы) и перья птиц (Флеров, 1935). В южном Таджикистане в экскрементах изредка находили остатки мышевидных грызунов, птиц и насекомых, а осенью и зимой - косточки плодов лоха (джиды) и облепихи (Строганов, 1961).

В Казахстане этот хищник, живший у Жанадарьи и Аральского моря, кроме кабанов, ловил сайгаков, джейранов, тарпанов, куланов и горных баранов (Ovis ammon arcal) (Мейендорф, 1826; Эверсманн, 1850). Джейраны добывались во время их водопоя и у Или (Алфераки, 1882). В зарослях пойм Сырдарьи, Чу, Или и других рек тигр, по-видимому, охотился на сайгаков, когда они зимой в большом количестве подходили к этим долинам. На разливах и в арыках тигры ловили рыбу (сазана), которую едят весьма охотно (Смирнов, 1875). Как и в Таджикистане, в других районах Средней Азии и в Казахстане тигр нападал на домашних животных, даже на верблюдов, чаще же всего на собак и лошадей. Например, в 1877 г. за Чирчиком у Кара-Тюбе тигры зимой в одном из аулов перетаскали всех собак (Смирнов, 1879). "В тех местах, где имеется много скота киргизов, тигры нередко, особенно зимою, живут почти исключительно за счет последнего" (Алфераки, 1882). В 1930 г. в южном Прибалхашье в районе Красного городка тигры в короткий срок уничтожили более 200 голов скота и вынудили население из ряда мест откочевать со скотом в более безопасные районы (Н. Ш., 1930).

Тигры, которые прежде держались у Байкала и в Забайкалье, кормились кабанами, косулями, изюбрями, лосями и нападали на домашних животных - лошадей, коров и северных оленей. Например, у тигра, добытого 22 ноября 1953 г. близ р. Газимур, в желудке было мясо и шерсть косули, а возле хищника, убитого 24/XII-1953 г. в Могочинской тайге, обнаружены остатки задавленного им кабана.

На Дальнем Востоке в Сихотэ-Алине и в других районах тигр добывает кабанов, изюбрей, лосей, пятнистых оленей, косуль, кабаргу, маньчжурских зайцев, медведей (бурого и белогрудого), рысей, волков, барсуков, рябчиков, а также рыбу. Основой его питания здесь является кабан. В желудках тигров и среди остатков их добычи было найдено 11 зверей; из них 3 изюбря, 4 кабана, 1 лось, 1 кабарга, 1 медведь, 1 рысь (Капланов, 1948). Для этого же района указывают следующий список кормов тигра (в % от общего числа встреч): кабан - 40, изюбрь - 30, лось - 10, кабарга - 10, медведь - 6, косуля - 3, рябчик и другие случайные животные - 1 (Г. Ф. Бромлей). В Сихотэ- Алиньском заповеднике в добыче этого хищника кабан встретился 21 раз (35;7%), изюбрь - 13 (22,1%), лось - 6 (10,1%), бурый медведь - 5 (8,4%), кабарга - 8 (13,6%), косуля - 2 (3,4%), рысь - 1 (1,7%) и рябчик - 3 (5,1%) (В. Абрамов, 1962).

Рис. 79. Остатки быка изюбря, разорванного тигром. Ключ Белобородовский, Сихоте-Алиньский заповедник Февраль 1968 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 79. Остатки быка изюбря, разорванного тигром. Ключ Белобородовский, Сихоте-Алиньский заповедник Февраль 1968 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)

В годы с низкой численностью и плохой упитанностью кабанов, когда они вынуждены кормиться хвощом и ветошью, роль зверей отдельных видов в питании тигра несколько меняется. Например в 1957-1959 гг. добыча тигра состояла из следующих животных: изюбр встречен 20 раз (50%), кабан - 12 (30%), бурый медведь - 2 (5%), пятнистый олень - 2 (5%), лось, косуля, кабарга, барсук - по 1 (2,5%). По-видимому, в годы с плохим урожаем кедра и дуба и в многоснежные зимы, когда кабаны бывают тощими, тигры нападают на них реже, чем обычно, а охотятся преимущественно на изюбрей и лосей (К. Г. Абрамов; В. Абрамов, 1962). С 1944 по 1950 г. зарегистрировано 17 случаев нападения тигра на медведей (бурого и белогрудого).

Рис. 80. Изюбрь-пантач, задавленный тигром. Ур. Та-Чингоу. Судзухинский заповедник. Май 1966 г. (фот. В. Е. Присяжникова)
Рис. 80. Изюбрь-пантач, задавленный тигром. Ур. Та-Чингоу. Судзухинский заповедник. Май 1966 г. (фот. В. Е. Присяжникова)

Старые и больные тигры обычно ограничиваются более мелкой добычей: поросятами, молодыми изюбрями, косулями, горалами и даже зайцами и фазанами. Например, хромая тигрица, жившая в 1953 г. на правом берегу Виры, кормилась зайцами, которых ловила на островах, и поросятами кабана (Родин, 1956).

Рис. 81. Бурый медведь, убитый и съеденный тигром. Р. Татибе, юг Уссурийского края. Осень 1961 г. (рис. Н. Н. Кондакова по фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 81. Бурый медведь, убитый и съеденный тигром. Р. Татибе, юг Уссурийского края. Осень 1961 г. (рис. Н. Н. Кондакова по фот. В. Е. Присяжнюка)

На перекатах горных речек и ручьев тигр искусно ловит рыбу, подхватывая ее в воде лапой и выбрасывая на берег. Кроме того, добывает черепах, схватывая их, когда они всплывают к поверхности для дыхания. Паразитирование у тигра гельминта Paragonismus westermanni, дополнительными хозяевами которого являются пресноводный краб и рак, указывает на то, что зверь поедает и их (В. Абрамов, 1962). Иногда тигр ест кедровые орешки вместе со скорлупой, лесные ягоды, фрукты, летом траву. Лишь будучи очень голодным, питается падалью (Байков, 1925) (рис. 82).

В прошлом веке, когда на Дальнем Востоке тигры были обычны, они сравнительно часто нападали на домашних животных, особенно собак. Нападения учащались к концу зимы. В 50-х и 60-х годах гибель скота от тигра стала здесь редким явлением. С 1956 по 1959 г. включительно в Приморском крае тигры нападали на домашних животных: взрослых лошадей 10 раз, жеребят - 2, коров - 10, телят - 1; в оленесовхозе убили 8 пятнистых оленей (В. К. Абрамов, 1962). Случаи нападения тигра на домашних животных возрастают в годы резкого сокращения численности диких копытных зверей, как это имело место в 1957-1959 гг. Считают, что на домашних животных близ поселков и в самих поселках обычно нападают или молодые хищники по третьему году, или старые и больные, которые не могут охотиться на зверей, служащих им обычной добычей, или если скот находится без присмотра (К. Г. Абрамов).

В нашей стране для человека тигр практически безопасен - тигров-людоедов, как в Индии, у нас никогда не было, хотя отмечены отдельные случаи нападения на людей (см. "Практическое значение"). Во всяком случае, "объектом питания" тигра в нашей стране человек не служит.

В сопредельных странах, тигр тоже питается преимущественно крупными животными. В северной части Северо-Восточного Китая он охотится на кабанов и изюбрей, часто нападает на собак, изредка на медведей и мелких копытных, как косули и горалы, ловит зайцев и фазанов. Распространение тигра в Северо-Восточном Китае (Маньчжурия) вообще связывают с наличием в угодьях кедра и кабана: "Где есть кедр, там есть и кабан, а где кабан - там и тигр" (Байков, 1925).

В Южном Китае добычей тигров служат кабаны, олени крупных видов, мунтжаки, домашние животные, реже дикобразы и панголины; тигр ест и лягушек. В Юго-Западном Китае в Юньнани основная добыча тигра - олень-замбар, мунтжаки и кабаны; реже нападает на домашний скот - свиней и телят буйволов (А. А. Слудский).

В Индии тигр охотится на оленей - замбаров и пятнистых, кабанов, буйволов, нильгау, дикобразов, павлинов и домашний скот; во время половодья охотятся на крокодилов, черепах и рыбу. Случалось, что желудки убитых тигров были наполнены саранчой, моллюсками. Во время голодовок ловит лягушек и мышей (Жердон, 1874; Бихнер, 1905; Покок, 1939; Тейт, 1947; Бертэн, 1954). На кабанов-секачей тигры нападают редко. Падали избегают, но когда мало добычи, едят и гниющие трупы, в том числе и себе подобных. Иногда тигры ходят и лижут солонцеватую почву (Покок, 1939) (о способах охоты тигра см. "Суточная активность, поведение").

Голодный зверь за один раз будто бы съедает 32-48 кг мяса (Байков, 1925), что вряд ли возможно, хотя указано, что оленя-замбара тигр может съесть за 2 дня, буйвола - за 3, причем от добычи остается немного (Корбетт, 1957). От убитого изюбра тигр за одну трапезу съел почти треть - около 30-40 кг. Мясо крупа было объедено целиком, грубо обглоданы кости ног и позвоночник до середины. Тело изюбря было как бы обрезано поперек через грудную клетку. Все, что лежало выше этой границы (легкие, сердце, печень) осталось нетронутым, кишечник и частично желудок были съедены (В. Е. Присяжнюк). В зоопарках норма кормления тигра в сутки 10-12 кг мяса (Обухова и Шахназаров, 1949).

В Индии взрослый тигр убивает в день всегда не больше одного животного. Молодой же зверь, напав на стадо, может убить за один раз 4-5 коров (Жердон, 1874). На Сихотэ-Алине один взрослый тигр в среднем убивает и oсъедает в год около 30 крупных зверей по 100 кг (3000 кг живого веса). Тигрица и три тигренка из одной семьи за 20 суток съели 280 кг мяса (изюбрь - 150 кг, кабан - 100 кг, поросенок - 20 кг, кабарга - 10 кг). В год звери из одного выводка съедают около 5040 кг мяса (Капланов, 1948).

В связи с тем, что тигру иногда приходится переносить длительные голодовки, у него в благоприятные сезоны года накапливаются большие запасы жира, который откладывается на брюхе, в пахах и полости тела пластами толщиной 4-5 см. Кроме того, прослойки жира находятся между мышцами. С молодого трехлетнего самца, добытого 16 февраля 1940 г. на Сихотэ-Алине, было снято около 30 кг жира (Капланов, 1948), с самки, добытой 30 марта 1950 г. на Пяндже - 10,5 кг жира; у нее слой жира в брюшной полости был толщиной 40-50 мм (Чернышев, 1958). Благодаря запасам жира, достигающим 20% от общего веса зверя, тигры, не евшие 5-10 суток, бывают совершенно бодрыми. По-видимому, они могут переносить и более длительные голодовки.

Тигр пьет много и часто. В Средней Азии для водопоя он чаще всего, особенно зимой, использует реку, а не озеро. Из озер пьет преимущественно весной и летом, когда в половодье вода бывает менее соленой, чем зимой.

Участок обитания. Питание крупными животными вынуждают тигра совершать в поисках добычи большие переходы, а часто и следовать за копытными, кочующими с одного пастбища на другое. Поэтому размеры охотничьих участков отдельных особей очень велики. В дельте Или, где много кабанов и косуль, один тигр занимал участок вдоль протока размером примерно 50 X 20 км и периодически охотился в различных его уголках. Как только количество свиней резко сокращалось, тигр покидал ранее занятый им район и уходил в новый, часто за несколько сот километров от первого. В Таджикистане в Тигровой балке, изобилующей копытными, жили 3 тигра на участках, которые, местами налегая один на другой, занимали площадь диаметром при-мерно 6-7 км каждый (Флеров, 1935). В этом же районе, по другим данным, индивидуальный участок тигра обычно не превышал 30-40 км2. Однако в одном месте тигры долго не жили и через несколько дней или недель переходили в смежный район или уходили еще дальше (Строганов, 1961).

В Сихотэ-Алиньском заповеднике холостая тигрица в зиму 1939/40 гг. периодически посещала целую систему речек и хребтов и встречалась на участке размером 60 x 70 км. Взрослый самец также зимой периодически появлялся на участке 80 x 40 км (Капланов, 1948). В том же заповеднике в местах, богатых копытными, тигр иногда держится на территории одного-двух ключей на площади в 400-500 км2 (Г. Ф. Бромлей). В многоснежные зимы участок, регулярно посещаемый тигром, обычно сокращается, и он натаптывает в нем целые тропы, постоянно передвигаясь по ним. Можно предположить, что летом тигры живут более оседло, но и в это время они часто делают переходы на 10-30 км. Тигр все время кочует по своему участку, двигаясь более или менее по кругу, поэтому он периодически появляется в одном и том же месте через неделю-месяц, в зависимости от размеров занимаемого участка.

Как и кошки других видов, а также медведи тигр в обитаемом им участке оставляет своеобразные метки, для чего поднимается на задние лапы и скребет кору когтями передних лап (Байков, 1915; Аллен, 1938; Арсеньев, 1950). Иногда кора на дереве бывает содрана на высоте до 250 см. По этим меткам можно судить о размерах оставившего их тигра. Кроме того, тигры оставляют специальные пахучие метки мочой и экскрементами (у них есть пахучие прианальные железы). Для этой цели звери выбирают определенные камни или деревья и систематически опрыскивают их своей мочой. Найдя такую метку, тигр обнюхивает ее, затем оставляет свою мочу.

Во время охот тигр обычно идет по горным кряжам, откуда ему видны оба склона; часто он ложится на высоком выступе скалы, возвышающейся над речной долиной, и оттуда осматривает окрестности. "Съев добычу полностью или оставив часть мяса, зверь отправляется в путь по своему охотничьему участку. Первое время он валяется на снегу через каждые 100-200 м, оставляя пятна крови на отпечатках тела, почему можно определить, что зверь недавно пошел от добычи. Тигр часто ложится на брюхо, мочится, испражняется, скребет лапами снег и землю и, пройдя так десяток или больше километров, ложится где-либо на солнышке в участке, не закрытом деревьями. В ночное время, наоборот, он избирает для отдыха плотную чащу ельников, где на несколько градусов теплее, чем в редких насаждениях" (Капланов, 1948). После отдыха, который продолжается 12 ч и более, зверь снова пускается в путь и лишь изредка останавливается, валяясь на снегу. Во время дальних кочевок, периодически задерживаясь и отдыхая, а иногда и без остановок, тигр идет несколько суток и уходит на десятки, иногда и сотни километров. В сутки он проходит от 20-50 (Капланов, 1948) до 100 км (Байков, 1925). Лишь во время гона самец и самка держатся на сравнительно небольшом участке. Задерживается тигр и возле мест, богатых кабанами или изюбрями.

В отличие от холостых зверей, самка с выводком, в котором возраст тигрят менее двух лет, живет на небольшом участке. Например, в Сихотэ-Алине, в районе, богатом копытными зверями, тигрица с выводком с 24/XII-1940 г. по 15/I-1941 г. обитала на пространстве 5 x 3 км, появляясь вне его пределов (Капланов, 1948). Тигрица с молодыми в возрасте двух-трех лет делает более дальние переходы. В 1957 г. в верховьях р. Майхэ поселился выводок, состоявший из тигрицы и двух тигрят по второму году. До весны 1958 г. эта семья жила на довольно ограниченной территории. Позднее же тигры расширили участок своей деятельности и к осени 1959 г. занимали площадь 50X Х60 км (В. Абрамов, 1962).

Норы, убежища. Холостые тигры, как правило, постоянного логова не имеют, а ложатся отдыхать близ своей добычи. В долинах рек Средней Азии и Казахстана излюбленным местом дневных лежек были окраины обширных тростниковых крепей, прилегающих к тугаю или открытой поляне. Лежка обычно располагалась под тенью одиночно растущего дерева лоха (джиды) или туранги среди тростников или вейника, которые бывают сильно примяты. Подстилкой служила сухая трава. Иногда к логову шла хорошо заметная тропа и к нему примыкала площадка размером в 30 x 40 м2 с утоптанной или выбитой травой, усеянная костями, клочьями кожи и шерстью растерзанных животных. Все эти остатки издавали смрадный запах. На такой площадке, судя по примятой траве, зверь лежал в нескольких местах, переходя и меняя их вслед за тенью (Строганов, 1961).

На Дальнем Востоке тигр ложится, выбрав более или менее укрытое место, где-либо под кедром, иногда же располагается на солнцепеке или скале. Все же замечено, что к некоторым излюбленным местам он возвращается более или менее постоянно и здесь имеет логово. Зимой отдыхает, лежа прямо на снегу. Тигрица мечет котят в скалистых участках гор или в густых зарослях, выбирая для гнезда нишу в камнях, расселину в утесе или пещеру.

В Средней Азии и Казахстане логово для тигрят делалось в густом заломе тростника или тугае, на отдельном, не затопляемом водой островке. Само гнездо располагается в естественном углублении почвы и изредка бывает выстлано сухими листьям и травой, но обычно совсем без подстилки. Часто логово хорошо укрыто сплошными зарослями дикого винограда, лиан и других растений. К логову с маленькими детенышами тигрица подходит осторожно и старается оставлять меньше следов.

Гнездо устраивается в местности, изобилующей кабанами и другими копытными. Одно и то же логово тигрица занимает много лет подряд. Если она погибает, то нередко ее гнездо занимает другая самка. Когда тигрята подрастут и начнут следовать за самкой, она во время охот оставляет их на временной лежке, а сама охотится поблизости, часто всего в 500 м причем так тихо, что не распугивает копытных, которые держатся близ логова (Капланов, 1948). В Индии тигры устраивают убежища под скалой или в пещере, но однажды пару тигрят нашли под колючим кустом (Жердон, 1874; Покок, 1939). Вокруг логова часто валяется много костей и помета, издающих сильный специфический запах. Однако в логове тигрицы и около него, пока тигрята маленькие, костей и других остатков добычи не бывает (Андерсон, 1964).

Суточная активность, поведение. Тигр в СССР ведет преимущественно сумеречный образ жизни; хотя он и охотится в любое время суток, но чаще всего после заката солнца и в первой половине ночи, а затем на рассвете. Жару тигры переносят плохо и в Индии на охоту обычно выходят на закате солнца и охотятся всю ночь, медленно обходя угодья по тропам (Покок, 1939).

За кабанами, изюбрями, лосями и другими тигр охотится несколькими способами, но преимущественно скрадом. Найдя следы кабана или изюбря, он начинает их тропить, пока не подойдет более или менее близко. После этого он заходит с подветренной стороны и затаивается на пути своей возможной жертвы, ожидая ее приближения. Обоняние у тигров относительно слабое, но все же они способны идти по следам преследуемого зверя спустя час. Этот хищник находит добычу в основном с помощью слуха и зрения. Охоте тигра благоприятствуют яркая и пестрая окраска меха, гармонирующая с обстановкой, и когда тигр бежит по лесу среди кустарников, черный, желтый и белый цвета его меха сливаются, он кажется однотонным, буро-серым (Арсеньев, 1949). Охотясь в высоких зарослях тростника, тигр иногда поднимается на задние лапы или прыгает вверх с целью осмотреться (Хахлов, 1928).

Летом тигр караулит изюбрей, лосей и косуль у затонов, куда они приходят кормиться и на водопой, а также на солонцах; во время многоснежных зим залегает на их тропах. На близко подошедшее животное бросается, делая 1-2 прыжка, и ударами передних лап валит на землю, где почти мгновенно умертвляет, прокусывая шейные позвонки у затылка или самый затылок. Так, у изюбря, убитого в Судзухинском заповеднике, была перекушена шея, а на правой лопатке, куда пришелся удар лапы, кожа лопнула - остался отпечаток пяти подушечек, как на грязи (В. Е. Присяжнюк). Быстро убивать животное таким способом ему дают возможность громадные клыки. Лишь с крупными кабанами, медведями и быками ему приходится возиться дольше, чем обычно. На крупную добычу он нападает сбоку и сзади. Бросившись на добычу и не поймав ее сразу, тигр делает еще несколько прыжков, но, пробежав около 100-200 м, прекращает преследование.

Своеобразный способ охоты тигр применял в ур. Та Чингоу в Судзухинском заповеднике (рис. 71, 80, 84). Здесь изюбри и пятнистые олени регулярно по ночам, иногда и днем, выходят солонцеваться на плоскую песчаную литораль бухты. Ночью 23 мая был сильный туман. Пользуясь им, тигр подошел к табунку из 7 изюбрей, находившемуся у самой воды, на 10-12 м и, бросившись из-за небольшой неровности, в три небольших прыжка настиг одного пантача. Затем он оттащил добычу на полкилометра в заросли лещины и молодых дубняков. Охота у моря в тумане - обычный прием охоты тигра в этом месте. Туманы столь сильны, что человек, не прячась, может подойти и на 20-30 м - на дистанцию видимости. Тигровые следы при таких туманах на прибережном песке у самой воды тянутся иногда на километр. Они отмечаются здесь как летом, так и зимой (В. Е. Присяжнюк).

Выслеживая зверей, он долго по их следам не ходит. Исключение составляют лишь кабаны, которых тигр преследует с особым упорством, систематически убивая одного зверя за другим, пока не будет уничтожен весь табун. После этого он отправляется на поиски нового стада. Про таких тигров охотники говорят, что они "пасут" свиней.

Нападая на животных, тигр производит очень мало шума, поэтому он не разгоняет табун. В Сихотэ-Алиньском заповеднике удалось установить, что одна тигрица несколько дней подряд таскала из стада кабанов одну свинью за другой, пока не уничтожила весь табун. Несмотря на это свиньи все время держались на одном участке. Там же другой тигр ночью подкрадывался к семейному гнезду кабанов, делал два прыжка и, схватив одну из свиней, также прыжками уносил ее метров за 200 в кусты, где и ел по два дня каждую. Кабаны из табуна, потревоженного ночью, вскоре успокаивались и днем спокойно паслись по солнечным склонам у ручья. В другой раз тигрица напала на лежавшую самку изюбря, причем нападение было настолько стремительным, что оленуха не успела даже вскочить с лежки.

В декабре 1941 - январе 1942 г., работая в месте постоянного обитания тигра - бассейнах рек Фаты и Сицы (район Тернея) Г. Ф. Бромлей (1964) ни разу не видел каких-либо переходов кабанов от преследований этого хищника. В то же время остатки загрызенных свиней были встречены во многих местах. По следам удалось установить, что тигр охотился ночью. Подкравшись к стаду свиней на 10-12 м, он делал два-три прыжка, хватал и уносил одно животное, не оставляя даже капель крови. Только по небольшому потаску на снегу от ног жертвы можно было определить, что хищник нес добычу. Кабаны, испугавшись при нападении тигра, отбегали на 200-300 м, после чего снова устраивались на ночлег.

Во время охот этот хищник сравнительно молчалив. Находясь в течение месяца в районе, где держался тигр, ни разу не слыхали его голоса (Г. Ф. Бромлей). В Индии же во время охоты и после нее тигр ревет очень часто (Корбетт, 1957).

Тигр справляется и с медведем, иногда более крупным, чем он сам. Выследив его, тигр делает засаду на скале или в буреломе с подветренной стороны. На подошедшего медведя он бросается сверху, хватает когтями одной лапы за подбородок, другой за горло и прокусывает позвонки. Медведи обычно боятся тигров, и, встретив их следы, поспешно убегают в сторону. Столкнувшись с тигром, медведь старается спастись от него, забравшись на дерево (Байков, 1925). 6 февраля на Сихотэ-Алине тигрица нашла берлогу медведицы, лежавшей с годовалыми медвежатами. Подкопавшись под берлогу с противоположного от чела края, она стала выпугивать медведицу, забегая то с одной, то с другой стороны. Наконец, тигрица схватила ее когтями за лапу и выволокла наружу, где быстро убила, прокусив шейные позвонки у затылка. Медвежата весом по 30 кг каждый были загрызены прямо в берлоге (Капланов, 1948). В Уссурийском крае шерсть медведей неоднократно находили в весенних и осенних экскрементах тигра (24 апреля, 7 мая, 10, 15 и 27 ноября). В начале мая 1951 г. на берегу р. Татибэ (приток Имана) нашли медведя (длина тела 158 см, вес около 170 кг), загрызенного тигрицей (рис. 81). У него оказались съеденными все наиболее жирные части тела: спина, окорок и отложения жира в паховой области. В 10 м от трупа медведя найдены экскременты, следы мочи и три лежки тигрицы, оставшейся у добычи 3-4 дня.

В верховьях р. Пфусунга (западнее бухты Ольга, Приморский край) в сентябре нашли дерево, по стволу которого небольшой белогрудый медведь несколько раз взбирался и спускался вниз, спасаясь от подстерегавшего его тигра. По-видимому, тигр караулил медведя долго, так как на дереве кора местами была полностью содрана. В 1949 г. в конце декабря в бассейне Нижней Синанчи (приток Имана), тигроловы, преследовавшие семью тигров, обнаружили загнанного на дерево тигром белогрудого медведя. Судя по его исцарапанной коже и вырванной клочьями шерсти, а также по найденным на снегу следам, медведь вырвался из когтей тигра и более суток оставался на дереве.

Жертвами тигров чаще всего становятся бурые медведи, так как белогрудые, спящие обычно в дуплах или среди тесно стоящих скал, менее доступны. В среднем Сихотэ-Алине за многие годы было установлено только три случая гибели белогрудого медведя от тигра.

Случаев нападения тигров на бурых медведей, лежавших в берлогах, на склонах среднего Сихотэ-Алиня (Сихотэ-Алиньский заповедник) за 1952-1959 гг. установлено более 15, главным образом в позднеосеннее и ранневесеннее время. При этом тигру не всегда удавалось убить бурого медведя. Наиболее крупные звери вырывались из когтей этого хищника и, будучи выгнанными из берлоги, начинали бродить по тайге, становясь "шатунами". С 1940 г. число нападений тигров на медведей начало постепенно возрастать, что можно объяснить общим сокращением численности копытных. По-видимому, за счет медведей тигры начали восполнять недостаток обычных кормов - копытных (Бромлей, 1965).

При схватках с медведем тигр не всегда выходит победителем. В зиму 1959/60 гг. в распадке на Сихотэ-Алине жила тигрица с двухлетними тигрятами. Однажды, убив кабана, она оставила его тигрятам, а сама отошла в сторону. В это время к ее добыче подошел крупный медведь-шатун. Вернувшись к добыче, тигрица бросилась на медведя. Завязалась борьба, и медведь убил тигрицу. Несмотря на тяжелые раны, он съел кабана, а затем тигрицу (Сысоев, 1960). В 1913 г. на р. Б. Синанче крупный бурый медведь задавил тигра. В 1960 г. в Сихотэ-Алиньском заповеднике жертвой медведя стал молодой тигр (В. Абрамов, 1962). Аналогичный случай был в Приамурье (Кривопуск, 1957; рис. 88).

Голодные тигр-самец или холостая самка, добыв крупное животное весом в 100-150 кг, сильно наедаются и отдыхают около него по 5-10 дней. Обычно у своей добычи тигр остается лишь 3-4 дня, до тех пор, пока мясо сильно промерзнет или начнет разлагаться.

Иногда, убив животное, тигр оставляет его нетронутым, чтобы затем вновь вернуться к нему. В подобных случаях он иногда закрывает добычу травой, которую срывает зубами, хворостом и снегом. Крупного зверя тигр съедает с кожей, оставляя лишь лапы, копыта, голову. Разгрызает даже трубчатые кости лося. Убив животное, как правило оттаскивает или уносит его в сторону, в заросли, ближе к воде. Наевшись, тигр большую часть дня отдыхает, лежа на боку, с вытянутыми лапами, но иногда встает, чтобы напиться из ближайшего ручья. Если охота была неудачной, он преследует добычу и днем.

Как и другие виды кошек, тигр отличается значительной чистоплотностью. Он часто чистит свой мех языком и лапами. После обильной еды любит валяться в снегу, а летом купается в реке, причем погружает морду в воду и чавкает, промывая пасть от остатков мяса и крови. Когти очищает, царапая мягкую кору. В жаркие дни, спасаясь от гнуса, подолгу лежит в воде, выставив лишь одну голову, или ложится под брызги водопада.

Движения тигра грациозны, быстры и ловки. Он может ползти в траве высотой в 60-70 см и быть совершенно незаметным. Ходит он обычно шагом шириной 50-80 и до 100 см и лишь преследуя добычу скачет галопом, делая прыжки до 4 м. Максимальная длина прыжка 6-7 м, вверх - 2-3 м. Тигр прекрасно лазает по обрывам и скалам, но, как правило, не может взобраться на вертикальное дерево, не имеющее частых сучьев. Однако бывают исключения; однажды тигрица, преследуемая охотниками, влезла на дерево без сучьев на высоту 7,5 м (Покок, 1939). Тигр хорошо плавает и легко переплывает большие реки (Амударья, Амур) и морские проливы шириной до 5 миль.

Взрослые самцы и холостые тигрицы вне периода гона держатся в одиночку. Самка же ходит вместе с подросшими молодыми в возрасте одного-трех лет, причем с ней иногда бывают тигрята двух пометов. Этим объясняется, что наблюдали семьи тигров из четырех-пяти зверей. Когда на Дальнем Востоке тигров было много, они встречались группами даже из 7-13 особей (Капланов, 1948). Если такие группы действительно существовали, можно предположить, что в таких случаях соединялись две семьи.

Тигр обладает большой силой и способен перетаскивать животных, которые гораздо крупнее и тяжелее его; лошадей, коров, буйволов в возрасте до трех лет (Брандт, 1856). Лошадь или корову он переносит на десятки, а иногда и сотни метров от места, где убил, причем именно несет, а не волочит. Наблюдали, как тигр унес вполне взрослую корову за 4 мили (7,5 км) (Корбетт, 1957). Один тигр оттащил убитого им быка на 13,5 м. Этого быка не смогли передвинуть 13 человек. Наблюдали тигрицу, переплывавшую через реку с коровой в зубах (Покок, 1939). Однажды тигр запрыгнул в загон, убил в нем телка и, держа его в зубах, прыгнул обратно, затем с добычей заскочил на скалу высотой 3,6 м (Аллен, 1938). Если добыча так тяжела, чтотигрне в состоянии ее унести, он часто ее бросает. Когда хищник несет свою добычу, держа за шею, задняя часть ее волочится, оставляя ясный след. Если же (например оленя) тигр держит за середину спины, следы волока могут быть слабо заметными или их нет. Кабана он несет в зубах через густые заросли. С крупной свиньей в зубах вскакивает на скалы и поднимается вверх по крутому склону.

Этот хищник меньше, чем другие крупные звери, боится человека, но все же обычно старается от него уйти. Тигр переходит в нападение, как правило, лишь когда ранен и его преследуют, если к нему подойти, когда он остановлен собаками, при приближении человека к логову с маленькими тигрятами и случайном, неожиданном для тигра, подходе к нему ночью. В ночное время тигр вообще гораздо смелее и ведет себя по отношению к человеку более дерзко (Капланов, 1948). Случаи, когда тигрицы, защищая своих детенышей, нападали на людей, очень редки. Уссурийские тигроловы, поймавшие несколько десятков тигрят, знают всего один случай, когда тигрица, ранее отогнанная выстрелами, вернулась к выводку, и ее вынуждены были убить. Тигр не нападает и в том случае, когда человек подходит к его добыче (о поведении см. также "участок обитания").

Тигры, взятые маленькими, хорошо приручаются. Поддаются дрессировке и взрослые звери.

Сезонные миграции, заходы. Выше отмечалось, что холостые тигры большую часть времени кочуют в поисках добычи по определенному, довольно значительному району. Иногда эти кочевки принимают более или менее правильный характер. Например, в Казахстане и на Дальнем Востоке тигры весной вслед за кочующими копытными поднимались высоко в горы, а осенью спускались в нижние пояса.

Особенно характерны для этого хищника периодические выселения, связанные с сокращением численности кабанов или с их большими переходами, а также пожарами в тайге и на крупных площадях тростниковых займищ и тугаев.

В Таджикистане было замечено, что увеличение там численности тигров находилось в прямой связи с большими пожарами в тугаях на афганском берегу Пянджа. В низовьях Сырдарьи тигры за последние 30 лет появлялись дважды - в 1926 и 1945 гг., следуя за табунами кабанов, переходивших по побережью Аральского моря из дельты Амударьи. Последний раз они прошли по прямой более 1000 км. По-видимому, зимой тигры, следуя за кочующими кабанами, переходили через Кызылкумы. В 1930 г. в дельте Или после усиленной заготовки мяса диких свиней численность тигра резко сократилась. Очевидно, в связи с этим в том же году наблюдались откочевки тигров. Два зверя из дельты пошли вверх по реке: один из них был убит в 500 км от дельты, второй по долине ушел в Китай.

Тигры, которых добывали в прошлом веке, в Центральном Казахстане, а также у Бийска и Барнаула, уходили от постоянных мест обитания (Балхаш и Зайсан) на 400-600 км по прямой*. В юго-восточном Забайкалье в прошлом столетии тигры появлялись периодически через 5-8 лет. Их в это время убивали близ рек Аргуни, Газимура и Шилки. В то время, кочуя вслед за северными оленями, они из верховий Амура и Шилки заходили на Становой хребет (Брандт, 1856; Сельский, 1856). В юго-восточном Забайкалье эти хищники изредка появлялись и в начале текущего столетия, а также в 50-х и 60-х годах. В 1953 г. туда заходило около восьми тигров (А. Н. Леонтьев). Один зверь был убит 22 ноября 1953 г. у р. Газимур в Усть-Карском районе Читинской области, второй - в том же году 24 декабря на берегу Шилки в Могочинском районе (Слудский, 1966). В 1963-1966 гг. следы тигров неоднократно встречали по р. Урюмкану в районе с. Плюснино и по р. Газимуру близ сс. Кунгира, Курумдюкон, Кактолга и Качугай (Синицын, 1966). По-видимому, тигры проникали в Забайкалье из Китая с хребта Большой Хинган или из Амурской области по Амуру.

* (По-видимому, именно за особенность тигра кочевать и делать большие переходы казахи называют его "жолбарс" ("дорожный", или "путешествующий", барс).)

Тигр, добытый в 1905 г. близ Усть-Мая (Алдан; Огнев, 1935; Галченко, 1959), ушел от постоянного места обитания на 1000 км по прямой. Не меньшее расстояние проходили звери, изредка появлявшиеся даже на Верхоянском хребте (Силантьев, 1919) и уходившие за Становой хребет до 56° с. ш. Как отмечалось выше, так далеко на север они обычно уходили, преследуя мигрирующих диких северных оленей.

На Дальнем Востоке, начиная с 1886 г., две зимы подряд наблюдалось переселение тигров с запада на восток из Сунгарийской части Китая в Сихотэ-Алине. Все следы тигров шли в этом направлении (Арсеньев, 1949). Подобная же миграция отмечена в 1913 г. (Капланов, 1948). Известны ежегодные переходы тигров из Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) в пределы Советского Союза в районе р. Бикин и в других местах.

В 1924 г. охотник встретил след крупного тигра и начал его преследовать. Погоня продолжалась 22 дня, и за это время тигр прошел от р. Тетюхэ до р. Таухэ, покрыв расстояние в 1000 км. Затем тигр перевалил в долину Сучана, а оттуда к р. Даубихэ, где его след обнаружили тигроловы и, пройдя за ним еще 15 дней, "проводили" до Имана (В. Абрамов, 1962). Раньше в осеннее время тигры почти ежегодно на несколько дней заходили в Супутинский заповедник на р. Супутинке (юг Уссурийского края), спускаясь с хребта Додянь-Шань к истокам Каменки и Аникина ключа. В другое время года их следов в заповеднике не наблюдали (Бромлей и Гутинкова, 1955).

В прошлом столетии тигр неоднократно появлялся на Сахалине в Тымь-Поронайской долине в верхнем течении Тыми и в горах близ р. Поронай (Шренк, 1858; Шмидт, 1868; Пржевальский, 1870; Чехов, 1956). Имеются сведения, требующие подтверждений, что на этом острове следы тигра встречались зимой 1950 г. и 1965 г. На Сахалин тигр мог попадать по льду или переплывая через пр. Невельского шириной около 7 км. Из-за очень высокого (3-4 м) и рыхлого снежного покрова постоянное обитание тигра на Сахалине невозможно (о заходах тигров см. также "Географическое распространение").

Наблюдались также переходы тигров в Советский Союз и с Корейского полуострова. В конце 90-х годов прошлого столетия тигры по льду р. Амлокань перешли на Корейский полуостров из Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) (Вон Хон Гу).

Размножение. Течка, беременность и роды у тигров северных подвидов, по новейшим наблюдениям на Дальнем Востоке и в зоопарках, не приурочены к какому-либо определенному сезону. Новорожденных тигрят находят в любое время года. Например, в декабре 1932 г. в Уссурийском крае на р. Бейцухэ - правом притоке Имана пойман месячный тигренок весом около 2,5 кг. В январе 1933 г. на Имане нашли четырех мертвых тигрят весом от 4 до 6,5 кг. В мае 1933 г. близ р. Санчихезы добыли тигрицу, у которой в матке обнаружили пять вполне развитых эмбрионов. Зимой 1937/38 гг. в верхних притоках Имана были пойманы три тигренка в возрасте 3-4 месяцев (Салмин, 1940). Маленьких тигрят в этом же районе находили 9 января, 13 апреля, 22 июля, 19 октября, 7 и 13 декабря (Г. Ф. Бромлей). В марте 1957 г. в Судзухинском заповеднике нашли выводок из четырех тигрят в возрасте 1-1,5 месяцев (К. Г. Абрамов).

Самка, добытая 30 марта 1950 г., в юго-западном Таджикистане на Пяндже, находилась в состоянии течки и была недавно покрыта самцом, так как в мазке из шейки матки нашли сперматозоиды. Вторая самка, добытая в этой же стране на р. Кызылсу 26 июня 1950 г., оказалась лактирующей (Чернышев, 1958). Для Казахстана указывали, что тигрята появляются в в июне-августе (Н. А. Северцов, 1861). В то же время сообщали, что в начале февраля 1909 г. в низовьях Или нашли помет из четырех тигрят примерно месячного возраста. В начале апреля 1908 г. на побережье Балхаша в районе низовий Аягуза поймали трех маленьких тигрят (Шнитников, 1936).

В наших зоопарках течка у тигров также бывает в любое время года, повторяясь через 2-3 месяца, но иногда и каждый месяц или лишь два раза в году. У трех уссурийских тигриц в Московском зоопарке молодые рождались: у одной ("Чижик") 2 раза в марте, 1 - в апреле, 2 - в мае, по одному - в октябре и ноябре, у другой ("Ная") - по одному разу в мае и июне, у третьей ("Люба") - 3 раза в мае (Афонская, Крумина, 1956).

Роды в зоопарке чаще всего бывают в два периода - весной и поздней осенью, обычно же тигрята появлялись в мае (46% всех случаев). Таким образом, сроки гона, которые раньше указывали для различных районов СССР (январь-февраль - Закавказье, декабрь-январь - Казахстан, конец декабря-январь - Дальний Восток), верны лишь отчасти.

В северо-восточной части Китая новорожденных тигрят обычно находят в апреле -июне, чаще же всего в мае. В Южном Китае маленьких тигрят находили не только весной и летом, но и зимой. На юго-западе Китая (Сымао, Юньнань) тигрята чаще всего появляются в апреле-июне, а затем в сентябре-октябре. О том, что у тигров Индии нет определенного сезона размножения, известно уже давно (Жердон, 1874). Отсутствие у тигров строгой сезонности в появлении пометов указывает на южное происхождение этого зверя; такой тип размножения характерен для многих тропических животных.

У тигрицы течка продолжается 12-18, в редких случаях до 25 дней. У уссурийских тигриц в Московском зоопарке она длилась от 3 до 13 дней (Афонская, Крумина, 1956). Самка, пришедшая в охоту, своеобразно урчит и фыркает, часто мочится, валяется на спине, раскинув в стороны лапы и заигрывая с самцом. Во время течки она ест мало или отказывается от корма совершенно. В этот период самка ходит обычно с одним самцом, но там, где тигров много, за одной тигрицей иногда следуют 2-6 самцов. Во время гона чаще, чем в другое время, слышен рев тигров. Своим ревом самка привлекает самцов. Между самцами происходят ожесточенные драки. Они в это время делаются и менее осторожными.

Период спаривания у пары тигров продолжается 5-8 иногда до 18 дней. По наблюдениям в Московском зоопарке, за время спариваний в течение дня (на ночь зверей рассаживали) бывает до 20 коитусов, в среднем - 11, с промежутками от 3-4 минут до нескольких часов. Всего же за период спариваний бывает от 43 до 123 коитусов. Во время спаривания тигрица лежит на груди, приподняв зад вверх, а самец удерживает ее за кожу шеи (Афонская, Крумина, 1956).

По наблюдениям в зоопарках, продолжительность беременности 98-112 дней (Сатунин, 1915; Байков, 1925; Покок, 1939; Шерешевский, 1940). Наиболее же часто беременность длится 105 дней. У уссурийского тигра беременность продолжается от 95 до 107 дней, в среднем 103 дня (счет ведется от первого до последнего спаривания). По окончании течки самка отделяется от самца. В зоопарках после окончания периода спаривания самца от самки приходилось сразу же удалять, так как между зверями начинаются драки. Самец никакого участия в воспитании выводка не принимает.

В помете тигриц в СССР повсеместно бывает 2-4 тигренка, редко один и очень редко 5-6. Нередко часть тигрят гибнет в первые месяцы жизни от различных случайностей, поэтому с тигрицей обычно ходят 2-3 тигренка и реже 1 или 4. Для различных частей ареала в нашей стране известно следующее количество тигрят в помете: в Закавказье - два помета по 2 тигренка; в Казахстане - три по 2, один из 3 и один из 4; в Таджикистане - два по одному; на Дальнем Востоке - семь по одному, семь по 2, восемь по 3, два по 4 тигренка, кроме того, там добыта беременная самка с пятью эмбрионами. Самку с четырьмя двухгодовалыми тигрятами в 1953 г. встретили тигроловы И. Трофимова на Сихотэ-Алине близ р. Тудо-Вака. С 1936 по 1957 г. они же встретили пять выводков с 2 тигрятами, десять с 3 и два с 4. В 1957-1959 гг. учтено с одним тигренком четыре выводка, с 2 - восемь и с 3 - три (В. К. Абрамов, 1962). У уссурийских тигров, в Московском зоопарке, количество тигрят в помете было таким же, как и в естественных условиях. Чаще всего в помете было 2 тигренка (50% всех случаев), но плодовитость отдельных самок оказалась неодинаковой. Тигрица Чижик обычно рожала 3 тигрят (Афонская, и Крумина, 1956). В Пекинском зоопарке в 1958 г. у двух уссурийских тигриц в пометах было 2 и 3 тигренка. На юге ареала, например, у южнокитайского тигра в провинции Юньнань, обычно бывает 1-2 тигренка, реже - 3 и больше, хотя здесь известен случай добычи беременной самки с 6 эмбрионами (А. А. Слудский). У южнокитайского тигра известны выводки с 2 (два случая) и с 4 тигрятами (два случая) (Аллен, 1938). В Индии чаще всего находят 2, реже - 3-4 тигрят и очень редко 5-6 (Жердон, 1874; Покок, 1939). Известны случаи добычи тигриц с 7 эмбрионами (Берифф, 1932).

Рост и развитие, линька. Рождаются тигрята, как правило, слепыми и беспомощными, но иногда они появляются на свет уже зрячими (по-видимому, при наиболее длинном сроке беременности). Вес новорожденных уссурийских тигров от 785 до 1043 г, длина тела 31,5-40 см, длина хвоста - 13-16 см, высота уха - 1,5-2,5 см. Когти не пигментированы. Котята, родившиеся слепыми, прозревают на 6-8-й день (по другим данным - на 5-10-й день). Ушные отверстия открываются на 4-5-й день, а уже через 12-15 дней молодые начинают реагировать на шум, доносящийся издалека. Зубов при рождении нет, но места их появления уже обозначены на деснах. На 13-й день прорезаются два средних резца. На 23-й - по два резца в верхней и нижней челюстях, на 42-й - на верхней и нижней челюстях по шесть резцов, на 53-й - верхние и нижние клыки. На 63-й день на верхней челюсти бывают два щечных, два клыка, шесть резцов. В возрасте 8,5 месяцев у тигрят меняется средняя пара резцов, а у 9-месячных выпадают другие резцы. Ювенильный меховой покров линяет в возрасте 3,5-5,5 месяцев (Афонская, Крумина, 1956). Окраска ювенильного меха такая же, как и у взрослых, но основной фон ее значительно светлее и полосы светло-бурые. У маленьких тигрят уши относительно очень крупные. Тыльная их сторона имеет, как и у взрослых, ярко-черную окраску с белым пятном в середине. Таким образом, сигнальная окраска появляется в полном развитии очень рано.

Тигрята растут и развиваются быстро. На 12-15-й день они начинают уже ползать по логову, а в возрасте 20-30 дней выходят из него, ходят по снегу и взбираются на деревья. Лазают по деревьям и 2-летние молодые весом до 60 кг, но скоро большинство зверей эту способность утрачивают.

О темпах роста молодых тигров можно судить по изменению веса тигренка Сиротка, которого выкармливали искусственно в Московском зоопарке:

Возраст (дни) Вес (кг)
7 0,8
31 2,0
63 4,3
93 10,0
133 18,7
180 21,8
210 26,5
284 38,5

Через 35-36 дней после рождения тигрята начинают лизать мясо, а в возрасте 43 дней пробуют уже есть его, но самка отбирает. Через 48 дней тигрята уже отрывают кусочки мяса. В возрасте около 2 месяцев тигрята регулярно начинают есть мясо, но молоком матери продолжают питаться до 5-6 месяцев включительно. Тигрят, достигших 2-месячного возраста, тигрица начинает переводить из одного логова в другое. Оставив тигрят в логове, она отправляется за добычей, и, поймав ее, приводит туда весь выводок. Затем выводок остается у мяса, а самка вновь отправляется на охоту, и пока тигрята еще малы, приносит им добычу к новому месту. Тигрят в возрасте до 6 месяцев мать одних надолго не оставляет, но более крупных молодых бросает на 5-6 дней, а от 2-годовалых уходит на срок до 14 дней. Маленькие котята, оставленные одни зимой, иногда замерзают (Салмин, 1940; Г. Ф. Бромлей). При обилии добычи выводок делает мало переходов и держится на сравнительно небольшом участке.

Тигрята очень подвижны и игривы. Когда молодые сыты, они, если не спят, то все время возятся друг с другом и заигрывают с тигрицей. Обычно один из тигрят, отковыляв в сторону, неуклюже затаивается и ждет, когда к нему подойдет другой, тогда он выскакивает и начинает хватать его за задние ноги или хвост. Точно так же они играют с тигрицей. Иногда один тигренок, догнав другого, хватает его зубами за хвост и долго не отпускает, идя следом за ним. Борются тигрята мало. Молодые, играя около добычи, вытаптывают большие площадки и обкусывают веточки с ближайших деревьев и кустов. Если поблизости добычи мало и тигрица долго не возвращается, тигрята голодают и начинают грызть гнилушки.

Тигрята с самкой держатся два, а иногда и три года и лишь на четвертый год начинают жить самостоятельно. На эту особенность в биологии тигров указано еще давно "Сказывают, что старые бабры три года молодых кормят, в которое время они так смирны, что их ловить безопасно" (Рычков, 1762). В 1953 г. на Сихотэ-Алине тигроловы И. Т. Трофимовы встретили выводок, состоявший из тигрицы и трех трехгодовалых тигрят, и всех молодых поймали.

К двум годам молодые тигры достигают веса более 100 кг. В зиму 1950/51 гг. в Уссурийском крае поймали тигрят - "лончаков" (по второму году) весом в 113 кг каждый (К. Г. Абрамов). Самец в возрасте трех лет иногда весит уже 150 кг; такие тигрята принимают участие в охоте вместе с самкой. Изредка с самкой ходят два ее выводка, причем из первого помета сохраняются 1-2 тигренка.

Половозрелость у самок и самцов, как правило, наступает на 4-м году жизни. В Московском зоопарке три самки уссурийского тигра стали половозрелыми в возрасте 3 года 4 месяца - 3 года 8 месяцев, а самец по достижении 3 года 8 месяцев, хотя попытки к спариванию впервые начали делать в возрасте 2 года 7 месяцев (Афонская, Крумина, 1956). Благодаря тому что тигрята долгое время остаются при самке, помет у тигрицы бывает один раз в 2-4 года: "бабры ... щенятся через три года" (Рычков, 1762). В Московском зоопарке был случай, когда одна самка за год дала 2 помета и забеременела в третий раз (Салмин, 1940). Эта самка тигрят сама не кормила.

В течение жизни тигрица приносит 20-30 тигрят, из которых обычно половина погибает, не прожив и 6 месяцев (Бэртэн, 1954). В нашей стране одна самка приносит всего 10-15 детенышей (А. А. Слудский).

По наблюдениям в неволе, способность размножаться у тигра сохраняется до 20, а живут звери до 40-50 лет (Байков, 1925); уссурийская тигрица Сиротка, родившаяся в Московском зоопарке, прожила 18 лет. В Индии один тигр прожил в сравнительно небольшом районе 15 лет и был убит в расцвете сил. Другой хищник в течение 20 лет нападал на скот определенного округа, и, когда его убили, оказался совсем еще не дряхлым (Покок, 1939).

Тигры линяют два раза в год, в Уссурийском крае в сентябре-октябре и в марте-апреле. Длинные и острые когти сменяются ежегодно поздней осенью. Во время смены когтей тигр часто царапает мягкую кору на кедре, бархатном дереве и пихте.

Враги, болезни, паразиты, смертность, конкуренты. Среди зверей взрослый тигр врагов не имеет. Известны лишь очень редкие случаи, когда он погибал от ран, нанесенных ему кабаном-секачом, буйволом или оборонявшимся бурым медведем; случаи гибели тигров от кабанов известны для Закавказья и Ирана (Брандт, 1856), Казахстана, Средней Азии, Дальнего Востока и Индии. В Уссурийском крае в верховьях Имана кабан засек напавшую на него тигрицу, а оставшиеся два тигренка пали от голода. В 1933 г. в районе Бикинаот кабана погиб тигр весом 120 кг. Близ р. Б. Синанчи в 1913 г. крупный бурый медведь задавил тигра (В. Абрамов, 1962).

Чаще, чем взрослые тигры, гибнут тигрята. Их убивают тигры-самцы, бурые медведи и другие хищники. Так, в 1956 г. в Биробиджане был неурожай кедровых орешков и желудей. Кабаны с трудом находили себе корм. Поздней осенью появилось много медведей-шатунов, которые, не зажирев из-за недостатка корма, не ложились в берлоги и голодные бродили по тайге. Один из таких медведей в Хинганской тайге на хребте Шухи-Покто напал на молодого 3-летнего тигра и загрыз его. Судя по следам на снегу, это произошло следующим образом. Тигрица, ходившая с крупным тигренком, напала на табун кабанов и задрала одну свинью. Оставив у добычи тигренка, тигрица ушла. На молодого тигра и его добычу наткнулся медведь-шатун. Между хищниками завязалась драка, о чем свидетельствовали клочья шерсти обоих зверей и взрытый, обильно политый кровью снег. Победил медведь. Наевшись, он завалил валежником свои трофеи и не раз потом к ним возвращался. Съев свинью, он принялся за тигра, но был спугнут людьми (Кривопуск, 1957). Второй случай, когда медведь-шатун убил взрослую тигрицу на Сихотэ-Алине, описан выше. В 1960 г. молодой тигр погиб в схватке с медведем в Сихотэ-Алиньском заповеднике (В. Абрамов, 1962).

В Индии тигры сильно страдают, а иногда и гибнут от игл дикобраза, которые получают при попытке напасть на этого грызуна. Случалось извлечь из застреленных тигров-людоедов сотни две игл дикобраза. Некоторые из этих игл имели больше 20 см в длину, а по толщине не уступали карандашу. Большинство игл засело в мышцах, немногие крепко застряли между костями (Корбетт, 1957). Был найден мертвый взрослый тигр с печенью и легкими, проткнутыми во многих местах иглами дикобраза (Бурльер, 1955). Очевидно, что и в Закавказье, Средней Азии и на юге Казахстана тигры могли получать ранения от этого грызуна.

Болезни тигра в естественных условиях не изучены. В зоопарках же он болеет всеми инфекционными болезнями, свойственными кошкам, а также другим видам плотоядных зверей.

В одном зверинце уссурийский тигр заболел сапом и погиб от этого заболевания на 13-й день. Заражение произошло от поедания мяса сапной лошади (Вышелесский, 1948). Тигры гибли также от пастереллеза, паратифа, чумы плотоядных и др. У двух тигров, добытых в юго-западном Таджикистане, в тонких и толстых кишках обнаружили по 5-7 ленточных червей (Taenia bubesei), ранее известных у африканского льва (Чернышев, 1953; раньше ареалы тигра и льва частично налегали друг на друга). Для этого хищника указана также Toxocara mystax (Мозговой, 1953). Токсоаскаридиоз часто наблюдается у тигров в зоопарках. У амурского тигра найдено 4 вида гельминтов: Paragonismus westermanni, Physaloptera praeputiale, Dirofilaria ursi и Uiteinartasp. (В. Абрамов, 1962). С самки, добытой в Таджикистане 26 июня, собрано 339 клещей, относящихся к 4-м видам: Rhipicephalus turanicus (основная масса), Boophilus calcaratus (три экз.), Hyalomma detritum (семь экз.) и H. marginata (Чернышев, 1958). На тиграх в Приморье паразитирует клещ Dermacentor silvarum (Померанцев, 1946).

Конкурентом тигра повсеместно является волк. В Приморье известно, что там, где держится тигр, волков нет или их очень мало, и считается, что тигр уничтожает волков (Капланов, 1948; Г. Ф. Бромлей). Зная, с каким усердием тигр преследует собак, можно полагать, что так же интенсивно он охотится и на волков. Конкурентом тигра может быть и барс; как правило, эти кошки не живут поблизости друг от друга. Иногда по следам тигра идут в надежде поживиться остатками его трапезы крупный медведь и харза, а в Средней Азии - шакал, камышовый кот и гиена. На Дальнем Востоке в долине Арму был найден самец-изюбрь, загрызенный тигром и позднее зарытый бурым медведем в снег (К. Г. Абрамов). В Хабаровском крае в годы неурожая кормов (кедровые орешки и желуди) медведь мало жиреет, долго не ложится в берлогу и начинает чаще, чем обычно, нападать на кабанов и лосей, конкурируя таким образом с тигром. В подобных случаях медведь иногда отгоняет молодых тигров от их добычи (В. П. Сысоев).

К остаткам добычи тигра всегда собираются вороны и вороны. Мелкие хищники мертвого тигра не боятся; в 1950 г. в заповеднике "Тигровая балка" (Таджикистан) был найден труп тигра, объеденный шакалами.

Рис. 82. След тигра (самца), прошедшего по глубокому снегу, с отпечатком хвоста. Белобородовский ключ в Сихоте-Алиньском заповеднике (бассейн Сицы). Февраль 1968 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 82. След тигра (самца), прошедшего по глубокому снегу, с отпечатком хвоста. Белобородовский ключ в Сихоте-Алиньском заповеднике (бассейн Сицы). Февраль 1968 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)

Движение численности. Выше было отмечено, что за последнее столетие численность тигра повсеместно сокращалась, и в настоящее время он во многих частях ареала (Узбекистан, Казахстан) исчез совершенно или в них лишь заходит (Закавказье, Туркмения, Таджикистан, юго-восточное Забайкалье, Амурская область). Причиной быстрого снижения численности тигра было прямое преследование человеком и особенно его косвенное влияние (вырубание и выжигание лесов, в том числе тугаев, осушение, распашка и выжигание тростниковых займищ, сокращение численности диких копытных и другие факторы). Основной причиной гибели последних тигров в Казахстане были грандиозные пожары тростников в низовьях рек, уничтожавшие там в 30-40-х годах текущего столетия ежегодно в апреле-мае всю растительность (Слудский, 1950). Главным образом от пожаров тигры исчезли в низовьях Амударьи (Покровский, 1951). В Таджикистане численность их сократилась в результате быстрого освоения пойм рек (например, Вахша).

Когда в XIII и XVIII вв. в результате тяжелых войн сельскому хозяйству Средней Азии и Южного Казахстана был нанесен большой ущерб (было уничтожено большинство орошаемых полей и масса скота), численность тигров значительно возросла. Подобная же картина наблюдалась в Китае и Индии. Как только крупные социальные явления (войны, восстания, революции) нарушали экономику страны, сейчас же численность тигров начинала расти. Например, в Китае количество тигров значительно возросло в годы борьбы за освобождение этой страны, закончившейся в 1949 г.

Наряду с постепенным сокращением количества этих хищников наблюдаются и временные изменения их численности, вызываемые кочевками тигров и их гибелью при наступлении неблагоприятных для них условий, главным образом при недостатке кормов или трудности их добывания. Так, на Сихотэ-Алине в годы, урожайные на кедровые орешки и желуди, увеличивалась численность кабанов, а вместе с тем возрастало и количество тигров, которые прикочевывали сюда из Северо-Восточного Китая (Маньчжурии) и с Корейского полуострова. В Амурской области после массового падежа кабанов в 1955 г. тигры исчезли почти совершенно (Г. Модин).

Рис. 83. След трехлетнего тигра (самца) по мелкому снегу. Бассейн р. Санхобе, Сихоте-Алиньский заповедник. Февраль 1960 г. (фот. Г. М. Вейнгер)
Рис. 83. След трехлетнего тигра (самца) по мелкому снегу. Бассейн р. Санхобе, Сихоте-Алиньский заповедник. Февраль 1960 г. (фот. Г. М. Вейнгер)

В низовьях Амударьи заметное снижение численности тигров произошло после интенсивной эпизоотии чумы среди кабанов в 1938 г., погубившей более половины этих копытных. После выселения кабанов из дельты Амударьи в 1945 г. тигры там почти совсем исчезли. В отдельные годы замечалось увеличение численности тигров в тугаях правобережья Пянджа. Подобное явление произошло в 1936 и 1950 гг. В последний год местные охотники в течение 3-4 месяцев убили там четырех тигров. Отмеченное увеличение числа тигров связано с пожарами в тугаях левобережья (в Афганистане; Чернышев, 1958).

Рис. 84. Следы тигра на влажном прибрежном песке. Ур. Та-Чингоу, Судзухинский заповедник. Май 1965 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)
Рис. 84. Следы тигра на влажном прибрежном песке. Ур. Та-Чингоу, Судзухинский заповедник. Май 1965 г. (фот. В. Е. Присяжнюка)

Численность тигров может снижаться после очень многоснежных зим и продолжительных настов ранней весной. Как известно, в такие зимы взрослые тигры сильно голодают и даже гибнут от истощения (см. выше), но особенно сильно страдают молодые, которым тигрица не может добыть достаточно корма. Гибель тигров возможна от эпизоотий, возникающих среди кошачьих и других плотоядных.

Рис. 85. След тигрицы на обочине лесовозной дороги. Верховья р. Тудо-Ваку в бассейне Имана Сихоте-Алинь. Сентябрь 1967 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)
Рис. 85. След тигрицы на обочине лесовозной дороги. Верховья р. Тудо-Ваку в бассейне Имана Сихоте-Алинь. Сентябрь 1967 г. (фот. Е. Н. Матюшкина)

Таким образом, основными факторами, влияющими на численность тигра, помимо человека и его деятельности, являются климатические условия, от изменений которых зависит численность копытных - добычи тигра, и легкость их добывания, а также, возможно, эпизоотии.

Рис. 86. След тигрицы с тигренком Старая вырубка в истоках Улахе, Сихоте-Алинь. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)
Рис. 86. След тигрицы с тигренком Старая вырубка в истоках Улахе, Сихоте-Алинь. Декабрь 1969 г. (фот. А. Г. Панкратьева)

Полевые признаки. На быстром ходу тигр кажется однотонным, светло- бурым. Ходит обычно шагом, ступая почти след в след (рис. 82, 83, 84, 85). Длина шага 50-80 см, а у особо крупных самцов - до 100 см. При галопе длина прыжка 4-5 м, иногда больше. Если след имеет длину* 20 см и больше, зверь крупный; обычный след самца 16 x 14 см, самки - 15 x 11 или 12 см. По ширине отпечатка "пятки" и другим особенностям следа можно приблизительно определить 4 возрастных и половых группы тигров: 1) ширина "пятки" 10-15 см - взрослый самец с живым весом 200 кг и более; 2) ширина "пятки" 9-12 см - взрослая тигрица с живым весом 150 кг и более; 3) ширина "пятки" 6-8 и даже 9 см - молодой тигр в возрасте до трех лет, живой вес 70-120 кг, в редких случаях до 150 кг; 4) ширина "пятки" - 3-5 см - прибылой весом 30-60 кг (В. К. Абрамов, 1961).

* (Длина следа - от передней точки отпечатка самого длинного пальца до задней точки "пятки", т. е. заднего подошвенного мякиша (охотничье обозначение). Всегда имеется в виду след передней лапы, более крупный.)

У тигрицы след не такой круглый, как у самца, и отпечатки пальцев тоньше (рис. 87). У самца особенно выделяются толстые средние пальцы. Кроме того, пол прошедшего зверя довольно легко определить по оставшимся следам мочи. Самка мочится в одном месте, в результате на снегу образуется проталина, самец же опрыскивает мочой какие-либо выделяющиеся предметы - колоды, бугорки и т. д. Молодые самцы оставляют тоже довольно крупный след, но глубина его отпечатка невелика вследствие малого веса животного. Взрослый тигр шагает в полный шаг человека, у молодых шаг короче. Когда 3-летние тигрята идут по следам за маткой, их следы почти попадают в отпечатки ее лап, но когда они идут по снегу самостоятельно, отпечатки получаются сдвоенные. Частые следы игр также указывают на присутствие тигрят. По резкости отпечатков следов можно судить и о степени упитанности тигра. У хорошо упитанного зверя след четкий и глубокий, у тощих же особей отпечатки плоские, неглубокие, на "пятках" заметна морщинистость кожи (рис. 87).

Рис. 87. Схема следа передней и левой задней ног тигрипы; следы 149 Х 154 и 131 X 150 мм. Хребет Та-Чин-джан, Судзухинскпй заповедник. Весна 1947 г. (рис. Г. Ф. Бромлея)
Рис. 87. Схема следа передней и левой задней ног тигрипы; следы 149 Х 154 и 131 X 150 мм. Хребет Та-Чин-джан, Судзухинскпй заповедник. Весна 1947 г. (рис. Г. Ф. Бромлея)

Экскременты тигра встречаются в большом количестве недалеко от того места, где хищник ел свою добычу. Они черного или бурого цвета с остатками непереваренных частей добычи в виде шерсти, осколков костей и т. п. и имеют форму продолговатых вальков диаметром около 4 см с несколько заостренным задним концом. В случае преобладания в пище мяса и крови экскременты бесформенны и похожи на черную полужидкую смолу. Для экскрементов этого хищника характерен резкий долго сохраняющийся гнилостный запах. Поеди тигра узнают по разгрызенным позвонкам, трубчатым костям, а иногда и черепу крупных копытных зверей.

Голос тигра слышен редко даже там, где он обычен. Только во время гона слышится чаще. Обычно тигр издает протяжный звук, который довольно быстро повторяется и оканчивается тремя или четырьмя короткими звуками. Иногда слышится низкий горловой звук "а-оун" или "э-о-уну". В ярости зверь глухо рычит и издает звуки, похожие на кашель, с силой выдыхая воздух через раскрытую пасть (Байков, 1925). Кроме того, тигр издает иногда крик, который можно передать звуками "муук" или "пуук", похожий несколько на рев изюбра во время гона. Некоторые охотники и даже зоологи считают, что, издавая этот крик, тигр подманивает изюбров. В Индии в местах, где много самбаров, тигр будто бы подражает крику этих оленей, чтобы привлечь их к своей засаде (это мнение нуждается в проверке). Сытый и спокойный тигр подолгу мырлычет, а испугавшись издает своеобразный крик "вууф". На добычу нападает обычно молча. (А. С.).

Рис. 88. Остатки трехлетнего тигренка, убитого и съеденного бурым медведем. Заказник 'Шухи-Покто', Хабаровский край. 1956 (рис. Н. Н. Кондакова по фотографии Кривопуска)
Рис. 88. Остатки трехлетнего тигренка, убитого и съеденного бурым медведем. Заказник 'Шухи-Покто', Хабаровский край. 1956 (рис. Н. Н. Кондакова по фотографии Кривопуска)

Практическое значение

Когда тигров было больше, они наносили некоторый ущерб скотоводству. Например, пара тигров, жившая у р. Каратал (южное Прибалхашье), в 1905 г. убила около 30 верблюдов и 100 лошадей (Шнитников, 1936). Еще в 1929 г. в низовьях Или тигры уничтожили более 200 голов скота (Н. Ш., 1930). Один крупный тигр в Пархаре (Таджикистан) в 1938 г. за месяц уничтожил в колхозах 23 головы крупного и мелкого скота. Особенно сильно скот страдал от этого хищника на зимовках, расположенных в тростниках у рек. Тигры, обитавшие у р. Чу, нападали на зимующий скот, главным образом коров, реже верблюдов (Герн, 1891).

С приходом в Среднюю Азию русских, т. е. с середины XIX в., на тигров начали усиленно охотиться. Кроме того, вообще поощралось истребление тигра. Так, в 70-х годах прошлого века за убитого тигра выдавали премию 25 руб., а в начале текущего столетия - 50 руб. Даже еще в 1929 г. в Семиречье было издано специальное постановление об истреблении тигров. За убитого зверя была назначена премия 100 руб. и его разрешали добывать любыми способами. Все эти меры, а также другие причины привели к быстрому истреблению тигра. В 30-х годах и позже в Средней Азии тигр продолжал изредка вредить животноводству лишь в Таджикистане и в дельте Амударьи, но наносимый им ущерб был весьма небольшим. Раньше тигр иногда вредил скотоводству и на Дальнем Востоке: в июне 1869 г. в с. Троицком на берегу оз. Ханка в течение месяца он задавил 32 коровы и лошади (Пржевальский, 1870). В последние десятилетия и в этих местах тигр вредит животноводству крайне редко.

Сейчас вред, наносимый тигром охотничьему хозяйству, из-за его малочисленности практически не ощутим. Более того, все зоологи, изучавшие тигра на Дальнем Востоке в последние десятилетия, считают его в охотничьем хозяйстве полезным животным, так как там, где держится тигр, волков нет или их очень мало. Тигр загрызает мало копытных и не разгоняет их, как волки (Салмин, 1940; Капланов, 1948; Г. Ф. Бромлей).

Описан ряд случаев нападения тигра на человека в нашей стране в прошлом веке. Они относятся главным образом к Средней Азии (без Туркмении) и Казахстану, а также Дальнему Востоку. Обычно нападали звери, раненные самострелом, или при преследовании их охотниками, и лишь в очень редких случаях без повода со стороны человека. Все же известны случаи, когда в низовьях Сырдарьи тигр напал и растерзал женщину, шедшую за дровами, безоружного офицера, проходившего в июне через заросли тростников ("Верненский гражданин", 1880); известны случаи нападения тигров в низовьях Или на пастухов (А. М. Никольский, 1885). Нападения на людей на Дальнем Востоке отмечены в середине и третьей четверти прошлого века. Так, в 1867 г. на р. Цымухэ тигры загрызли 21 человека и 6 изранили (Пржевальский, 1870). В нашем веке случаи нападения тигров на человека без повода с его стороны у нас не было (Капланов, 1948; Абрамов, 1960; Г. Ф. Бромлей). В заповедниках, где теперь главным образом сохранились тигры, они для человека не опасны, так как тут на них не охотятся, а диких копытных достаточно.

Таким образом, настоящих людоедов, т. е. зверей, для которых человек, если не единственная и главная, то во всяком случае, регулярная добыча, в нашей стране нет и в обозримое время не было. Это связано как с относительной малочисленностью зверя, так и с обилием копытных в тех местах, где живут тигры. В Индии же звери, регулярно нападающие на человека, существуют и в наши дни, а в прошлом их было больше. В середине прошлого столетия в некоторых областях Центральной Индии тигры-людоеды были даже обычным явлением. Только в области Монулаони убивали по 200-300 человек в год и опустошали целые деревни (Жердон, 1874). Даже в 1924 г. в Британской Индии погибло от тигров 603 человека (К-ли, 1926). Одна тигрица убила в Непале около 200 человек, а в Кумаоне - за четыре года, пока не была убита сама,-еще 234. (Андерсон, 1964). В центральных частях Индии в последние десятилетия от тигров ежегодно погибало до 50 человек (Бертэн, 1954).

Тигры-людоеды - это, как правило, звери, которые вынуждены кормиться несвойственной им добычей - человеком, потому что не могут охотиться на здоровых сильных животных. "Причиной такого перехода, в девяти случаях из десяти являются раны, а в одном случае - старость" (Корбетт, 1957). Рана может быть результатом неудачного выстрела охотника или же следствием нападения хищника на дикобразов.

В Китае о нападениях на дровосеков и ямщиков известно в провинции Гирин (Байков, 1925). Были случаи, когда тигры заходили в хижины и уносили из них взрослых и детей. Однажды тигр в лесу напал на трех крестьян и всех убил, но трупы есть не стал. На юге страны тигры за короткое время умертвили 60 человек (Аллен, 1938). В Китае нападения тигров на людей имели место и в последние годы - в провинции Юньнань еще в 1949 г. (А. А. Слудский).

Тигр - ценный пушной зверь, но в настоящее время значение его шкур в пушных заготовках ничтожно. По всему Советскому Союзу до запрета охоты на него ежегодно добывали всего около 10 зверей, шкуры которых к тому же оседали обычно у населения; 3-4 убивали в Таджикистане и 5-8 - на Дальнем Востоке. К заготовителям же здесь попадали 1-4 шкуры (Г. Ф. Бромлей). И раньше большинство шкур оставалось у населения или скупалось любителями. Из Киргизской степи через дистанции (таможенные. - А. С.) Петропавловскую, Пресногорьковскую, Омскую и Коряковскую за 1857-1861 гг. было вывезено всего 3 шкуры тигра, тогда как убивали их в то время ежегодно десятками (Красовский, 1868).

Количество шкур тигров, добываемых в пределах СССР, по отношению к мировой добыче невелико. Так, ежегодную мировую добычу шкур тигра с 1807 по 1910 г. определяли в 500 штук (Каплин, Иванов, Патушенко, 1955), в тоже время до 1914 г. на русские ярмарки в год поступало всего 30-50 шкур. В 20-х годах текущего столетия в Советском Союзе добывали около 60 тигров, в том числе 2-3 ловили живьем (Соловьев, 1926). В эти же годы в Амурской и Приморской губерниях ежегодно добывали 25 зверей, в Корее - 25 и в Северо-Восточном Китае - 50-60 тигров (Байков, 1925). На мировом рынке особенно ценятся шкуры амурского тигра.

Высокие цены на шкуры тигра - одна из причин усиленной охоты на него. Так, если в 1760 г. крупная шкура тигра в Оренбурге стоила 13 руб., средняя - 8, мелкая - 5 (Рычков, 1762), то в начале текущего столетия в Средней Азии уже 100 и более рублей (Зарудный, 1915), и даже до 200 руб. Еще дороже продавались шкуры дальневосточного тигра. В Приморском крае шкура тигра стоила в 1886 г. 70 руб., а в 1895 - уже 100-200 руб. (Силантьев, 1898); в то же время шкуры соболей продавали по 5- 25 руб. В 1927-1928 гг. на Дальнем Востоке шкура тигра ценилась от 300 до 500 мексиканских долларов (Байков, 1928). Современная заготовительная цена шкуры тигра в зависимости от сорта от 4 до 35 руб.

Неменьшую ценность, чем шкуры, представляли и туши тигра, которые еще в 30-х годах экспортировали в Китай, где их покупали для аптек. Китайцы и в Семиречье, и в Кульджинсксм крае охотно покупали и дорого ценили сердце и кости тигра (Герн, 1891). В 1929-1930 гг. на Дальнем Востоке тигровые туши принимались по 3 руб. 50 коп. за килограмм, а кости по 15 руб. за килограмм. В тоже время в Северо-Восточном Китае за 16 кг туши платили 10 мексиканских долларов (Байксв, 1928). Таким образом, охотник за убитого взрослого тигра иногда мог получить до 1000 руб.

В прежние годы на Дальнем Востоке добытого зверя не потрошили, а целиком замораживали и в таком виде отправляли в ближайший город. Зверя покупали китайцы и отправляли на внутренние рынки Китая, главным образом в Пекин и Тяньцзин.

Китайские медики особенно дорого ценили тушу взрослого самца и отдельные ее части. Из этих частей приготовляли лекарства, которыми лечили не только от различных заболеваний, но также от трусости, бессилия и т. д., делали талисманы. В середине прошлого века и казахи имели обыкновение отрезать когти у добытого тигра и пришивать их к платью детей, считая талисманом, который отгоняет от ребенка злых духов (Карелин, 1847).

Рис. 89. Молодой тигр, прижатый к земле 'вилашками' (фот. В. Г. Торопова)
Рис. 89. Молодой тигр, прижатый к земле 'вилашками' (фот. В. Г. Торопова)

Еще в 1958 г. в Китае скупали кости тигра, которые у одного зверя весят иногда до 30 кг. Особенно ценили кости лап, а главное - коленные чашечки (Слудский, 1966). Различные части тела тигра употреблялись и в корейской медицине. Мясо тигра китайцы и корейцы употребляют в пищу.

Тигров с древнейших времен ловили живыми и показывали в цирках или содержали в зверинцах. При императорах тигров в Риме показывали довольно часто. В средние века на Востоке дрессированных тигров применяли для охоты на крупную дичь (Симашко, 1851). В 1260-1280 гг. в Китае с тиграми охотился внук Чингисхана Хубилай (Кублайхан) (Марко Поло, 1955).

С древнейших времен в Закавказье, Средней Азии и Казахстане на тигров охотились из спортивного интереса и с целью истребления. В древнем Азербайджане, Армении и Грузии цари и знать устраивали облавные охоты, во время которых охотились и на тигров. Охота на тигров была очень распространена в период господства монголов. Монгольская знать и военные отряды специально преследовали тигров, совершенствуя военное искусство и воспитывая у воинов храбрость. В средние века монголы, как и многие другие народности, считали тигра сверхсуществом и боялись его (Греков, Якубовский, 1950).

После упадка крупных ханств охота на тигра тоже пришла в упадок, однако с приходом русских в Среднюю Азию в XIX в. она вновь приняла широкие размеры. Тигров начинают преследовать военные из пограничных частей, специальные "охотничьи команды" полков и отдельные охотники, главным образом офицеры. Выслеживание и добывание тигров (а также кабанов) помогало воспитывать у казаков и солдат смелость. Постоянная охота на Сырдарье за кабанами и тиграми имела превосходное влияние на дух местного гарнизона, она развила в солдатах отвагу и боевую ловкость, "привыкнув к борьбе с опасностями, они сделались неустрашимыми и впоследствии прославили себя во многих знаменитых битвах на Сырдарьинской линии" ("Верненский гражданин", 1880).

Казаки из гарнизонов на Сырдарье и Амударье охотились на тигров, настораживая ружья, или стреляли в выгнанного из зарослей зверя, сидя верхом на лошади, но иногда небольшие команды ходили на него в настоящую штыковую атаку. Почти каждая такая охота сопровождалась гибелью или ранением солдат и офицеров.

Местное население в Средней Азии на тигров охотилось, настораживая на тропе или у задранной им скотины "пружок" с ножом. Гибкий шест с привязанным к нему ножом притягивали к земле и настораживали таким образом, чтобы зверь, задев за симку*, освобождал шест и он, выпрямляясь, поражал бы зверя снизу ножом. На Амударье применялся крупный самолов типа северных кляпцов. В тугой ременный гуж вставлялся небольшой шестик, вооруженный остро отточенными ножами. Тигр, стронув насторожку, спускал гуж и шест с ножами бил его в бок. Казахи изредка устраивали из бревен кулемы, насаживая на давящее бревно гвозди и ножи. Все эти способы были, как правило, малоэффективны, и обычно зверь уходил раненым, но все же кляпцами добывали одного-двух хищников в сезон (А. И. 1888). Чаще тигров ловили крупными капканами с привязанными к ним потасками. Тигра, попавшего в капкан, достреливали из ружья.

* (Тонкая бечевка, применяемая при настораживании различных ловушек.)

Наиболее распространенным способом охоты на тигра было настораживание у остатков его добычи одного, чаще же нескольких ружей, которые стреляли, если он сбивал симку. Как и при описанных выше способах добычи, могучий зверь, попав под выстрелы настороженных ружей, на месте погибал редко а уходил раненым и становился опасным.

В прошлом веке казахи иногда добывали тигров путем отравления остатков его добычи ядом, получаемым из корней кшалы (Eminium Lehmanni), иногда зверя караулили у остатков добычи или на тропе в засидке, защищенной со всех сторон кереге -деревянными решетками остова юрты. Кереге крепились к кольям, прочно вбитым в землю. Из такой засидки тигра стреляли и, если он бросался на нее, его изнутри убивали копьем или просто большим ножом. Иногда казахи связывали три звена кереге, сверху прикрепляли палки, вершины которых скрепляли. На верх получившейся клетки привязывали кошму. В клетку заходило до десяти человек, вооруженных ружьями и холодным оружием. Они шли к логову зверя, неся над собой описанное защитное приспособление (Герн, 1891). Казахи охотились на тигра и верхом на лошадях, собравшись партиями в 30-40 человек, и убивали его стрелами из лука (Эверсманн, 1850).

Рис. 90. Тигрята связаны. Приморский край. Зима 1952/53 гг. (фот. Н. Назарова)
Рис. 90. Тигрята связаны. Приморский край. Зима 1952/53 гг. (фот. Н. Назарова)

На Дальнем Востоке охотники из местных народностей (удэгейцы, эвенки, орочи и др.) на тигра не охотились, считая его священным животным, и добывали лишь в исключительных случаях (см. ниже). В XIX в. русские добывали тигра, настораживая луки и ружья. На тигровую тропу или след клали приманку - убитого кабана или косулю. Чаще же приманкой служила собака. Вокруг собаки устанавливали несколько заряженных ружей (Кулагин, 1923). Раненные различными самострелами звери иногда нападали на преследовавших их людей. Реже зверей травили стрихнином.

Шкуры тигров шли на ковры и полости.

В Древний Рим живых тигров привозили из Персии и Армении. В XVIII в. в русские царские зверинцы зверей доставляли из Бухары (П. И. Рычков, 1762). В 1902-1906 гг. в Уссурийском крае уже были русские тигроловы. "Среди крестьян были и такие, которые ловили тигров живыми. При этом никаких клеток и западней не ставилось. Тигров они ловили руками, и связывали веревками" (В. К. Арсеньев, 1949).

Особенно большой спрос на живых уссурийских тигров появился в 20-х годах текущего столетия. В то время за взрослого самца платили 1000 фунтов стерлингов (около 10 тысяч золотых рублей) и за молодого до года - 100 фунтов. Спрос на живых тигров внутри страны и за границей существует и в настоящее время. За молодого уссурийского тигра в 50-60-х гг. платили до 500 руб. и больше. На международном рынке уссурийский тигр в середине 60-х гг. стоил около 4000 долларов, южно-китайский - около 3000 долларов. Большой спрос на живых тигров привел к тому, что в прошлом одно время ежегодно вылавливался почти весь молодняк.

Обычно группа охотников в 4-5 человек, найдя следы тигрицы с тигрятами, начинает преследование выводка, часто продолжающееся по нескольку дней. Близко подойдя к тиграм, охотники с криками и выстрелами в воздух пускаются в погоню за ними, стремясь отбить самку от тигрят, и гонят их так иногда 5-10 км. В результате погони более слабые молодые начинают отставать от матери, а та уходит вперед. За ней посылают одного охотника, который продолжает ее преследовать и пугать, от времени до времени стреляя вверх. Потеряв из виду мать, перепуганные тигрята сбиваются с ее следа и уходят в сторону. С этого момента по их следам пускают собак, которых до сих пор вели на поводках.

Собаки, пущенные по следу, быстро настигают тигренка и загоняют его под вывернутое с корнями дерево, валежник, в скалы и в другие укрытия. Подбежав к задержанному собаками зверю, охотники шестами с рогулиной на конце валят его на землю, прижимают к ней, связывают лапы ременными или веревочными петлями и надевают намордник, заготовленный заранее (К. Г. Абрамов, 1956).

Это обычный способ поимки тигра живым, но нередко зверя приходится брать иначе. Иногда остановленному зверю суют приклад винтовки, телогрейку или вещевой мешок, а пока он яростно на них бросается, другие ловцы наваливаются на зверя и, схватив его за загривок и лапы, прижимают к земле, после чего связывают (Шкляр, 1935; Реутов, 1957).

Поймав первого тигренка из выводка, оставляют одного охотника караулить его, остальные начинают преследовать других тигрят, пока не переловят весь выводок. Редко молодому зверю удается уйти от охотников. Так; группа приморских тигроловов с 1936 по 1957 г. обнаружила 17 выводков, в которых было 48 тигрят; из них поймали 45 (В. Абрамов, 1962).

О добычливости описанных способов ловли тигров можно судить и по следующим данным. С 1930 по 1940 г. только на Имане с притоками было поймано 40 тигрят и будто бы даже 9 взрослых тигров (Сысоев, 1955а). Известны охотники-тигроловы, поймавшие 21 и убившие 18 тигров (до 1935 г.). Один из тигроловов поймал за свою жизнь 36 тигров, другой поймал 16 и убил 8. Тигроловы из с. Лоумо с 1947 по 1955 г. поймали 24 тигра, из которых отдельные звери весили до 116 кг (тигрят ловят живыми до 3-летнего возраста включительно, когда они уже нередко весят более 100 кг).

В отдаленные времена среди народностей Дальнего Востока, а также в Китае, Вьетнаме, Японии, Монголии, Корее, Индии, Непале, Индонезии и других странах создался даже особый культ тигра. Изображения его наравне с изображением дракона были на предметах искусства во дворцах правителей, в фанзах земледельцев, в хижинах звероловов, на алтарях кумирен. На Алтае при раскопке Пазырыкских курганов, относящихся к V-IV вв. до н. э., найдено несколько реалистических изображений тигра, а также существ с туловищем тигра или его голе вей на теле орла или грифа (Руденко, 1953). Во дворце Тспрак Кала в древнем Хорезме найдены изображения тигров (Толстов, 1951). На Дальнем Востоке в лесах в честь тигра и для его умилостивления звероловы и искатели женьшеня воздвигали кумирни.

Рис. 91. Иероглиф 'ван да' (справа) великий владыка, и подобный ему темный узор на голове тигра (рис. Н. Н. Кондакова)
Рис. 91. Иероглиф 'ван да' (справа) великий владыка, и подобный ему темный узор на голове тигра (рис. Н. Н. Кондакова)

У китайцев, удегейцев и некоторых других народностей особый мистический страх и почитание вызывал тигр, у которого темный узор на голове напоминал иероглиф "ван да", что значит "великий владыка" (рис. 91). По поверью, в нем жила душа известного правителя, искупающего свои грехи. Раньше удэгейцы убивали тигра только в том случае, если он нападал на стойбище. Культ тигра (куты мафа) у этой народности примыкал к культу "хозяев" природы-тайги, вселенной. С тигром были связаны мифы тотемистического характера (Иванов, Левин и др., 1956). Культ тигра был ярко выражен и у орочей. Они убивали его только по законам родовой мести за растерзанных им сородичей. Особым почитанием тигр пользовался у нанайцев. С ним представители одного из родов связывали свое происхождение. Все эти поверья указывают на ту большую роль, которую тигр играл раньше в жизни народов Восточной Азии.

Тигр как памятник природы и истории имеет огромную научную ценность, которая с каждым годом увеличивается из-за быстрого исчезновения этого зверя. Как вредитель тигр теперь не опасен, не опасен он у нас и для человека. Очевидно, нужно принять все меры к тому, чтобы не допустить полного истребления тигра. К таким мерам относятся полный запрет охоты на тигра и сильное ограничение ловли тигрят по всей территории СССР. В Хабаровском и Приморском краях всякая добыча тигров полностью запрещена с 1947 по 1954 г. В 1954 г. временно разрешили- ловлю тигрят. В Приморском крае в 1956 г. стрельба и ловля тигров были запрещены в течение всего года и по всей территории края сроком на 5 лет. Тогда же за незаконную добычу тигра установлен штраф 5000 рублей (старыми деньгами). Еще раньше (1952 г.) в крае была запрещена охота на тигра. Запрет убоя и ловли тигров в Хабаровском и Приморском краях сохраняется до настоящего времени (1968 г.). Однако начиная с 1960 г. по специальным разрешениям выводки тигрят, хотя и в ограниченном числе, все-таки вылавливаются.

Меры по охране дальневосточного тигра дали положительные результаты. Сокращение его численности, наблюдавшееся в последний раз к началу 40-х годов текущего столетия, прекратилось на уровне около 120-140 особей (см. выше). В Таджикистане убой тигра в течение круглого года был запрещен лишь в 1957 г., но это запрещение опоздало.

Необходимо заключить международную конвенцию по охране тигра с пограничными государствами, в которых еще сохранился этот зверь (КНДР, Южная Корея, Китай, Афганистан, Иран). Нужно создать крупные заповедники для тигра в районах, пограничных с Корейской Народно-Демократической Республикой, Китайской Народной Республикой, Афганистаном и Ираном, расширить Сихотэ-Алиньский, Судзухинский и Супутинский заповедники (верховья Супутинки, берущей начало на хребте Дадянь-Шань в западных отрогах Сихотэ-Алиня). Необходимы заповедники в Биробиджане с целью охраны тигра в хребте Шухи-Покто, заказники в других местах, где еще сохранился тигр, для охраны в них копытных зверей, являющихся его добычей. Увеличению поголовья тигров может помочь и разведение их в наших зоопарках.

Выполнение перечисленных и других мероприятий позволит сохранить этого интереснейшего зверя в нашей фауне, в противном случае он через несколько лет будет истреблен совершенно.

Тигров охраняют и во многих зарубежных странах. В Китайской Народной Республике полностью запрещена охота на амурского тигра, населяющего северо-восточные провинции. В Корейской Народно-Демократической Республике также принимаются меры по охране тигра. В Индии тигра охраняют в заповедниках, а также в ряде долгосрочных заказников. В Бирманском Союзе тигра охраняют в нескольких долгосрочных заказниках. В Индонезии в заказнике в западной части Явы охраняется яванский тигр. (А. С.).

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, подборка материалов, оцифровка, статьи, оформление, разработка ПО 2001-2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку на страницу источник:
http://mur-r.ru/ "Mur-r.ru: Библиотека о кошачьих"